Делай что должен

Tekst
25
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Делай что должен
Делай что должен
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,44  25,95 
Делай что должен
Audio
Делай что должен
Audiobook
Czyta Иван Букчин
20,29 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– А если пришить их и убраться до приезда тревожки? – подал голос репликант у дверей.

– Можешь попробовать, – с вызовом ухмыльнулся Нэйв.

– Чего тут пробовать? – удивилась Свитари. – Яд ты уже выпил, антидот у нас.

Лицо Нэйва окаменело. О таком развитии событий он не подумал. Крайне слабым утешением было осознание того, что смерть сволочных сестёр от лап корпоратов будет долгой и мучительной.

– Сука… – Ракша вскочила со сжатыми кулаками, но дорогу ей преградил репликант.

– Да ладно вам, я пошутила! – жизнерадостно рассмеялась Свитари. – Видел бы ты своё лицо…

Грэм медленно выдохнул, успокаиваясь.

– Ты своей смертью не умрёшь, – пообещала Ракша, испепеляя Ри взглядом.

– Да я и своей жизнью не жила, – весело отмахнулась та.

Азиатка подняла руку, призывая к порядку.

– Чем мы можем навредить друг другу – понятно. Теперь нужно понять, чем можем помочь. О каком сотрудничестве речь?

Бросив ещё один свирепый взгляд на Свитари, Ракша вернулась на диван.

– Я хочу, чтобы вы помогли мне убрать Шеридана и вернуть Рама на должность коменданта города, – заявил Грэм.

– Он наведёт порядок в городе? – прямо спросил идиллиец. – Я мониторю поступающие вызовы – ваши люди уже начали вредить горожанам.

– Они такие же «наши», как и твои, – перебил его Грэм.

– Плоть от плоти Доминиона, – всё с тем же презрением добавила Ракша.

– Но Доминион настроен уничтожить их, а вы приняли Консорциум в Союз Первых, – напомнил Азил.

– Из двух зол выбирают меньшее, – отозвался Нэйв, не став вдаваться в подробности «союза» с Консорциумом и способах его достижения. – В общем. Гарантирую, что полковник Рам восстановит порядок, а эту мразоту живописно развесит на деревьях и фонарных столбах.

– Я бы посмотрела на этот артобъект, – мечтательно улыбнулась Свитари.

– Судя по тому, что вы пришли к нам – ваших людей в городе больше нет, – напомнила азиатка. – Что изменится со смертью Шеридана? Думаете, карательные отряды подчинятся вам в силу субординации?

Грэм недобро улыбнулся.

– Надеюсь, что нет, – сказал он. – Тогда мы получим полное право на их истребление. Как бунтовщиков, по закону военного времени.

Увидев недоумение на лице собеседницы, капитан продолжил:

– Понимаете, Шеридан сейчас занял пост законно. Чтобы собрать доказательства его вины – нужно очень много времени. Искать исполнителей, выбивать признание…

Нэйв взмахнул здоровой рукой, показывая объём работ.

– В общем, долго и муторно. – Он вздохнул. – Если же убрать Шеридана, всё упрощается: я с полным основанием освобождаю коменданта, и он принимает командование. Но для этого мне нужна поддержка, так сказать, верных штыков. То есть батальонов Союза.

Он ненадолго прервался, глядя, как идиллиец, вставив в рану на плече дренаж, накладывает повязку. Торчащая наружу трубка раздражала, но Грэм понимал, что иначе никак: он сам себе навредил, сходу залепив рану синтеплотью.

– Они, подчиняясь воинской дисциплине, не снимутся с позиций, пока жив Шеридан, – оторвавшись от созерцания дренажа, продолжил капитан. – А вот убрав его, я как офицер контрразведки получу право отдать приказ командирам союзовских батальонов ввести их части в город. Но корпораты не дадут сделать это: стоит мне объявиться в эфире, как меня тут же запеленгуют и пришлют ораву доброжелателей.

Азиатка едва заметно кивнула, соглашаясь с этими выводами.

– Уберут меня – всё пойдёт прахом: командование по старшинству примет кто-нибудь из замов Шеридана, – завершил свою речь Грэм.

– Мы можем выбраться из города и передать приказ кому скажешь, – подал голос репликант, что стоял за креслом Эйнджелы. – У нас достаточно навыков, чтобы просочиться сквозь периметр.

– Не пойдёт, – с сожалением отказался Грэм. – Во-первых, долго. Во-вторых, вы будете нужнее здесь, чтобы убрать Шеридана. Ну и в-третьих, вас с перепугу сначала пристрелят, а уж потом будут разбираться. Так что приказ передаст Ракша.

Та, удивлённая не меньше остальных, уставилась на Грэма:

– Я хоть и вырядилась как фея на детском утреннике, но крылья у меня пока ещё не отрасли.

– Ничего, – улыбнулся Грэм. – Зато крылья есть у твоих мохнатых приятелей с Тиамат. Которые в питомнике живут.

– Дроны уничтожат подобный объект, – напомнил репликант.

– Нет, – Грэм недобро ухмыльнулся. – Волк без всадника или предметов искусственного происхождения, которые при сканировании сойдут за оружие, для дрона просто зверюга, безвредная и бесполезная. Плюс на волках ошейники, отвечающие на запрос «свой-чужой». Такой же ответ даёт имплант Ракши.

– А что мешает отдать дрону приказ атаковать? – уточнил репликант. – Раз заметят нужный сигнал.

– Приказы дронам остаются у них в памяти и в архивах тактических компьютеров, в журнале приказов, – объяснил Нэйв. – Удалить их оттуда могут только офицеры контрразведки, у Шеридана же таких полномочий нет. А он не дурак, чтобы оставлять улики против себя.

– Значит, – подытожила азиатка, – нужно убрать Шеридана и доставить твою подругу в питомник. Где он, кстати, находится?

Грэм назвал адрес. Азиатка жестом подозвала репликантов и вместе с ними принялась изучать карту города. Нэйв заметил ряд алых точек – неподвижных и движущихся, – которые могли быть только отметками постов и патрулей карателей. Значит, доминионцы или имеют доступ к компьютеру комендатуры, или у них в Зеларе действует разветвлённая и эффективная агентурная сеть.

– Полагаю, у вас есть идея, где и как можно накрыть Шеридана? – азиатка перевела взгляд с карты на Нэйва.

– Да, – оправдал её надежды Грэм. – Шеридан всегда старается завоевать расположение своих подчинённых. Значит, устроит в честь своего повышения гулянку в лучшем ресторане города, куда пригласит всех офицеров карателей.

– Вечеринки – наш профиль, – недобро усмехнулась Свитари. – Ты ведь не будешь особенно расстроен, если мы отравим твоих корпоратских друзей?

– Не увлекайся, – остудил её порыв Грэм. – Главное – убрать Шеридана.

Свитари в ответ скорчила недовольную гримасу.

– Заходим, используем яд отложенного действия и уходим, – сказала Эйнджела. – Час-полтора – и он труп. К этому моменту мы уже будем в безопасном месте.

Репликант с сержантскими «уголками» на наплечниках кивнул, одобряя план.

– А я доставлю Ракшу в питомник, – подал голос Азил, укладывая инструменты в сумку.

– Хорошо, – кивнула азиатка. – Сержант.

Репликант вскинул голову.

– Обеспечить прикрытие обеим группам.

– Есть, – сержант вернулся к карте.

Азиатка обернулась к беглецам.

– Вы как насчёт душ принять и переодеться? – поинтересовалась она. – Чтобы не выделяться из толпы.

– Было бы неплохо, – охотно согласился Грэм.

Ракша превратилась в его молчаливую тень. Говорить с доминионцами она не хотела, как и выпускать напарника из виду, ожидая любой подлости от «хозяев дома».

– Ванная комната на втором этаже, по коридору налево, – махнула рукой азиатка. – Ри, покажи гостям.

– Да я даже спинку потереть могу, – она весело подмигнула Грэму и добавила, указывая на Ракшу. – Ей.

– Я тебе руки переломаю так, что сама себе спинку потереть дотянешься, – пообещала та в ответ.

– Какая-то она у тебя нервная и агрессивная, – пожаловалась Свитари, предусмотрительно держась подальше от Дёминой. – Ты недорабатываешь?

Нэйв успокаивающе положил ладонь на плечо Ракши и сказал:

– Эйнджи, уйми, пожалуйста, свою сестру, пока ей язык на шею не намотали.

Он без всякой эмпатии ощущал настроение Ракши. Её ярость и страх за приёмного отца требовали выхода, а языкастая полукровка так и напрашивалась на роль громоотвода. Удержать разъярённую Дану одной рукой Нэйв вряд ли сможет, а если дорсайка дотянется до Ри… Тогда, в лучшем случае, придётся забыть об участии Свитари в предстоящей операции.

– Ри, помоги Грэгу подготовить всё необходимое, – попросила Эйнджела, подходя к сестре. – А я провожу гостей наверх.

– С радостью, – фыркнула Ри. – Грэг всяко повеселее этой парочки.

С этими словами она развернулась и направилась к идиллийцу. Эйнджела же молча пошла вверх по ступеням. Беглецы последовали за ней.

– Извини, – виновато улыбнулась она, остановившись у двери в ванную. – Ты же знаешь Свитари.

– Я – да, – усмехнулся Грэм. – А вот Да… – он вовремя вспомнил, как Дана не любит, когда её называют по имени при посторонних, – …Ракша сегодня не настроена на пикировку.

Он пропустил дорсайку вперёд, сказав:

– Ты первая. Остынь чуть, а то со Свитари станется вернуться и испытать удачу.

Ракша окинула Эйнджелу мрачным взглядом, затем кивнула и скрылась в ванной.

– Рад, что вы в порядке, – улыбнулся Нэйв эмпату.

– Мне потребовалось для этого какое-то время, – вернула та улыбку. – А вы с Ракшей?..

– Ничего между нами нет, – понял намёк Грэм. – Дружим. Она… очень надёжная. Хоть порой по остроте языка не уступит Ри.

– Надёжные друзья – это важно, – согласилась Эйнджела, но Нэйву почудилось неодобрение в её взгляде. – Отдыхай, нас ждёт сложная работа.

Когда эмпат ушла, Грэм задумался: неужели Эйнджела почувствовала со стороны Ракши по отношению к нему нечто большее, чем просто дружескую симпатию?

– Как наши гости? – поинтересовалась Йонг, когда Эйнджела спустилась в гостиную. – Стоит ждать от них неприятностей?

– Не думаю, – ответила та.

– Ну, хоть это радует, – Йонг окинула взглядом репликантов и сказала: – Как корпоратские офицеры… – последнее слово она буквально сплюнула, – …начнут квасить – выдвигайтесь к заводу. Это лучший шанс его уничтожить. Нашим гостям об этом знать не обязательно.

Глава 4

Планета Идиллия. Город Зелар

Мытьё для Нэйва превратилось в настоящее мучение: бандаж на теле и дренаж в плече превращали привычную процедуру в нечто трудоёмкое. Ещё сложнее оказалось одеться одной левой рукой, и только гордость не позволила Грэму позвать на помощь Ракшу.

 

«Умная» ткань выданного доминионцами спортивного костюма моментально подогнала одежду по телу нового владельца, а гибкий сенсорный экран, встроенный в левый рукав, попросил выбрать желаемую цветовую комбинацию. Нэйв невольно хмыкнул: в Союзе подобную ткань разработали только пару лет назад, а серийный выпуск на Гефесте и Новом Плимуте вообще смогли запустить перед самой войной. И то всю произведённую продукцию пока отдавали на нужды вооружённых сил. Даже с присоединением Консорциума ситуация не изменилась: армия и флот росли, готовясь к войне уже с Доминионом, пожирая чудовищное количество ресурсов.

А у доминионцев – вон, вполне обыденная вещь. Наверное, ещё и недорогая. Такое вот ненавязчивое подтверждение мощи врага, с которым Союзу пришлось начать войну из-за чёртовых корпоратов.

Ракшу Грэм обнаружил в спальне: девушка сидела в кресле, собранная, словно сжатая пружина. Рядом на столике посверкивала полированной бронзой статуэтка, которую при желании можно было использовать в качестве дубинки.

– Что, кочерги не нашлось? – осторожно пошутил Грэм, усаживаясь в соседнее кресло.

– Оно и к лучшему, – мрачно улыбнулась Ракша. – А то я уже вставила бы её в задницу твоей злобной подружки.

Почесав подбородок, она добавила:

– Хотя ей это может и понравиться…

– Не реагируй так на её подначки, – посоветовал Грэм. – Ри нравится безнаказанно задевать тех, кто в другое время может свернуть ей шею. Отголоски прошлого. Может, поспишь, пока есть время?

Отдых Дане был остро необходим: в отличие от него, девушка обходилась без стимуляторов и теперь, после всех их приключений, вероятно, порядком устала. А ей ведь предстоит пробираться на ферму к волкам, а потом лететь к своим землякам.

– Не спится, – коротко ответила дорсайка. – Что будем делать?

– Спустимся к нашим гостеприимным хозяевам, – Грэм, не удержавшись, сунул руку под куртку и почесал зудящую рану. – Раз уж они такие щедрые… – капитан щёлкнул по воротнику костюма, – …то в такой мелочи, как свозить меня в город, точно не откажут.

– Зачем тебе в город? – подозрительно прищурилась Дёмина. – Решили же, что на волке лечу я.

– Да, – Нэйв подтянул к себе статуэтку и вперился в неё взглядом. – Надо максимально обезопасить дорогу к питомнику. Потому я отвлеку на себя внимание корпоратов – пусть думают, что ты погибла, а я слетел с катушек и не думаю ни о чём, кроме мести.

Лицо Ракши выражало умеренный скепсис:

– С чего им думать, что тебя так заденет моя смерть? Нужен повод правдоподобней.

Грэм воззрился на девушку с искренним удивлением:

– Ты что, не в курсе слухов о нашем с тобой романе? Две трети полка свято верят, что мы штаны натягиваем, только когда вылезаем из машины.

Ракша закрыла лицо ладонью и сокрушённо покачала головой:

– И откуда у людей зудящая потребность посудачить о чужой жизни?

Она вздохнула и тряхнула головой:

– Ладно, в кои-то веки от этих идиотов будет польза. Предположим ты, в лучших традициях тупых боевиков, помчишься мстить за меня. Как ты это провернёшь без брони и с ранением? И, главное, как после такой акции выберешься?

– Ну вот и пропросим наших добрых хозяев помочь в этом благородном деле. А если откажут…

Нэйв улыбнулся так, что даже Ракше на секунду стало не по себе: капитан словно перешагнул некую границу, оставляя мир живых за спиной.

– …то пойду один, – продолжил Грэм. – Повезёт – хорошо, проживу чуть дольше. Не повезёт – ты доделаешь работу. Нужно только донести до доминионцев мысль, что в случае моей смерти им потребуется убрать не только Шеридана, но и всех старших офицеров корпоратов, чтобы командование точно перешло к Костасу.

– Доминионцы и корпораты, убивающие друг друга… – мечтательно протянула Ракша. – Звучит настолько хорошо, что я даже перестала беспокоиться о твоём здоровье…

Посмотрев на Грэма, она вздохнула:

– Прости, плохая шутка. Я, когда волнуюсь, начинаю тупо острить.

То, что Дана за него волнуется, оказалось неожиданно приятно. Но задумываться над этим времени не было: перед ними стояли куда более важные задачи.

– Прорвёмся, – Нэйв поднялся на ноги. – Пошли, поговорим с нашими заклятыми друзьями.

Спускаясь в гостиную, Грэм ожидал чего угодно: кого-то из доминионцев, наставившего на него дуло пистолета; корпоратов, выследивших дом по его следу; развёрнутого оперативного штаба городской ячейки сопротивления… Но не этого.

На кресле спиной к лестнице сидел репликант без шлема. На подлокотнике, лицом к Нэйву, устроилась одна из Лорэй и с неописуемо счастливым видом поглаживала кончиками пальцев щёку искусственного солдата.

– О как… – только и смог сказать Нэйв.

Лорэй подняла на него взгляд и продолжила своё странное занятие. А вот репликант обернулся, продемонстрировав капитану знакомую тиаматскую татуировку на лице.

– Давно не виделись, сэр, – сказал воскресший мертвец, пока Грэм обалдело мрогал. – С повышением.

– С воскрешением, сержант, – справившись с удивлением, отозвался контрразведчик.

Ракша бросала любопытные взгляды на странную парочку, но вопросов не задавала. Ей лицо репликанта не сказало ровным счётом ничего. Ну, если не считать того, что перед идиллийскими феромонами, оказывается, не могли устоять даже биороботы.

Усевшись рядом с Даной на тот же диванчик, что и час назад, Грэм спросил у Эйнджелы, кивая на репликанта:

– И зачем ты солгала о его смерти? Я бы понял, если бы он участвовал в операции на Плимуте, но…

Не то чтобы Грэм ждал чего-то другого от Лорэй, он просто не мог понять, зачем ему навешали совершенно бессмысленную в той ситуации лапшу на уши.

– Я не лгала, – безразлично пожала плечами Эйнджела. – До недавнего времени я была уверена, что он погиб.

Грэм хотел было скорчить саркастическую гримасу, но тут его озарило: а как бы он сам вербовал Лорэй, учитывая их прошлое? Для вербовки нужен стимул, приманка. Для кого-то это деньги, а для кого-то месть. Причём не только за себя, но и за тех, кто дорог. А кто был дорог Лорэй, кроме друг друга? Ради кого они плюнули на свободу и – весьма вероятно – жизнь, пытаясь найти Грэма во время атаки лжедоминионцев на Эдеме?

Репликанты.

Ну а состряпать убедительную фальшивку о гибели искусственных солдат и грамотно скормить её сёстрам несложно. Особенно имея для этого все возможности. Потому Лорэй с такой охотой взялись за опасную работу на разведку Доминиона: в их жизни не осталось ничего, кроме желания отомстить.

Зато теперь у Нэйва появился крючок для перевербовки сестёр: пообещать им и репликантам смену личностей и гражданство Союза. Всем четверым, без каких-либо ограничений.

Отличный план. Если не считать того, что Грэм сам в положении, когда впору хвататься за любую соломинку.

– Что ж, – сказал контрразведчик. – Тогда я рад, что у вашей истории счастливый конец.

Судя по иронично приподнятой брови Эйнджелы, она ему не поверила.

– Грэмми, детка! – радостно воскликнула вошедшая в гостиную Свитари. – Признавайся, ты по мне скучал?

Сопровождавший её репликант смерил капитана неприязненным взглядом, но промолчал. Нэйв заподозрил, что причиной подобного отношения стала банальная ревность. Мелькнула шальная мысль поиздеваться над искусственным солдатом, но тут же пропала: во-первых, незачем плодить врагов на ровном месте, а во-вторых, ответка может прилететь по Ракше, которая тут вообще не при делах.

– Переживал, – честно сказал капитан. – Ваши… друзья в прошлый раз показали себя полнейшими паскудами. Рад, что хотя бы в отношении вас они поступили порядочно.

Во взгляде сержанта мелькнуло любопытство, а вот второй репликант явно успокоился, поняв, что Нэйв не претендует на его подружку.

– Мы им всё ещё полезны, – на удивление трезво оценила ситуацию Свитари. – Хотя нам долго делали мозг из-за того, что ты устроил на Плимуте. Что ты не поделил с нашей командой? Вроде так душевно сработались…

Свитари удивлялась так натурально, что, если бы Грэм лично не видел, как она убила собственного коллегу, поверил бы, не раздумывая.

– Видимо, я им не приглянулся, – хмыкнул Нэйв, принимая игру.

Понятное дело, что Ри не стала выкладывать своим боссам всю правду. В противном случае они с сестрой просто не дожили бы до этого дня. Ну а их нынешнему командиру подробности знать тем более незачем.

– Мистер Рид решил меня снять, – скаламбурил Грэм, намекая на личину фотографа, которой прикрывался доминионец. – Но хреново. Если он так же снимал своих моделей в студии – странно, что не прогорел сразу. Вот и пришлось его, а там и всех остальных… того. На ноль помножить.

Репликанты слушали молча, разглядывая контрразведчика со всё возрастающим интересом. Нэйв пришёл к выводу, что и они тоже не в курсе всей правды, иначе после слов о расправе над группой Рида в глазах сержанта не промелькнуло бы нечто, похожее на уважение. А вот на лице его собрата, обнявшего Свитари, появилось задумчиво-оценивающее выражение, словно искусственный солдат размышлял: стоит ли менять мнение о Нэйве или пока не спешить?

То, что разговор идёт, по сути, о совершённом Нэйвом предательстве, контрразведчика не волновало. Даже если доминионцы ведут запись – а так оно, скорее всего, и было, – они не смогут её использовать до конца боевых действий. Победят союзовцы – тогда выше Рама сведения не уйдут, а китежец и без того в курсе похождений Грэма. Ну а одержат верх доминионцы – будет вообще без разницы. Ибо им в руки живым Нэйв попадать не собирался.

– Но вот то, что ты спёрла у меня Халлека, – Нэйв жестом прокурора нацелил на Ри палец, – стоило мне миллионов нервных клеток. Он должен был отвечать перед судом за свои делишки.

– Поверь, – плотоядно улыбнулась Свитари, – он ещё будет тосковать о суде и законном приговоре. Но если ты вдруг надумаешь работать с нами – я поделюсь им с тобой.

Девушка подмигнула Грэму.

– Нет уж, спасибо, – вежливо отказался Нэйв. – Лучше уж вы к нам. У нас гарантии… понадёжнее.

– Ага, – рассмеялась Свитари, – в прошлый раз было о-о-очень надёжно, когда твой же босс лежал под корпоратами.

– Может, прервёте вечер воспоминаний и займётесь реальными проблемами? – вклинилась в разговор Ракша, которую все эти дела прошедших дней волновали мало. – Чего мы вообще ждём?

– Снижения активности патрулей, – сообщил репликант-сержант. – Ещё часок – и почти все переключатся на развлечения, можно будет выдвигаться.

– Многие уже начали, – донёсся из коридора голос Азила.

Пару секунд спустя идиллиец в компании азиатки, которую Нэйв для простоты решил звать по псевдониму, Джун, вошли в гостиную. На стол лёг планшет с развёрнутой интерактивной картой города.

В нескольких точках тревожно горели алые огоньки.

– Вызовы в службу спасения, связанные с развлечениями ваших корпоратских друзей, – сообщил идиллиец Грэму.

Капитан молча сжал челюсти. В памяти всплывали подробности из личных дел штрафников, которые Грэм изучал на пути к Идиллии. Убийцы, садисты, насильники – корпораты выкупали только таких. Оступившиеся и раскаявшиеся Консорциум не интересовали – только первосортные ублюдки, не желающие ничего, кроме продолжения своих «подвигов», ради которых их и выкупали. Так что Нэйв прекрасно знал, что сейчас творится в городе. И не собирался сидеть сложа руки.

Отвлечение внимания на себя – это была всего лишь удачная отговорка, в первую очередь для самого Грэма. Да, капитан прекрасно понимал, что не сможет спасти всех. Но хоть к кому-то успеет. Это лучше, чем сидеть и составлять список преступлений корпоратов.

Нэйв на миг отвёл глаза от карты и натолкнулся на взгляд Эйнджелы, по которому понял: эмпат чувствует его настрой. И одобряет.

Ободрённый поддержкой Грэм почувствовал тяжёлый взгляд сержанта. Тому, очевидно, не нравилось, что Нэйв смотрит на Эйнджи, и репликант без единого слова дал это понять.

Похоже, Лорэй в надёжных руках. Грэм искренне порадовался за неё.

В памяти всплыли слова Свитари: «Они нас отпустили, представляешь?» Жизнь полна причудливых противоречий: чтобы навсегда к себе привязать – иногда нужно просто отпустить.

– А это что? – Ракша указала на скопление белых точек в районе квартала удовольствий.

– А это столько ваших преследователей задержались в «Люксе», – хмыкнул Азил. – Временно небоеспособны и совершенно счастливы.

Грэм оценил россыпь красных и белых отметок. Скоро их число значительно увеличится, когда к «веселью» подключатся остальные каратели. Чего контрразведчик не собирался допустить.

– Добавлю немного остроты в их веселье, – с весёлой злостью сказал Нэйв. – Пока лейтенант Дёмина будет добираться до питомника, я отвлеку корпоратов на себя. Но мне бы пригодился напарник.

 

Добровольцев ожидаемо не нашлось.

– А вот сейчас было обидно, – нашёл в себе силы пошутить Грэм. – Ладно, пойду сам. Если мне не повезёт – надо убрать всех остальных старших офицеров корпоратов, чтобы командование точно перешло к Костасу Раму.

– Погоди…те, – подал голос второй репликант. – Вы серьёзно?

Вид у искусственного солдата был недоверчивый.

– Да, – просто ответил Грэм.

Репликанты переглянулись, затем перевели взгляд на азиатку. Та, в свою очередь, обернулась к идиллийцу.

– Я вам без всякой эмпатии скажу, что он туда попрётся и будет наносить добро и причинять справедливость, – ответила вместо Азила Свитари. – Это же Капитан Союз Первых. Только цветастое трико дома забыл.

Эйнджела и Грэгуар синхронно кивнули, подтверждая то ли слова Свитари, то ли состояние Нэйва.

– Не навоевались? – азиатка указала на раненую руку Грэма. – Капитан, с чего корпораты должны на вас переключиться?

Воспрянувший духом контрразведчик изложил ей те же аргументы, что ранее Ракше.

– Здравый смысл в этом есть, – протянула Джун, задумчиво наматывая локон на палец. – Но у нас уже все роли расписаны…

– Разрешите, – подал голос репликант-сержант.

Вопреки ожиданиям Грэма, он не поднялся с места в момент появления командира и ни на минуту не выпускал руки Эйнджелы из своей. Вид у штамповки при этом был… вызывающим. Как у куска скалы, нагло торчащего посреди оживлённой трассы.

– Говорите, – кивнула азиатка.

– Мэм, – продолжил сержант, не обращая внимания на репликанта-рядового, с театральным видом закрывшего лицо ладонью. – Если позволите – я пойду с капитаном Нэйвом. РС-355090 справится с прикрытием мисс Лорэй один.

Грэму показалось, что в словах репликанта звучит некий подтекст, понятный только Джун.

– Вполне может быть, – подал голос контрразведчик, гадая, что задумали доминионцы, – что Шеридан вообще откажется от пьянки, пока не прижучит меня.

Азиатка выдержала долгую паузу, тщательно взвешивая все аргументы, и наконец неохотно кивнула:

– Хорошо. Действуйте.

Ракша одобрительно кивнула. Как бы она ни относилась к доминионцам, прикрытие репликанта дорогого стоило.

– Эти двое нашли друг друга, – рядовой отнял ладонь от лица. – Капитан, ты точно дворняга? А то вы с саджем как из одного кувеза – оба торопитесь сыграть в ящик из самых лучших побуждений. Как те мушкетёры из древней книжки.

Это был самая странная похвала из всех, что слышал Нэйв. Если то была похвала. Грэм так и не разобрался.

– Азил сопровождает лейтенанта в питомник, а я координирую операцию отсюда, – завершила планирование командир диверсантов. – Если всё удастся – к полудню город снова будет под контролем коменданта Рама, и тот сумеет обеспечить безопасность гражданского населения.

– А я обеспечу вам почётный плен на офицерской гауптвахте, – добавил Грэм.

Ответом ему стали не самые дружелюбные взгляды.

– А может, ты затейливо изогнёшься и поцелуешь себя в зад? – выразила общее мнение Свитари.

– А может, ты заткнёшься и включишь мозги? – в тон ответил Грэм. – Даже если бы я захотел скрыть ваше присутствие в городе, это невозможно. О вас знает группа захвата, комендант, приказ о розыске Лорэй записан в базу данных и память дронов. Этого не скрыть. Да я и не собираюсь бездействовать, зная о диверсионной группе под боком.

– Дай нам уйти из города, – предложила Эйнджела. – Ты упустил нас из-за Шеридана, мы ушли в этом хаосе. Какой с тебя спрос? Честная сделка: мы тебе, а ты нам.

Нэйв ненадолго задумался. В принципе, что он теряет? Но…

Он посмотрел на Лорэй. Вот он, прекрасный момент для перевербовки.

– Нет, – Грэм откинулся на спинку дивана. – Я могу отпустить вас… – он посмотрел на Джун и Азила, – …потому что не в силах гарантировать вам безопасность. Вы явно кадровые, и потрошить вас будут без жалости. Сержанта с его подчинённым тоже: про них никто не знает. Но Лорэй я не отпущу. Они засветились перед камерами и перед солдатами. И их я могу в случае нашей победы отпустить, указав, что они действовали по принуждению.

– Чего?! – взвился репликант без татуировки. – А давай ты нам свою подружку отдашь, а?

Взгляд Ракши не обещал штамповке ничего хорошего.

– Ммм… – глумливо улыбнулась Свитари, обняв рядового. – Хочешь тройничок, милый? Мне нравится идея. У неё такие красивые глаза…

– На гауптвахте тебе устроят и тройничок, и что захочешь, – пообещала ей Дёмина. – Земляки не откажут, и глаза у них такие же.

– Она нравится мне всё больше, – умилилась Свитари и посмотрела на рядового наиграно умоляющим взглядом. – Давай оставим её себе?

– Потом позубоскалите, – прервала сестру Эйнджела. – Если это так важно – мы можем остаться.

На ней скрестились удивлённые взгляды.

– Нэйв прав, о нас будут знать все в Зеларе и толку от нас не будет, – спокойно пояснила Эйнджела. – Мы не бойцы и больше нигде не нужны. Ничего важного мы не знаем. Посидим спокойно на гауптвахте, если Грэм гарантирует нам безопасность…

Она внимательно посмотрела на контрразведчика, и тот без колебаний кивнул.

– …то это одно из самых безопасных мест на Идиллии. Если Союз победит – мы и так и эдак в плохом положении. Так, по крайней мере, капитан Нэйв остаётся при должности и замолвит за нас словечко. Если Союз проиграет – вы нас освободите. Сейчас важно не терять время на споры и торги.

На лице Свитари было написано недовольство, но она всё же нехотя кивнула, соглашаясь с мнением сестры.

Джун посмотрела на Грэма, затем на сестёр и вздохнула:

– Хорошо. Договорились.

Нэйв украдкой выдохнул.

– Но если ты соврал… – репликант без татуировки подался вперёд, словно перед прыжком, – …я тебя урою.