Дом из тумана

Tekst
10
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Дом из тумана
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

«Если в политике что-то происходит, можете быть уверены, что так оно и было задумано».

Франклин Рузвельт.

Большинство происходящих на наших глазах событий, так навсегда (или очень надолго) остаются для нас непонятными и непонятыми. Мы зачастую видим лишь то, что нам готовы показать сценаристы данного мероприятия. И с готовностью принимаем на веру предложенную нам версию происходящего. Именно её нам преподносят СМИ и телевидение – как единственно верную и правильную. Но верить современным средствам массового оболванивания – это всё равно, что строить дом из тумана. Нет, выглядит-то он вполне прилично… а вот попробуйте в нём пожить…

Позвольте представиться – первый лейтенант Джон Хаст, корпус морской пехоты США. Сколько-то там командировок в горячие точки, добрая дюжина благодарностей и поощрений от руководства. А при взгляде на "фруктовый салат"[1] любой новобранец тотчас же проникается уважением.

Так уж сложилось, что после целого ряда командировок во всякие там неприятные места, мне удалось выбраться оттуда живым и относительно невредимым.

А поскольку все дипломатические представительства США издавна охраняет именно Корпус морской пехоты, то и моё появление там не явилось чем-то уж особенно невероятным.

Работа там была… ну, не сказать, что особенно трудной. Не война – и то хорошо. Да и платили, в целом, очень даже неплохо.

Под моим командованием была группа морпехов, на которых возложили трудную задачу по сопровождению и охране различных…м-м-м… скажем так – курьеров. Чего уж они там и кому передавали – не наше дело. Мы отвечали за то, чтобы их никто не обижал. И в процессе этого приходилось частенько прикладывать увесистый кулак к чьей-то непонятливой наглой морде. Ясное дело, что представляться при этом сотрудником американского посольства – не самая хорошая мысль.

И я стал отыгрывать русского мафиозо – «братка». Брал уроки русского языка, консультировался со знающими людьми – и прокатило!

Русских в Европе традиционно боятся. Иногда – так и до мокрых штанов! Честное слово – сам видел. Правда, только один раз… но – впечатлило! И к тому есть все основания – их «братки» считаются одними из самых безжалостных и суровых парней.

Так бы оно всё и шло своим чередом, но пришлось как-то раз «закуситься» с какими-то реально отмороженными местными мафиозо – «каморрой». В перестрелке мы положили нескольких нападающих, а вот лично мою башку спас некий странный тип, внешне похожий на чикагского гангстера 30-х годов.

Вот тут-то всё и завертелось…

Спаситель мой, как оказалось, давно уже был на примете у местного криминала. И они очень сильно жаждали с ним по-свойски потолковать. Настолько сильно, что решились даже на то, чтобы меня похитить! Какие-то мафиозо – и офицер из охраны посольства! Вы представляете?!

Они, как стало вскоре ясно, этим вообще не заморачивались. Офицер, рядовой, американец или итальянец – им было наплевать.

Заплатили – сделаем!

И сделали.

На свою беду они чего-то там прохлопали, и в гости к нам неожиданно заявился тот самый «гангстер». Увы… хозяева этого визита не пережили… должно быть – от радости.

А я… я попал к руководству «гангстера».

Выяснилось, что Норман (так его звали) работает в некой суперсекретной организации, которая создана и вовсе в незапамятные времена.

«Гарвард-52»[2] – невероятно жуткая контора, которая организовывает производство и сбыт наркотиков по всему миру. Разумеется, во имя торжества демократии! А не ради презренного металла, как многие могли бы подумать. А кто у нас в мире самый демократичный?

Правильно – США.

Имя Директора «Гарварда» известно только президенту США. Думаю, что на этом круг осведомлённых лиц и заканчивается.

Все мы, сотрудники конторы, официально проходим службу где-то ещё. Я – в КМП, Норман, как оказалось, в прошлом был спецагентом ФБР. Скорее всего, там и числился до сих пор. Кто-то – в АНБ[3] или в армии… вполне возможно, что и в полиции.

Нас никто не видит – но мы повсюду!

Базы «Гарварда» разбросаны по разным странам и континентам. Есть всё – даже собственный флот (правда, маломерный…) и авиация.

Нас не судят обычным судом – существует собственная процедура дознания и судопроизводства. Своя разведка и контрразведка – спецотдел. У каждого из нас имеются документы разных стран и на разные имена. И много чего ещё есть…

Мне пришлось стрелять в полицейских – кое-кого из них я даже лично знал! Занимался слежкой, взломами и планированием различных операций.

В одной из них ранило Нормана – и он умер у меня на руках. А перед смертью поведал мне кое о чём…

Джейкоб Хаммерсмит (настоящее имя Дина Норманна) оставил мне жуткое наследство – флешку с записями. О делах «Гарварда» и его роли в них. Как оказалось, пресловутые башни-близнецы упали вовсе не по вине исламских террористов – моя контора отметилась и тут. А сам Хаммерсмит принимал в этом непосредственное участие – закладывал взрывчатку.

Да много чего там было и помимо этого…

Меня дважды пытались убить. В далёкой Москве и в солнечной Италии. Не скажу за русских (просто всего не знаю), но вот в Италии к этому оказались причастны мои сослуживцы. Я узнал одного из нападавших…

Я – солдат.

И всегда им останусь, куда бы меня не отправили.

А солдат может и постоять за себя!

Загородную базу «Гарварда» почти до основания снесли мощные взрывы – и виновных так и не нашли. Выжил только я. И то, только потому, что меня попросту не успели добить. (Ну, это версия следствия…)

А, выжив, оказался в центре внимания.

Как же – настолько удачливый персонаж!

И это заметили.

Блин… лучше бы не замечали…

Глава 1

– Сэр, команда на позиции, готовы к выдвижению, – прозвучало в наушнике.

– Принял, – отпускаю тангенту и оглядываю всё перед собою ещё раз.

На позиции они… угу… Ну, положим, я бы, на их месте с докладом не спешил… но – это их дело. Считают, что готовы – что ж, не стану мешать.

– Всем группам! Готовность – минута!

В рации наперебой звучат подтверждения – подтверждается готовность к выполнению задачи.

– Общая команда – начали!

В левом верхнем углу экрана загорается красный значок – пошла запись. Аналогичная процедура запущена и на аудиоканале. Сидящие в стороне техники вглядываются в экраны своих ноутбуков – стартовали ещё и дроны-наблюдатели.

Потом, когда всё это будет завершено, последует тщательный разбор всего происходящего – тогда-то и скажут своё веское слово записи переговоров и видеозаписи, сделанные стационарными камерами и дронами.

И кому-то здорово влетит – или я плохо понимаю происходящее! На моей памяти мало кто ухитрялся сработать так, чтобы это не вызвало бы аргументированной критики со стороны инспекторской группы. Мы всегда можем найти что-то, что выполняется не так – не в строгом соответствии с установленными правилами.

И не надо кидать в нас кирпичи!

Мы ни разу не нацелены на то, чтобы сделать жизнь проверяемых совсем уж невыносимой (хотя, иногда мне этого очень хочется…) – нет, такой задачи нам никто не ставил.

В инспекторскую группу я попал совершенно неожиданно для себя.

По выписке из госпиталя, даже не отгуляв (какое ёмкое русское слово!) положенного отпуска, я был перенаправлен в какую-то и вовсе Богом забытую дыру, на задворках нашей могучей страны. Честно говоря, в голову закралась мысль, что вот тут-то и возьмёт меня «в оборот» служба внутреннего расследования «Гарварда». (Можно подумать, что они не всё ещё с меня вытянули ещё во время лечения…)

Но – нет.

Дотошные парни из спецотдела к этому оказались совершенно непричастны.

– Ваша командировка сюда, Джон, вызвана острой служебной необходимостью – и не более того, – пояснил мне сложившуюся ситуацию начальник базы.

А он тут тоже не абы кто – целый полковник! Сэр Ирвинг Медоу – бывший заместитель командира базы Форт-Райли. Если кто не знал – так это именно там готовят наших бравых парней из подразделения сил специальных операций. И положа руку на сердце, я вынужден признать, что моих сослуживцев из КМП[4] они во многом существенно превосходят!

Так что полковник заслуженно считается очень серьёзным специалистом в плане боевой подготовки. Его авторитет поистине непререкаем!

– В последнее время, – прохаживается по комнате Медоу, – мы столкнулись с рядом непредвиденных сложностей. Всё группы сопровождения и негласной охраны готовятся очень тщательно, с учётом большинства конкретных случаев, когда нам приходилось сталкиваться со всевозможными противниками. Данные ситуации подробно разбираются на брифингах, где каждый имеет право задать любой вопрос по сути происходящего. Казалось бы – мы учитываем всё! Но… только за последние полгода потеряно убитыми более тридцати человек! И это – среди хорошо подготовленных профессионалов! Среди охраняемых лиц потери, разумеется, ниже… но и эффект от этого – просто несопоставим! Я уж и не говорю о раненых…

 

Со слов полковника получается следующее. Группа очень серьёзных профи, выходя на маршрут (который заранее неплохо изучен), предпринимает все, предписанные инструкцией, меры предосторожности.

Проверяют (в который уже раз!) все подозрительные места, изучают полицейские сводки, анализируют активность известных криминальных формирований и даже отдельных их представителей. В последнее время кто-то из членов группы находится на постоянной связи с базой, куда оперативно передаётся даже и изображение с нашлемных камер. И есть уже случаи, когда именно оператор на базе ухитрялся опознать по передаваемым изображениям подозрительных лиц – и оперативно вмешавшись, предотвращал наступление негативных последствий.

Так что – прогресс на месте не стоит! Казалось бы – теперь и потерь должно быть меньше? Ага… как же…

Их стало больше!

Почти вдвое, как минимум!

И никакая предварительная подготовка не помогает…

Вот эта проблема и заставила очень многих и многих неслабо напрячь оставшиеся ещё извилины головного мозга. Ну, я имею в виду тех, у кого там ещё хоть какие-то способности к мышлению сохранились…

А то развелось тут у нас… всяких.

На первый взгляд – всё круто!

Здоровенный мужик, рукава чуть не лопаются от накачанных мускулов. Внешне – вообще «сливай вода, туши свет», как говорят русские. Одним ударом кулака способен капот у джипа проломить!

Вот их-то, чаще всего и хоронят…

– Но, сэр… Я ведь не являюсь дипломированным инструктором! Разумеется, мне приходилось обучать своих сотрудников, да и солдат изрядно в своё время погонял… но…

– Вы же выжили, Джон? Да и потом… Я смотрел ваше личное дело – потери в вашем подразделении всегда были относительно невелики. То есть – командир не только смог уцелеть сам, но и своих солдат сберёг! Это, знаете ли, дорогого стоит! И, раз уж, на меня возложили ответственность за качественную подготовку наших сотрудников, то я сам могу определять – кто у нас тут инструктор, а кто – выпускник колледжа! Наличие диплома ещё никого от пули не уберегло, а вот боевой опыт – он многих спас! Я сильно сомневаюсь в том, что солдат в бою будет прикрываться красивой бумажкой…

Ну… что я тут могу сказать? Медоу – босс, ему виднее… если он считает, что я годен для данной работы, то возражать было бы несколько неразумно. Всё же «Гарвард» – не та структура, где принято оспаривать указания вышестоящего руководства. Но, по-видимому, на моём лице отобразились некоторые сомнения, и полковник это заметил.

– Хочу тебе сказать, Джон… ты ведь был в России, и близко общался с русскими коллегами, так ведь? И даже сумел вскрыть подготовку к нападению, которое замыслили какие-то нехорошие парни?

– Да, сэр. Мне удалось кое-что предотвратить.

– Так вот… – босс делает некоторую паузу. – Не скрою, в этом плане у меня возникли некоторые разногласия с некоторыми… скажем так, с коллегами. Я склонен полагать, что участившиеся в последнее время потери – есть следствие целенаправленной работы некоторых сил. Поверь, я знаю почерк очень многих наших…э-э-э… оппонентов. Так вот – это не они!

– А кто же?

Полковник задумчиво барабанит пальцами по столу.

– Я не встречал пока настолько скоординированных и в то же время, рискованных, действий. Откровенно говоря, всех наших противников можно условно разделить на несколько групп. Конкретные отморозки – полагающиеся исключительно на стрельбу и физическую силу. Этих – большинство. Есть и другие. Более-менее адекватные люди, умело рассчитывающие каждый шаг и тщательно планирующие свои мероприятия. Они могут нанимать первых – исключительно как грубую физическую силу.

– Пехоту, сэр…

– Да, так тоже можно сказать, – кивает Медоу. – Так вот, мы столкнулись с чем-то новым! Тем, чего раньше не встречалось. Очень качественная подготовка, продумывается, буквально, каждый шаг! Высочайшее мастерство непосредственных исполнителей, точная и быстрая стрельба и отточенное искусство рукопашного боя. В тех, разумеется, случаях, когда до этого вообще доходит… Никаких следов на месте стычек они стараются не оставлять, свидетелей зачищают безжалостно. Радиопереговоров практически не ведут, оружие используется каждый раз новое. Сегодня применяют АК, а завтра – уже «Хеклер-Кох». Тебе ли объяснять, что каждый ствол имеет свои особенности применения и использования? И опытный стрелок всегда это учитывает.

– Как я понимаю, сэр, возможность использования разных групп специалистов…

– Отпадает. Это одни и те же люди. Отсутствие конкретного почерка, если хочешь знать, тоже своеобразная визитная карточка.

Полковник берет со стола пульт, что-то там нажимает – и на экране большой плазменной панели появляется изображение. Обычная городская улица, небольшое кафе… ничего особенного.

– Стандартная операция – передача груза. Вы должны это хорошо знать…

Ещё бы… Сколько раз такие встречи приходилось проводить!

– Курьер – за столиком слева.

Присматриваюсь… ага, тогда вот этот человек, что сидит на стуле – охранник. Ну, да – расположился таким образом, чтобы контролировать подход к курьеру. И бортик слева – туда он, в случае опасности, укладывает охраняемого. Так…

– Схема охраны стандартная? Или усиленный вариант?

– Усиление не объявлялось. Сейчас камера снимет панораму – найдите сотрудников группы прикрытия.

Понятно… Стало быть – три двойки и старший группы, он, надо полагать, и снимал… Значит, где-то рядом расположены автомобили – основной и запасной. Двое членов группы – водители, один – телохранитель клиента. А трое на позиции прикрытия…

– Вот этот человек, сэр. Вот этот… – камера смещается в сторону, по-видимому, человек, который вёл съемку, поворачивается на месте. Ага, камера, скорее всего, скрытая, съемка идёт в автоматическом режиме. Значит, сделать наезд на интересующий объект не выйдет…

– И вот этот… по-моему…

– Почему вы так думаете?

– Он сидит так, чтобы спина была прикрыта фрагментом ограды. То есть – выстрелы с той стороны ему не страшны. Далее… тепло – но на нём легкая куртка. Прикрывает бронежилет. Явно правша – берёт чашку правой рукой. Но телефон – в левой! И подносит он его к левому уху.

– И почему же?

– А в правом ухе у него наушник от радиостанции… Прикрыт волосами, так что сразу и не разглядеть.

Короче, всех членов группы я нашёл. Кроме водителей – ну, это-то впрочем, понятно… они сидят в машинах. Просчитал и один из маршрутов отхода.

– Что ж, – кивает босс. – Всё верно! Сразу видно профессионала!

Я не задаюсь. Какой смысл? Правильно сделать свою работу – это моя прямая обязанность. Увидеть недостатки в чужой – это тоже мало похоже на какое-то там подсиживание. Слишком уж велика цена ошибки – это будет похуже увольнения… до него, в таком раскладе, ещё как-то надобно дожить! Уверен, что парни не будут на меня в обиде.

– Что ж… – Медоу останавливает просмотр. – Вопрос! Если бы вы планировали нападение – каковы были бы ваши действия?

– Цель нападения, сэр? Просто кого-то убить, захватить конкретного человека или груз? Что именно?

– Ну… В данном случае происходит передача денег – вы же видели у курьера характерный – и несомненно, вам знакомый, чемоданчик? Свидетели, как понимаете, не особо в таком случае нужны…

Прикидываю… ну, в принципе, понятно…

– Несколько светозвуковых гранат – прямо на террасу кафе. На какое-то непродолжительное время мы обеспечим отсутствие активного противодействия. Двое снайперов в прикрытие – если кто-то из охраны проявит ненужную прыткость. Атакующая группа – минимально три человека. Разумеется – все с предварительным изменением черт лица. Надо учитывать возможную видеозапись. Ну и отход необходимо должным образом подготовить – исключать возможность погони мы не можем.

Да, если бы тогда, в памятный день, подобные меры предосторожности предпринял бы покойный Норман… много чего не произошло бы вовсе. Да и я тут не сидел бы…

– То есть, определённое количество жертв вы допускаете?

– Да, сэр. Это, к сожалению, неизбежно. Я имею в виду гражданских, сэр…

– А! Тогда понятно… а то я уж, было, подумал…

– Операции редко когда проходят в безупречном соответствии с разработанными планами. Мы не можем исключить любых случайностей.

– Я читал ваше личное дело…

Полковник поднимается с места и, сделав пару шагов, достаёт из шкафа бутылку виски и пару стаканов.

– Выпьем…

Он плескает мне на два пальца янтарного напитка.

А хороший у него виски!

– Продолжим… – отставляет Медоу в сторону стакан.

На экране снова всё приходит в движение – идут люди, неспешно проезжает мимо автомобиль. Что-то меня в этом вдруг настораживает!

– Смотрите внимательнее, Джон.

Вроде бы ничего не происходит…

По-прежнему сидят на своих местах все члены группы.

– Смотрите за временем.

Слева, в верхнем углу, имеется таймер, на котором быстро сменяются числа.

– 14.27 – прекращён радиообмен. Никто из членов спецгруппы на связь более не выходил.

И никто из них не меняет позы…

Изображение дергается… и камера показывает землю.

– 14.28 – окончание записи старшего группы. Дальнейшая картинка взята нами с камер кафе и близлежащего магазинчика.

Другой ракурс съёмки – и совсем уже иное качество. Ну, да… тут за скрытностью никто не гнался.

Рамками обведены позиции сотрудников. И даже цифрами обозначено – где и кто сидит. Это уж явно впоследствии наложено…

– Сэр, можно ли дать увеличение изображения?

Босс протягивает мне пульт.

– Работайте!

Так, где тут у него что… ага!

– Посмотрите, сэр! Время – 14.26, объект номер два.

Полковник всматривается в экран.

– Ну… и что я должен увидеть?

Где тут у нас кнопки…

– Чашка, сэр. Она лежит на боку. А несколько секунд назад – стояла, как и положено.

Он некоторое время молчит, разглядывая стоп-кадр.

– То есть, вы полагаете, что…

– Сотрудник на позиции номер два был к этому времени уже убит. Или ранен. Но, во всяком случае, он уже не имел возможности как-либо реагировать на происходящее. Не каждый может сохранять невозмутимость, когда кофе стекает тебе на брюки.

Нажимаю кнопку, фильм идёт дальше.

Стоп.

Тот сотрудник, что сидел спиной к ограде, теперь откинулся на спинку стула – правая рука безвольно повисла вдоль тела. Так, похоже, что и он…

– Смотрите, Джон! Вот сейчас…

На экране видно двух человек. Широкополые шляпы, закрывающие часть лица, бороды и противосолнечные очки. Они неторопливо входят на веранду кафе, приближаются к столику, за которым сидят курьер и охранник. На экране эта часть веранды просматривается плоховато, и разглядеть что-либо более-менее подробно не удаётся. Минутная задержка – и оба вошедших неторопливо удаляются.

– Далее можно не смотреть. Полиция приехала через десять минут – когда официант увидел кровь на груди одного из посетителей. В живых остались только оба водителя.

– Как их убили?

– Девятимиллиметровые пули из бесшумной винтовки русского производства. В двух случаях пробили бронежилеты. А вот старшего группы застрелили пулей калибра 12,7-мм!

– Сэр, но выстрел из такой пушки услышали бы во всём квартале!

– Мягкая свинцовая пуля… Эксперты утверждают, что такой тип оружия им до сих пор не встречался. Так или иначе – но выстрела никто не слышал.

Однако… Что-то новое! Застрелить пятерых человек, всего за минуту… да так, что никто из них (между прочим, неплохо подготовленных спецов!) даже и не дернулся… Стало быть, и не заметил ничего? Да, выходит, что так… А тут ещё и такая жуткая пушка!

– Старший группы был в бронежилете? С какой же скоростью летела мягкая свинцовая пуля, если его пробило? Или его убило динамическим ударом?

– Да. Бронежилет у него имелся. В первый раз, кстати, он вообще не очень-то это любил. Уверял, что тот сковывает подвижность и вообще… Ему попали в горло – прямо над вырезом жилета.

– Ему, что – голову нахрен оторвало? Представляю себе выходное отверстие от такой «пульки»!

– Нет. Она прошла сверху вниз. И остановилась где-то в районе лопатки.

Что-то я совсем запутался… Сверху вниз? Он что, на корточки присел? Насколько я видел, там нет высотных домов! Спрашиваю у шефа, тот на какое-то время задумывается…

 

– Там повсюду дома в два-три этажа. Высотных зданий нет, самое ближайшее – больше, чем за пару миль…

– Сэр, но даже если допустить, что он в момент выстрела присел или нагнулся вперёд…

– Нет. Это было бы видно на записи. Он сразу упал на спину.

– Тогда выходит, что пуля ударила его спереди-сверху, так? Под углом градусов в тридцать или даже менее?

– Ну… да. И что?

Снова возвращаюсь к фильму и некоторое время гоняю картинку вперёд-назад.

– Тогда, выходит, что стреляли вот из этого дома. Три этажа. Ну, допустим, что с чердака или с крыши – неважно! Метров сто от кафе. Или даже меньше… И никто ничего не услышал? Какой бы там ни стоял глушитель, щелчок от выстрела такого калибра нельзя настолько заглушить! Что это за оружие, сэр? С кем мы здесь имеем дело?

– Вот это-то я и сам хотел бы выяснить… Словом, Джон, вам предстоит заняться ещё и этим вопросом. Это – не единственное нападение, которое имело место в последнее время. Правда, сделать запись удалось только сейчас – в предыдущих случаях она не производилась. Сами понимаете…

Понимаю. Не всегда целесообразно фиксировать на видео все подробности некоторых наших операций.

– Сэр, каков характер похищенного груза?

– Только деньги. Сам товар нападавших не интересовал. Пока, во всяком случае… Но вот почерк… он почти всегда один и тот же. Никакой громкой стрельбы и всяческих спецэффектов, типа взрывов и тому подобного. Тихо убирают всех, кто может оказать сопротивление или опознать нападающих, подходят и забирают деньги. Мы изучали видеозаписи с камер… в тех случаях, когда они там вообще имелись. Никакой пользы это не дало. Такое впечатление, что они знали об их наличии и старательно прятали лица, чтобы не быть опознанными. А в том случае, как в последний раз, приняли меры к тому, чтобы лица было бы невозможно идентифицировать.

Да, я видел – бороды и очки от солнца. По таким шикарным приметам можно задерживать каждого третьего бородача.

– Вы говорили, сэр, про рукопашные схватки… С кем и при каких обстоятельствах?

– В одном случае неладное заподозрил официант. Китаец, к тому же, неплохо владевший восточными единоборствами. Его «вынесли» за несколько секунд. Навернулся вниз с лестницы, и только по этой причине остался жив – его попросту не пошли добивать. Видимо, решили, что он и так помрёт. Во второй раз это был полицейский, зашедший перекусить. Этого срубили и вовсе походя. Понятно, что он никакой не эксперт по единоборствам, но кое-что в этом всё же понимает. Его спас бронежилет – отделался только несколькими сломанными ребрами.

Однако!

Представляю себе, какой же силы там был удар! Сломать ребра под бронежилетом… задачка нетривиальная!

11 Жаргонное название орденских планок, принятое в армии США.
22 См. «Тень на ярком солнце».
33 Агентство Национальной безопасности США – техническая разведка.
44 Корпус Морской пехоты США.