3 książki za 35 oszczędź od 50%

Антимаг. Часть 2

Tekst
Z serii: Антимаг #2
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Антимаг. Часть 2
Антимаг. Часть 2
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 26,08  20,86 
Антимаг. Часть 2
Audio
Антимаг. Часть 2
Audiobook
Czyta Владимир Хлопов
17,16 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 14

Каким чудом Лёха добрёл до склада – он и сам не понимал. В голове будто взорвался осколочно-фугасный снаряд: каждая мысль давалась мучительно, словно шаг босиком по битому стеклу.

Лука притаился в тени у склада. Завидев Стрижа, он неуверенно оглянулся и с явной опаской подошёл поближе.

Лёха кинул ему несколько грошей и приказал:

– Купи пару гусей. Живых. И принеси сюда.

Мальчишка, отведя взгляд, молча кивнул, собрал монеты и скрылся в темноте. Стриж посмотрел ему вслед, прошёл в незапертые ворота и толкнул дверь пакгауза.

Смердело внутри жутко. Похоже, демону нравился запах только «свежих» магов – никакого аппетита эта вонь не возбуждала. И слава богу.

Где-то в душе царапало чувство вины, но Лёха подавил его усилием воли. Сейчас надо спасать тех, кого ещё можно – Мию.

Морщась, он огляделся. Основной источник вони торчал посреди склада, посверкивая металлом там, где не был заляпан кровью. Его хозяйка обнаружилась в дальнем углу: сидя на ящике, девчонка настороженно наблюдала за пустотником.

Едва не рухнув на низкий сундук, тот с отвращением оглядел изгвазданную одежду. Благо, хватило ума купить вещей с запасом, чтобы было во что переодеться как раз в таких случаях. Заплечный мешок с пожитками лежал на чердаке, но Стриж не был уверен, что сумеет сейчас туда забраться.

Да и тут у него осталось важное дело.

Настало время объяснить «высокородной госпоже» правила работы в команде. Причём так, чтобы проняло даже сквозь дворянскую спесь и подростковую дурь.

Задача не из простых.

В тот момент, когда голем по приказу Лауры убил пацана, Лёха готов был тумаками вколотить в её тупую голову правила работы в команде. И необходимость выполнения приказов командира.

Но теперь, обессилевший после укрощения демона, вымотанный до предела, Стриж задумался был ли этот путь верным.

Он привык работать с профессиональными солдатами. Половозрелыми мужиками, добровольно избравшими такой путь и принявшими власть командиров над собой. Вряд ли такие же методы годятся для избалованной девочки-подростка.

Лаура с рождения привыкла, что ей подчиняются все, кто ниже по происхождению и социальному статусу. В «пищевой цепочке» этого мира Лёха был даже не пылью под её башмаками, а самим башмаком. Он – пустотник, расходник для магов. Всё равно, что аккумулятор для его смартфона. И он, Стриж, всерьёз бы охренел, если бы аккумулятор заговорил, начал качать права и учить его жизни.

То, что Лаура «привязала» его к себе без потери разума – невероятная удача. И вызвана она была не большой симпатией или добродушием девчонки, а необходимостью выжить в лесу. Имей графиня нужные навыки, или подходящих слуг – Лёха закончил бы также, как Миа. Ходил бы с пустым взглядом и веселил друзей новой хозяйки. Это было нормой в мире Лауры, нравится ему такой расклад, или нет. И то, что девчонка, пусть и в силу необходимости, снисходит до общения с кем-то, чей статус болтается где-то между собакой и вещью, – уже нехилый эволюционный прорыв.

Если представить ситуацию в привычных образах родного мира, Лаура – девочка-мажор, вдруг оказавшаяся в трущобах без брата, папы или охраны. И чтобы вернуться домой, она вынуждена якшаться с бомжом, который ещё и пытается ею командовать.

Но так уж вышло, что в этом мире от «бомжа» зависит её жизнь. А значит нужно найти способ донести до графини мысль о командной работе.

– Скажи, – Лёха снял изгвазданный жилет и положил рядом. – Зачем ты это сделала?

Скрестив руки на груди, графиня с вызовом уставилась на него.

– Он слишком много узнал, – сказала она. – Как думаешь, что было бы, расскажи он обо мне, о том, что ты выжил после смертельного удара…

– Хрен с тем, что он знал, – перебил её Стриж. – Почему ты даже не посоветовалась?

Устало помассировав веки, он продолжил:

– Если мы работаем в команде – то, чёрт подери, не должны делать что-то, даже не поставив друг друга в известность.

– Я пыталась, – вздёрнула подбородок Лаура. Виноватой она себя явно не чувствовала. – Но ты повторял, что не убиваешь детей. Тебе и не пришлось убивать. Я сделала всё необходимое сама.

Несмотря на отважный вид, в сторону каморки с её кошмарным содержимым девчонка старалась не смотреть. Но взгляд время от времени всё же замирал на двери и вытекшей из-под неё крови.

– Сделала за меня… – криво усмехнулся Стриж. – А тебя кто-то просил об этом? Делать что-то за меня?

То, что вызывало ярость и жажду разрушений несколько часов назад, теперь порождало лишь горечь. В каком-то смысле Лёха был даже благодарен демону за истощённое состояние: веди он эту беседу в силе – орал бы на девчонку так, что разговора бы не вышло.

– Он был опасен для меня, пока жив, – неожиданно жёстко сказала графиня. – Да и для тебя тоже. Он видел, что магия на тебя не действует. И, конечно же, рассказал бы об этом любому, кто заплатит хоть грош. Как думаешь, что они подумают? Что ты – неведомое чудо природы, которое нужно поймать и распотрошить, или что я нарушила закон и сохранила разум своему пустотнику?

– Вот это ты и должна была сказать, а не делать по-своему, – устало сказал Лёха.

Перед глазами поплыло и он осторожно сполз на пол и упёрся в сундук спиной.

– Что для тебя выбор простой – или мы, или он, – после паузы продолжил Стриж. – Потом дать мне время подумать и принять решение. А оно у меня было. Мы могли просто оставить его в той каморке с запасом еды и воды. А потом доставить в твои земли с караваном. И уже в своём графстве ты бы придумала в какую задницу его отправить отрабатывать грехи. Есть же у вас способы перевоспитания малолетних преступников? Дальние гарнизоны, военные школы, что-то ещё? Но ты предпочла простой и кровавый выход.

На лице графине читалось искреннее удивление.

– Зачем всё это? Зачем сохранять ему жизнь, когда проще и надёжнее – убить?

– Потому что мы – люди! – зло рявкнул Лёха и почувствовал, как мир закружился перед глазами.

Девчонка молчала, но разглядеть её лицо он уже не мог – то казалось размытым пятном. Как, впрочем, и весь мир.

– Знаешь, – хрипло сказал он, – у меня дома всё иначе. Такого, как у вас, нет. Для меня это всё – седая старина. Даже короли в моём мире остались лишь в паре-тройке стран. И то не правят – так, для красоты, подчеркнуть древность государства и незыблемость традиций. Магия – вообще сказка. Вместо магии у нас техника.

– И зачем ты мне это рассказываешь? – подозрительно спросила графиня.

– Затем, что если мы работаем вместе – то надо знать хоть что-то друг о друге, – объяснил Стриж. – Понимать мотивы тех или иных поступков. А какое-то время нам лучше работать вместе. Ты ведь не просто так не обратилась к городским властям за помощью. Да и к людям своего отца не пошла.

– Я говорила, что не знаю, кому из них платит Гарм, – напомнила девчонка. – И за нашим торговцем его люди точно следят днём и ночью ожидая, что я к нему приду.

– И правильно, – осторожно кивнул Лёха. Движение отозвалось головной болью. – Зато ты точно знаешь, что Гарм не платит ни мне, ни Мие. И что нам можно доверять – тоже должна была уже усвоить. Мы не бросили тебя в лесу, дотащили до лекаря, оплатили лечение. Ни я, ни она не побежали продавать информацию о тебе местным властям, людям Гарма, или ещё кому-то.

Чтобы не смотреть на цветные круги, он закрыл глаза. Полегчало.

– Вы просто понимали, что не выживете без меня в чужом мире, – упрямо возразила девчонка. – И твоя подруга это доказала собственным печальным примером.

Напоминание о том, что случилось с Мией вызвало злость, но Лёха унял её. Нужно говорить, а не злиться. И, если не получится добиться понимания и послушания – просто уйти, оставив соплячку наедине с её проблемами и гонором. А со спасением Мии он справится и в одиночку.

Обязан справиться.

– На тебе свет клином не сошёлся, – сказал он. – Как видишь, без тебя я выжил в трущобах.

– Тебе помог этот бродяжка, – презрительно бросила девчонка.

– Помог, – Лёха отодрал от рубашки высохший кусок грязи и отбросил в сторону. – А помог бы он тебе, высокородная госпожа? Или убежал, пользуясь тем, что твоё бессознательное тело обдирают его враги?

Лаура промолчала.

– Я и один справлюсь, – сказал Стриж. – Дома я был офицером. Не знаю, существует ли у вас такое понятие, уж извини. Я командовал солдатами, обученными для войны. Меня пять лет обучали тому, как выжить в любых условиях и сохранить жизни своих людей. Даже в самых невероятных. По опыту войн таких страшных, какие твой мир, надеюсь, не увидит.

Открыв глаза, Лёха облегчённо выдохнул: мир снова обрёл чёткость, а он – возможность нормально видеть.

– Даже здесь, в чужом городе, я не пропаду, – продолжил он. – Вернусь в трущобы и начну собирать информацию, которая поможет выжить, спасти Мию и стать чем-то большим, чем просто оборванец. Из трущоб это делать проще – там работает право сильного.

Он осторожно размял шею и отметил, что головная боль отступает. Медленно, но всё же.

– И Мию я вытащу потому, что она из тех, кто своих не бросает, – глядя в глаза Лауре сообщил он. – На кого можно положиться, понимаешь? Ради таких людей рискуют жизнью. Ради своих. Ты же предпочитаешь оставаться высокомерной своевольной девчонкой. Не быть своей, но при этом командовать. Может, в твоих землях это и работает, но не здесь. Не со мной. Ты либо унимаешь свой гонор и работаешь в команде, либо мы расходимся каждый в свою сторону.

Лаура с ногами залезла на сундук, завернулась в плащ и исподлобья мрачно смотрела на Лёху. Только голему было плевать на всё – стоял и вонял, посверкивая драгоценными камнями сквозь прорези в забрале.

– Если меня убьют, – наконец сказала она, – ты станешь обычной пустышкой. Законной добычей для любого мага.

– Есть такой риск, – не стал отрицать очевидное Стриж. – Но риск – неотъемлемая часть моей прошлой жизни, так что в этой, считай, ничего особенно не поменяется. Но ты теряешь куда больше – жизнь.

 

С улицы донёсся пьяный рёв, долженствующий изображать пение. Кто-то из пьянчуг, споткнувшись, смачно выматерился и голем тут же повернулся на звук. Стриж готов был поклясться, что магический Шрайк разочарованно вздохнул, уяснив, что тревога ложная.

Стриж вновь надел жилет и зябко поёжился. Скорее бы уже Лука принёс жратву для долбаного демона, а то так и окоченеть недолго.

– Ты почти ничего не знаешь о моём мире, – напомнила графиня. – Я не пыталась учить тебя, как выживать в лесу, но ты постоянно рвёшься принимать решения о том, чего до конца не понимаешь. Ставишь своё слово выше моего, хотя не видишь картины в целом. Требуешь доверять твоим решениям, но при этом не думаешь посоветоваться со мной.

– И я был не прав в этом, – без колебаний признал ошибку Лёха. – Проблема в том, что твои советы обычно учитывают только твои интересы. Тебе даже на Мию плевать. Вспомни, как ты убеждала меня забыть и оставить всё как есть. И так всегда. Большинство твоих советов сводятся к тому, как сделать лучше тебе и только тебе. Решила сбежать из лагеря Гарма? Плевать на служанок, которые там остались. Миа в беде? Плевать, сама виновата. Меня сожрёт изнутри демон? Сам дурак, нечего было лезть куда не следует. И всё у тебя так.

Судя по виду, о содеянном девчонка не сожалела.

– Знаешь, что отличает лидера? – спросил Стриж.

– Знатность рода и должность, которую он занимает, – сверкнула глазами Лаура.

– Лидера отличает забота о его людях, – покачал головой Лёха. – И пока ты это не усвоишь – твои потуги командовать ничего не стоят.

Он поёрзал, устраиваясь поудобней, и мысленно поторопил Луку. Есть хотелось зверски.

– Ты права, я без понятия чему тебя учили, – продолжил он попытки достучаться до графини. – Может всё, к чему тебя готовили – это стать женой наследника союзного рода, укрепить политические связи, да делать всякие полезные артефакты вместо солений и варений.

Судя по тому, как помрачнела девчонка – он был близок к истине.

– Но ты перечеркнула этот путь, – продолжал Стриж. – Сама. И я тебя за это уважаю. Надо иметь храбрость, чтобы сбежать ночью в лесу посреди битвы с жуткими тварями.

Похоже, похвала стала неожиданностью для Лауры. Она бросила на Лёху удивлённый взгляд и, кажется, даже немного покраснела.

– Ты поставила цель и пошла к ней, – развил успех тот. – Может, не слишком умно – неплохо было бы прихватить с собой еды, и выбрать одежду поудобней. Может эгоистично, не подумав о служанках. Но кто совершенен? Вопрос в том, будешь ли ты учиться и меняться, чтобы достичь своей цели. Ты сейчас не краса и гордость дома Кречетов, невеста всем на зависть. И цель у тебя – не замуж выйти, а добраться домой, не попав в руки врага. И в компании у тебя не фрейлины, компаньонки и служанки, а я. И со мной не получится так, как ты привыкла, понимаешь?

К его немалому облегчению графиня, помедлив, всё же кивнула.

– У нас общая цель – выжить, сохранить команду в целости, и добраться до твоих владений. Ты вряд ли справишься сама, – девчонка возмущённо вскинулась и Стриж успокаивающе поднял ладонь. – Не потому, что недостаточно сильна или умна, а просто потому, что у тебя нет подобного опыта. А цену ошибки ты сама прекрасно представляешь. Нам с Мией твоя гибель тоже ничего хорошего не принесёт. Мы станем мишенью для магов, да и меня рано или поздно сожрёт демон. Так помоги мне вытащить нас из всего этого дерьма, а потом, дома, можешь снова превращаться в надменную графиню.

То, что Лаура молчала, внушало умеренный оптимизм. Значит задумалась. Стриж её не торопил, вновь прикрыв глаза. Ему сейчас нужны еда и отдых. Кажется, он даже успел задремать, когда девчонка сказала:

– Хорошо, я буду считать тебя кем-то вроде командира охраны, приставленной отцом, но только при условии, что ты не будешь отмахиваться от моих слов, как сегодня.

– Договорились, – согласно кивнул Стриж.

Где-то неподалёку возмущённо загоготали гуси и он ощутил, как заломило челюсть, а рот наполнился слюной. При мысли о том, что птицу придётся есть живьём к горлу подкатил ком, но Лёха упрямо сжал заострившиеся зубы. Лучше уж гуси, чем человечина.

Но перед тем, как накормить демона, Стриж собрал останки мальчишки, отложив кое что в качестве послания Лисе, и вынес во двор, где их, по его просьбе, испепелила Лаура. Девчонка явно считала это бессмысленной тратой магических сил, но возражать не стала. Может, не хотела нарушать хрупкий мир, а может, просто поняла, что лучше так, чем вдыхать вонь.

Лёха молча стоял над пеплом, размышляя о цепочке решений, что привели его к этому моменту, а затем вернулся на чердак, где его уже ждали гуси.

Прошлого не вернуть и всё, что он мог – подготовиться к спасению тех, кого ещё можно спасти.

Остаток ночи провели, составляя план операции по освобождению Мии. Лука, отмыв кровь и очистив голема, забылся тревожным сном. Сегодняшний день явно добавит мальцу кошмаров.

В качестве рабочей версии Лёха принял идею Лауры использовать её в качестве наживки. Беглянка, ослабевшая после применения магии без «батарейки» и ищущая надёжную охрану – вполне пристойный повод для найма. Стрижу мысль светить графскую дочку не нравилась, но быстро придумать что-то получше он не сумел.

«Узких мест» у плана хватало. Исчезновение ученика заставит Лису напрячься и, с большой вероятностью, залечь на дно до выяснения. И в этом случае она вряд ли возьмётся за странный анонимный заказ. Почему именно Лису хотят видеть в качестве охранницы при её-то специализации? Этот выбор нужно как-то обосновать, а заодно мотивировать на побег из города.

Идея родилась из старой байки об Артуре Конан Дойле. Как-то Лёха читал, что знаменитый писатель решил пошутить и послал десяти членам палаты общин с безупречной репутацией одну и ту же телеграмму: «Все раскрылось. Бегите». Наутро ни одного из них уже не было в Англии.

Стриж мог поспорить, что Лиса знает за собой столько грехов, что не усомнится в реальности угрозы. Особенно, если к сообщению приложить часть тела пропавшего ученика.

Подавив отвращение от собственного плана, Стриж попытался поставить себя на место Лисы. Вероятно она и прочие наёмники уже получили ориентировку на девчонку, которую ищут Змеи. Скорее всего без имён – велик шанс, что в этом случае кто-то сочтёт, что Кречеты заплатят за информацию больше.

Ночь у Лисы не задалась: ученик пропал, позже она получит его останки с угрожающим анонимным письмом и, скорее всего, решит залечь на дно. Но сообщения с готовностью взяться за сложное дело уже отправлены постоянным клиентам и что если один из них порекомендовал её для деликатной миссии сопровождения? Не просто охрана обессилевшей девчонки, но защита от подобных себе – магов?

Сложит Лиса два и два? Девчонку в бегах, что так интересует Змеев, и нанимательницу? Решит залечь в городе, где её ищет анонимный недруг, или предпочтёт покинуть Драконий Холм ради перспективного контракта? Если девчонка не та – заработок всё равно солидный. Если та самая – Змеи хорошо заплатят и, возможно, предоставят временное убежище на территории своего клана.

Если повезёт – она решит в одиночку проследить за Лукой, которому предстоит доставить письмо. Тогда Стриж прикончит её тут же, рядом с убежищем. Если не повезёт – Лиса сразу стуканёт Змеям об интересном заказе. Или прихватит в качестве поддержки дюжину подельников из «Весёлой головни».

Справится ли он в этом случае?

Как он успел понять со слов Лауры, в бою с магами важен элемент неожиданности. Далеко не все из них в бою полагаются только на заклинания – многие не дураки и пофехтовать, и просто поработать кулаками. Особенно безродные, или привыкшие обходиться без пустышек. Так что лучшую тактику озвучил ещё Суворов – быстрота и натиск[1]. Сократить дистанцию и убить за те секунды, что длится замешательство от давшего сбой заклинания.

В случае, если магов будет много – шансы на победу стремительно сокращаются. Помимо заклинаний непрямого воздействия, способных обрушить на пустотника очень даже материальную стену, или дерево, можно банально схлопотать арбалетный болт или нож под ребро.

При этой мысли Стриж неосознанно коснулся пальцами зажившей уже раны. Повторять этот чудный опыт не хотелось.

Ещё меньше он желал тащить с собой Лауру. В качестве «подсадной утки» можно было использовать и Луку в парике, или вовсе укрыть одеялом горку тряпья. Но девчонка, к его удивлению, возразила: если план даст сбой – маг в роли группы огневой поддержки будет куда полезнее, чем десятилетний бродяжка.

Так что в глухой предрассветный час Лисе было отправлено СМС в виде Луки с письмом, запечатанным хитроумной серебряной вязью. Как объяснила Лаура – вскрыть такое может только маг. У любого другого оно просто сгорит в руках при попытке распечатать.

Сам Стриж, прикрыв лицо подобием куфии, зашёл поглубже в трущобы и отыскал бродягу, готового за пару грошей доставить посылку в «Головешку» рыжей Лисе. Вручив тому ящик с узнаваемыми частями тела пацана, «ученическим кольцом» и запиской «Давно не виделись, сука», Лёха проводил бездомного до главной улицы, а потом скрылся в переулке.

Указания Лука получил чёткие: зайти на постоялый двор, едва завидев бродягу с ящичком в руках. Так, чтобы заказ пришёл парой минут раньше угрозы, а мальчишка проследил за реакцией Лисы на «посылку».

Главное, чтобы она всё ещё оставалась там. По уверениям покойного уже ученика, в «Головешке» она обычно торчала до рассвета.

Уже с привычного наблюдательного пункта Стриж увидел, как в «Весёлую головешку» заходит сперва Лука, а чуть позже и нищий с ящиком.

Ожидание было мучительным. Воображение рисовало то горящего мальчишку, под весёлый хохот выбегающего из постоялого двора, то Лису, спешно покидающую город в компании Мии, то кавалькаду бойцов с эмблемами пурпурных змей, прибывших по зову наёмницы…

Ничего из этого не случилось. Сперва «Головешку» покинул изрядно перепуганный нищий, а позже – Лука. Подавив желание броситься ему навстречу и выхватить записку с ответом, Стриж продолжил слежку за постоялым двором. Луке ещё предстояло обойти несколько мест в городе прежде, чем вернуться на склад. Вполне вероятно, Лиса послала кого-то следить за мальцом в надежде узнать куда тот отнесёт ответ.

Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, Лёха прикидывал что нужно купить на местном рынке на случай пешего перехода через лес. Намерение отбыть с караваном Кречетов – прекрасно, но, как показывает практика, лучше быть готовым ко всему.

Отдельным пунктом шёл транспорт: по легенде обессилевшая магичка просто физически не способна держаться в седле. Поэтому решили взять в прокат небольшой фургон, благо Лука сколько-то понимал в этом деле и мог управиться с таким транспортом.

Так, за решением мелких задач, Стриж дождался мальца. Тот протянул ответ, без затей написанный на обороте письма Лауры, и заново запечатанный уже наёмницей.

– Она согласна при условии, что мы выступим до полудня, – озвучила прочитанное Лаура.

– Отлично! – кровожадно ощерился Стриж. – Люк, бери деньги и возьми нам фургон на день, как договаривались. А заодно докупи кое-что…

Надиктовав нехитрый список, он вернулся к последней нерешённой проблеме: Лиса знала его в лицо. Вряд ли появление покойничка, собственноручно сброшенного в реку пару дней назад, не вызовет подозрений.

Всё, что приходило в голову из средств маскировки: накладная борода, либо медицинская маска. Последнее было скорее приветом из прошлого: в связи с недавней пандемией весь цивилизованный мир сверкал глазами поверх «намордников» разной степени защиты. Вот только тут цивилизацией и не пахло, и даже местный Асклепий, лечивший Лауру, лица не закрывал.

Что с накладными бородами – вообще непонятно. Единственным компетентным источником в этом вопросе был цирюльник, к которому Стриж и собрался идти до того, как в голову пулей влетела идея.

Демон.

Вчера он корёжил такие хари на месте его лица, что мама родная не узнала бы. Значит, чисто теоретически, он может повторить это и сегодня. Главное – не перестараться: при виде зубастой рожи Лиса попытается его убить просто из чувства самосохранения.

– Тамагочи, – попробовал наладить контакт Стриж, – нужна помощь.

Тишина.

– Ты это мне? – удивлённо покосилась на него Лаура.

 

Она снова лепила серебряные стилосы из слитка, набивая шкатулку до упора.

– Нет, демонюке своему, – отмахнулся Лёха.

Девчонка промолчала: в то, что пустотник сумел договориться с поселившейся в нём тварью, она не верила до сих пор. Доказательством тому был голем, ходивший за ней хвостом.

Плевать.

– Дружище, я тебе навстречу пошёл? – вернулся к переговорам Стриж. – Я живого гуся ел?!

От воспоминаний его передёрнуло. Одно дело – жрать не пойми что в беспамятстве, а совсем другое – осознанно откусывать куски ещё живой птицы. Убитый, но ещё тёплый гусь демона больше не удовлетворял. Как там говорила Лаура? Питается жизненной силой? Похоже, Тамагочи в попытках выжить и не убить носителя старался тянуть её из других источников. И, судя по замашкам, самыми «питательными» он считал магов.

Этот путь Лёха пресёк сразу. Завись от него судьбы родной планеты, или хотя бы страны – может он и опустился бы до каннибализма. Выжить, достичь цели, спасти людей, а потом пустить себе пулю в лоб, избавляясь от жизни с подобными воспоминаниями. Всё же некоторые табу в людях сильнее страха смерти. Сейчас же он скорее сдохнет, чем начнёт жрать людей.

С домашней птицей было проще, особенно учитывая корректировки, внесённые демоном. Сырое мясо и кровь теперь пахли даже приятно, так что если закрыть глаза и расслабиться, дав волю «постояльцу», выходило терпимо. Вновь отросшие зубы перемалывали плоть и даже кости не хуже электромясорубки. Демон даже перья сплёвывал редко: ощипывать живую птицу у Лёхи рука не поднялась, он и без того чувствовал себя живодёром.

И после всего этого подлая демонюка делала вид, что её тут нет!

Подумав, Стриж подошёл к клетке с четвёркой гогочущих гусей – его личный «стратегический запас». Прутья плетёной корзины с крышкой едва выдерживали напор возмущённых теснотой птиц.

При виде пернатых живот заурчал.

– Хочешь птичку? – участливо спросил Лёха у демона.

В животе заурчало ещё сильнее.

– А я хочу помощи, – сообщил Стриж. – Ты менял мне форму челюсти, когда отращивал зубы. Сделай тоже самое, но чтобы зубы остались человеческими.

Не уверенный, что демон понимает такие сложные образы, он представил широкую мощную челюсть с выпирающим подбородком. Кости уже привычно заломило, словно кто-то толкал их изнутри. Челюсть пошла вширь, зубы заострились.

– Не-не, – воспротивился Лёха, – зубы как раньше.

В животе заурчало громче, а зубы, кажется, ещё подросли.

– Ладно, пока оставь, – смирился Стриж. – Теперь нарасти мне кость над глазами.

Он вообразил мощные надбровные дуги, характерные для не очень умных людей. Хрен с ним, что выглядит погано, зато придаст ему вид недалёкого тупицы, изрядно деградировавшего со времён эльфийских предков.

Голова заболела так, что перед глазами заплясали искры. Охнув от неожиданности, Стриж едва не упал. Присев от греха подальше, он принялся тереть пальцами лоб. Почему-то нарощеные надбровные дуги страшно чесались.

Наблюдавшая за ним Лаура поражённо выдохнула и даже не возразила когда он стянул у неё ополовиненный слиток.

– Молодец, – оценил своё мутное отражение в серебре Лёха. – Теперь сделай нос шире и крупнее.

Он вообразил шнобель, достойный этой хари и тут же пожалел об этом: в глазах потемнело, а голова закружилась так, что он едва не растянулся на полу. Хорошо хоть уже сидел.

– Намёк понял, – просипел он, отдышавшись, и стащил с себя рубаху и штаны. Ел его «тамагочи» так, что капитально уделывал одежду в крови.

Стоило достать из корзины возмущённо вопящего гуся, по телу прошла дрожь предвкушения, а рот наполнился слюной. Выдохнув, Стриж уселся, закрыл глаза и расслабился.

– Жри, чего уж…

Тварь разделалась с птицей в считаные минуты. Очевидно, демон изменил желудок под свои нужды, потому что рвал и проглатывал мясо практически не жуя. Плоть насыщала истощённое демоном тело, а жизнь птицы – поселившуюся в нём сущность.

– Зубы верни, как было, а остальное оставь, – велел Лёха, когда демон довольно заурчал, сплёвывая серое перо.

Наблюдавшая за ним Лаура растерянно покачала головой:

– Никто раньше не делал такого. По крайней мере я о подобном не слышала и не читала. Речь демонов для нас чужда, как волчий вой, или птичий крик. Никому не удавалось достичь хоть какого-то понимания с ними. Только подчинение через плетение покорности. Чтобы обучиться управлять силами покорённого демона, магам требуются годы, и при этом они не могут того, что сделал сейчас ты.

– Ну что сказать: я не только талантливо попадаю в самые глубокий задницы, но и поднаторел выбираться из них, – развёл руками Лёха.

1Полная фраза А.В. Суворова звучит так «глазомер, быстрота, натиск».