3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Тень над Кардой

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Часть 1

Сон

Глава 1

Сквозь пелену полузакрытых глаз, в тот момент, когда уже пробудился, но так не хочется открывать глаза и выходить из приятного и теплого сна в зябкий холод зимнего утра.

Юноша сначала учуял легкий запах горящего дерева и еще чего-то непонятного, а потом услышал далекий вскрик, который быстро оборвался.

Сев на кровать, он не мог понять толь это было во сне, толь – это правда. Но запах никуда некуда не девался, а только становился все сильнее. Громкий, полный ужаса и страха, крик которому вторили еще и еще, вслед ним начал бить набат, расположенный в центре их деревни. Все сразу стало на свои места, набат бьет лишь в двух случаях и это не созыв на сбор – на них напали.

В голове юноши зароились мысли, что это может быть? Почему бьет набат?

– Разбойники? – промелькнуло у него в голове, но он сразу откинул эту мысль. Кто в здравом уме нападет на селение с более чем в двести человек половина мужчин, которых отставные легионеры.

– Но кто тогда? – юноша задал сам себе вопрос, и тут же получил ответ.

– Драги! Драги! – кто-то крича пробежал мимо его дверей.

Юноша вскочил с кровати, он замер, его мысли метались, он не мог понять, как это могло произойти. Они ведь живут очень далеко от их границ, а тем более от их селения? Как они смогли добраться сюда незамеченными?

Из ступора его вывел громкий удар об стену его дома и последующий за ним хлюпающе-булькающий звук.

Бросившись к небольшому сундучку возле его кровати, он судорожно начал одевать содержимое, подарок его родителей на его восемнадцати летия. Там был полный доспех из толстой дубленной кожи, а также меч, меч с которым его отец прошел всю свою службу в легионах империи, меч, который его ни разу не подвел, вот и сейчас юноша молил всех богов дать ему храбрости и сил в предстоящей схватке.

Успев закрепить все как в дверь раздался глухой удар, за ним последовал еще и еще, кто-то настойчиво пытался ворваться в его дом. Дверной засов не выдержал, сломался в проеме двери появился он.

В дверном косяке стоял воин, воин драгов. Огромный, на голову выше юноши, его лицо и панцирь были залиты кровью, с меча и топора, что он держал, медленно капала кровь на пол к его ногам. Но самое страшное было в нем не кровь залившая его тело и оружие, а глаза – они, как бы светились, горели, они были Ярко-красные как два раскаленных уголька, и они смотрели на него. Его рот искривился в подобии хищной улыбки зверя, улыбки охотника, который наконец нашел свою добычу.

Юношу трясло от страха, он уже догадывался, что в деревне из живых остался лишь он, этот демон и его воины. Трясущейся рукой, пальцы которой никак не хотели слушаться, пытался достать меч. Юноша осознавал – это конец, у него практически нет шансов победить этого демона, но он не хочет умирать, он не хочет быть как все видевшие этого воина, он не хочет быть тем, кто сам подставит свою голову под острие его меча. Сам не понимая, как и откуда у него появились силы, он сумел выхватить свой меч, мысленно попытался укрепить себя, как некогда учил его отец, юноша немного раздвинул ноги, потверже, как стена, как камень, как некогда учил стоять его отец, немного пригнувшись на полусогнутых ногах юноша выставил перед собой меч готовясь к схватке.

– Отлично парень. – пророкотал убийца – Отлично значит позабавимся немного, хоть кто-то в этом дрянном месте хочет умереть как воин. – широко улыбаясь говорил демон – Но для тебя, – он еще шире улыбнулся – у нас будет другое, ты сегодня не умрешь.

Не издав ни единого звука, драг прыгнул на юношу с занесенными для удара мечем и топором. Но юноша увидел, не пропустил момента удара, отец хорошо его обучал. Немного сместившись в лево отвел удар меча на отмаш нанес удар по спине пролетавшего врага. Но удар был не настолько силен что бы пробить броню драга, сделав несколько шагов вперед враг развернулся все с той же улыбкой.

– Отлично я не сомневался, что ты умеешь сражаться. Ты именно тот, кого я искал, за много столетий ни один клинок не прикасался ко мне если я этого не позволял. Ты первый и именно ты мне нужен. – он сделал шаг, вперед не поднимая своего оружия – Пойдем со мной я тебя научу и покажу все что знаю и даже больше. Ты будешь моим учеником, мои последователем, острием моего меча в этом мире, мы с тобой спасем этот мир от разрушения, мы с тобой дадим этому миру то величие, на которое он заслуживает. – стоя перед юношей говорил драг.

– Да пошел ты со своим величием. – выкрикнул юноша – Ты убил всех, кого я любил, всех! – слезы предательски начали застилать его глаза, но все равно юноша не сводил взгляда с этого демона.

– Их жертва была необходима, чтобы разбудить в тебе твою силу, как ты этого не понимаешь? – улыбнулся демон – Теперь я знаю где ты! – сказав это демон, как и в первый раз, накинулся на него без звука. Юноша успел лишь выставить меч перед собой в попытке защититься, но он знал, из этого ничего не выйдет, он видел, что его защиту пробьет сильный, точный удар меча и топора после чего наступит темнота и смерть.

Часть 2

Экель

Глава 1

Яркое солнце ударило в глаза Экелю, вскочив со своей кровати весь мокрый от пота и не до конца вышедшим из сна, который только с ним произошел. Моргая заспанными глазами водя ими по комнате пытаясь сообразить был ли это сон или нет. Но все же это был сон. Он сидел на своей кровати в своей маленькой комнатке с одним окошком, выходившим на восток, ширма полотна отделяла его угол от большой комнаты в которой жили его родители.

Экель довольно-таки высокий юноша с темными, коротко стрижеными волосам, на вид не более семнадцати лет, но уже возмужавшем благодаря жизни в сельской местности. Где нет место лени только труд, а также с раннего детства его отец, Орвин Нур, бывший легионер сумевший дойти от простого воина до командира роты, обучал его ратному ремеслу.

Отец обучал его владению разного вида оружия от простого ножа до стрельбы из лука, верховой езде и выживанию. Однажды, когда Экелю было десять лет отец начал учить его премудростям скрытности, он учил его как правильно ходить что бы никто не слышал и не видел. Юноша. Это очень удивляла отца, очень быстро это схватывал и уже к двенадцати годам мог все что показывал ему отец, а некоторое даже лучше.

И вот на кануне своего восемнадцати летия Экель владел практически любым оружием известное его отцом, его шаг был легче чес сама тень, что позволяло ему беспрепятственно подкрасться к любому человеку или животному. В их деревни, Орхаст, названое в честь одного из величайших героев империи, Экель считался самым лучшим охотником, хотя еще был очень молод. Многие девушки деревни мечтали видеть его подле себя, а многие родители мечтали заманить такого мужа к себе. Много раз к ним приходили и пытались засватать своих дочерей за него, но ответ матери и отца был один:

– Он сам выберет как прейдет время!

С таким ответом, огорченные, а иногда и обозленные они уходили обратно.

День рождения Экеля совпадало с зимним солнцестоянием. Все в округе считали его особенным ребенком, ведь дитя, рожденное в такой день это счастье для родителей, из такого ребенка в последствии должен выйти великий человек.

Однажды торговец, заглянувший в их селение рассказал одну историю, пророчество его народа живущих далеко за морем на южных островах, о ребенке, родившемся в зимнее солнцестояние далеко на севере. В легенде гласило, что это ребенок принесет миру или свет, или мрак, но все будет зависеть от него самого, какой из путей он выберет. Это пророчество торговец рассказал молодой девице в день, когда она выходила замуж за молодого красивого юношу и звали того Орвин.

Эту легенду Экель услышал от матери, когда ему исполнилось двенадцать лет, после услышанного он очень переживал. Но отец указал ему на то что человек сам выбирает и творит свою судьбу, что никакие пророчества или еще что-либо не должны влиять на него или его выбор. После этого разговора с отцом Экель постарался, а потом и вовсе перестал думать об этом пророчестве до того момента как месяц назад ему, почти, каждую ночь начали приходить разные сны, которые он не мог никак истолковать.

Но самым ярким и живым был последний сон, пришедший этой ночью перед его день рождением.

– Надо рассказать отцу. – смотря на лежащую кошку сказал Экель, кошка, само собой. Ничего не ответила, а лишь смачно зевнув перевернулась на другую сторону свернувшись калачиком продолжила спать.

Одевшись Экель вышел из своей комнаты прошел через родительскую, их уже, естественно, не было решил заглянуть в комнату к сестре. Эмины не оказалось, как предполагал сам Экель, значит она уже с матерью готовят завтрак для семьи и их работников.

Выйдя на улицу Экель потянулся до хруста костей в суставах начал осматривать двор.

Их двор был довольно большим помимо их дома, располагался кухонный домик, дом для работников и сараи со всякой всячиной ну и само собой несколько хлевов в которых были разного вида домашнего скота. Ну а гордостью его отца была конюшня, которую он с Экелем построили три года назад и за это время у них появились три жеребца и одна кобылка.

Первым делом Экель зашел в кухонный домик где четыре женщины и его сестра готовили завтрак.

– Всем доброго утра. – громко сказал улыбающийся Экель

– Доброе утро милый мой. – сказала мать подойдя к нему обняв – С днем рождения дорогой. – ласково сказала она, поцеловав в щеку.

Как только мать отпустила его на шею ему бросилась маленькая пантера:

– С днем рождения дорогой братик. – сестра почти что прокричала в ухо ознаменовав это громким чмоком в щеку.

– С днем рождения Экель. – почти одновременно сказали оставшиеся три женщины продолжая заниматься своими делами. Это были Луция, Ависта и Сельва жены работников их отца.

 

– Мама, а где отец? – спросил Экель

– Он, наверное, как обычно в своем сарае или в конюшне. – ответила Уна направляясь к трем женщинам – А зачем он тебе? – остановившись спросила она – Что-то случилось?

– Нет, нет. – как можно более равнодушно, чтобы не выдать своего волнения, ответил Экель – Просто хочу увидеть его, вот и все.

– Тебе ничего сегодня не снилось? – спросила Уна с желанием услышать отрицание со стороны сына.

– Нет. – немного замешкавшись, всего на долю мгновения, ответил Экель – Ничего мне не снилось, как вот уже много недель мама.

– Ну тогда хорошо сынок если так. – ответила мать. Но с места не сдвинулась, а все продолжала изучать его своими голубыми глазами – Милый ты только не обманывай меня. – ласково сказа мать

– Конечно мама. – сказал Экель обнимая ее

– Ну все беги к своему отцу. – чмокнув легонько толкнула Экеля к двери.

Махнув на прощание рукой Экель вылетел во двор и чуть было не столкнулся с Энисом, одним из работников отца.

– Оу. – воскликнул тот – Экель куда так летишь, чуть не сбил с ног. – улыбаясь сказал тот.

– Прости Элис. – смущенно ответил Экель.

– Да ничего страшного, – все также улыбаясь сказал Элис – кстати Экель с днем рождения тебя, у меня для тебя есть подарок, как раз нес его тебе. – сказав Энис отстегнул какой-то сверток, висящий за его спиной, длинной чуть более полутора футов завернутый в кусок кожи – Вот держи. – протянув его улыбнулся он

– Что это? – с недоумением и радостью принимая сверток спросил Экель

– Это наш подарок, от всех работников твоего отца. – сказал Элис широко улыбаясь – Надеюсь он тебе понравиться. – сказав Элис развернулся и пошел прочь по своим делам.

Оставшись один Экель расстегнул первую из трех застежек скрепляющую сверток и обомлел от радости. Это был колчан стрел, Экель сразу понял – это были не простые, самодельные стрелы, которых у них в деревни было полно и каждый дворик делает на свой манер, нет это были настоящие боевые стрелы. Такими стрелами пользовались лишь в одном отряде во всей империи.

Этот отряд носил название Бордха, личная гвардия императора, лишь избранные попадали туда. Их знамя полностью черное как ночь с кроваво красным черепом, мечта любого мальчишки попасть служить в такой отряд, да и не только мальчишки, любой воин империи мечтал там оказаться.

Приоткрыв снова свой подарок Экель улыбнулся, он знал, эти стрелы годятся как для войны, так и для охоты. Пять десятков стрел были плотно сложены и перевязаны, ему оставалось лишь переложить их в свой колчан и на досуге испытать. Закрыв и снова завязав сверток перекинув его через плечо пошел на поиски отца.

Как и предполагала мать отец был в своей конюшне, приоткрыв дверь Экель увидел широкую спину своего отца, который расчесывал своего любимого жеребца Гизи.

Орвин, так завали отца Экеля, был еще не стар, ему только недавно исполнилось пятьдесят. Он был огромен как для обычного человека имел в себе почти два фута роста, широкие плечи, а его ладони как два молота. Все это дала ему природа и двадцать лет службы имперской армии. Сориться с ним никто не желал, да и он никогда первый не искал, все из-за его неестественной силы. Его руки были способны разогнуть, а потом согнуть обратно подкову, а сила удара была такова, что он мог убить человека одним ударом. Но, как и любой другой обладающий такой силой Орвин был очень добр.

– Отец, доброе утро. – сказал Экель как можно тише, он знал, что отец не любит громких выкриков в конюшне.

– Доброе утро сын, как спал? – не отрываясь от дела спросил Орвин

– Хорошо. – чуть замявшись ответил Экель

– Что опять? – развернувшись спросил Орвин, а в глазах появилось толи страх, толи переживание – Хоть матери не говорил? – с переживанием в голосе спросил он

– Нет конечно, – ответил Экель – мы же с тобой договорились

– Ну и хорошо. – ответил Орвин вернувшись к своему делу – Что это у тебя висит за спиной? – отец всегда замечал все вокруг

– Это подарок от Элиса и остальных твоих работников, тут пятьдесят боевых стрел отец. – ответил Экель

– Ого. – подсвистнул отец – Очень дорогой подарок. – снова развернувшись к Экелю он протянул руку прося посмотреть стрелу, достав одну протянул ему – Это Экель не просто боевые стрелы – это оружие Бардха гвардии императора одна такая стрела стоит не меньше одного труста. Это очень дорогой подарок, видно ты очень им приглянулся или дочери Элиса, Милане. – не надо было смотреть на лицо отца и так было понятно, что он улыбается.

– Возможно. – уже Экель улыбаясь и одновременно заливаясь краской ответил он – Она очень красивая девушка. – щепотом добавил Экель.

– Сын подойди ко мне. – сказал Орвин.

Экель послушно подошел к отцу, тот посмотрел на него с ног до головы.

– Да. – протянул он – Ты уже стал взрослым, наш подарок уже находиться в твоей комнате, это от нас с мамой и твоей сестры, а еще ты получишь от старика Мариуса.

– Мариус? – удивился Экель – Ведь это же старик, который живет на краю деревни и славиться своим безрассудством и сумасшествием, а также поговаривают о его связи с магией, хотя последнее наверняка бредни

– Ты пойдешь к нему! – настойчиво, почти как приказ, сказал Орвин – Сын ты же видел у меня на плече выезженный символ орла и змеи?

– Да отец видел. – ответил Экель.

– Этот знак мне поставил Мариус на кануне моих восемнадцати лет перед моим поступлением в армию. Он мне сказал, что этот оберег поможет мне в будущем, и он оказался прав. За двадцать лет службы я выбирался из таких передряг, что только змей мог выползти или орел улететь, поэтому давай беги к нему и он все сделает, что нужно. – подмигнув отец развернулся к своему жеребцу продолжив вычесывать его шерсть.

Экель немного постоял, смотря на монотонную работу своего отца, переваривая сказанное им, пожал плечами вышел из конюшни.

Пройдя всего несколько шагов Экель услышал слабы свист, развернувшись он увидел Милану стоящей возле угла конюшни.

Милана довольно высокая, как для девушек, но все равно была чуть ниже Экеля, она имела чуть раскосые глаза, это взяла от матери, которая была с восточных островов, каких никто не знал. Ее волосы были цвета пшеницы перед покосом, а это уже от отца, также от отца у нее были небесно-голубые глаза, в которых Экель, каждый раз, тонул как в океане.

Ее волосы были сплетены в тугую косу, чтоб не цеплялась за ветки, а лоб перетянут красной повязкой. Одета она была в теплую рубаху поверх которой была надета кожаная безрукавка с подбитым мехом, ее теплые охотничьи штаны, что многих приводило в смущение, ведь приличная девушка так не должна одеваться, плотно облегали ее прекрасные ноги, и завершал все это небольшие полусапожки, подаренные Экелем всего неделю назад, их он сами сделал специально для нее.

Нежно улыбнувшись Экелю, девушка свистнула побежала прочь от него в сторону леса. Экель знал куда она бежит и заметил на ее спине колчан т небольшой охотничий лук. Положив свой сверток на стол возле конюшни Экель поспешил за удаляющейся Миланой.

Выбежав за пределы деревни, он увидел ее стоящей возле кромки леса улыбающейся ему.

– Поспеши Экель. – звонко крикнула, скрывшись за деревьями леса.

Улыбнувшись Экель припустил за ней, но не побежал по ее следам, а взял немного правее чтобы быть не поветру, а наоборот, теперь охота началась.

Эта игра, как они называли ее «Охота» у них, появилась очень давно. Раньше, когда они были детьми то охотились ради забавы, но повзрослев эта игра приобрела другой оборот и победа в этой игре имела так называемый приз.

Экель тихо как рысь бежал по лесу немного согнувшись и прислушиваясь ко всем звукам, что издавал лес. И вот он услышал, а потом и увидел. Ее! Она была совсем недалеко, сидела под кустом караулив его, ждала что он вылетит прямо на нее, и сегодняшняя «Охота» будет ее. Экель, как всегда жаждавший победы, двинулся к ней по дуге, ничего не вызывало его присутствия, отец хорошо его обучил, ни хруст веток, ни потревоженных животных, ничего, он крался словно тень меж стволами деревьев.

Подойдя к ней на расстояние не более пяти футов Экель присел, став любоваться Миланой. Смотря на ее прекрасные формы, он улыбнулся, девушка была прекрасна в этот момент, как богиня охотница та сидела в ожидании добычи, но вместо лука или копья девушка сжимала небольшую палочку, символ их «Охоты».

В их игре были простые правила, охотник и добыча, в игре было необходимо попасть в жертву этой палочкой, тогда игра была завершена и проигравший должен был исполнить любое желание победителя.

Раньше, в детстве, их победы и поражения были практически равными, но с возрастом Экель приобретал опят от отца и развивал свои таланты, поэтому Милана практически всегда проигрывала.

Вот и сейчас он смотрел на нее и понимал, что всего один бросок и победа его в их последней «Охоте». Ведь через несколько дней отец повезет его в город Лархов где он поступит в имперскую армию.

Улыбнувшись Экель тихо отошел от нее вернулся обратно так же, как и пришел, начал тихо двигаться уже по ее следам, заведомо зная, что идет в ловушку, он захотел проиграть ей сегодня.

Продвигаясь все так же тихо, он прошел мимо ее укрытия, якобы, не зная ее присутствия, почувствовал легкий удар в спину палочки пушенной визжащей от радости Миланы, и в тот же момент она прыгнула на него повалив они кубарем покатились, наконец остановившись она оказалась верхом на нем.

– Вот видишь теперь я великий охотник. – победно заявила она, уперев руки в бока.

Экель притянул ее к себе, она не сопротивлялась, нежно поцеловав.

– А как могло быть иначе любимая. – Милана широко улыбнулась его словам, обнявшись они лежали, слушая звуки леса, наслаждаясь этим моментом, освободившись от его объятий Милана сказала:

– Экель у меня есть для тебя подарок, но он в нашем месте. – хитро улыбнулась она – Пойдем. – сказав это она быстро встала, схватив его за руку повела за собой.

Пройдя около полумиле, они оказались в небольшой низине, которую скрывала чаща леса в которой был небольшой, старый, охотничий домик. Они нашли его около восьми лет назад, кроме них никто не знал об этом доме, и они без боязни пользовались им.

Экель и Милана начали понемногу его восстанавливать, приносили все что могли с деревни и то что находили в лесу.

За восемь лет они сделали из этого заброшенного дома уютное гнездышко, где можно было передохнуть или переждать непогоду. Бывало, что они проводили там ночь, а то и несколько дней, когда Экель уходил на охоту, а Милана убегала из дома под предлогом, что будет ночевать у подруги.

Как и когда у них зародилась в сердцах любовь, наверное, никто из них не скажет, но после многих лет обычной дружбы чувства вспыхнули ярким негасимым пламенем.

Подойдя к двери Милана развернулась к Экелю, обняв его своими руками спросила его заглядывая в глаза:

– Экель ты будешь скучать за мной в своих путешествиях?

– Я люблю тебя, как я могу забыть о тебе. – тихо ответил Экель нежно поцеловав ее в губы

– И я. – две слезинки скатились по ее щекам.

Войдя в дом Экель почувствовал тепло камина и запах приготовленной еды.

– Ты уже была тут сегодня! – улыбнулся Экель.

– Конечно! Я же готовила подарок тебе, – заявила она – Садись за стол, – указала она на табурет возле стола на котором стояли приготовленные ей яства и бутыль с вином – а я сейчас подойду. – сказав это она скрылась в небольшой комнатке, которую скрывала плотная ширма.

Раздевшись Экель остался лишь в легких штанах и тунике занял свое место за столом ожидая появления Миланы.

Через некоторое время она появилась из-за ширмы, вместо охотничьей одежды на ней было коротенькое платье цвета зари, Экель при виде ее так и замер на полпути с бокалом наполненного вина.

– Ну как? – лукаво спросила она улыбаясь смотря на реакцию Экеля.

– Да. – лишь мог вымолвить он.

– Подойди ко мне. – тихим голосом прошептала она.

Экель послушно подошел к ней она нежно обвила его своими руками.

– Я хочу быть с тобой сегодня, сейчас и всегда. – сказав это она прильнула к нему.

Через час, лежа в кровати тяжело дыша они смотрели друг на друга, Милана чуть раскрасневшаяся смотрела на него и в ее глазах плясал огонек счастья, немного приподнявшись она сказала:

– Я люблю тебя и это был мой тебе подарок на прощание, я надеюсь ты… – недоговорив она залилась слезами, Экель обнял ее прижав к себе.

– Я хочу, чтобы ты стала моей женой, если ты согласна ждать меня после службы. – тихо произнес он.

– Да. – подняв голову девушка ответила на его предложение.

Улыбнувшись друг другу они слились в долгом страстном поцелуе. Спустя некоторое время Экель сказала ей:

– Пойдем со мной к старику Мариусу, мне отец велел к нему заглянуть, а от него я пойду к твоим родителям просить твоей руки.

 

– Хорошо Экель я сейчас оденусь. – улыбнувшись, чмокнув его в щеку Милана встала с кровати.

Экель проводил ее взглядом, ее нагое прекрасное тело, он мог бы любоваться им вечность. Она знала, что он смотрит на нее, встав возле косяка прохода, она оперлась руками и как кошка, выгнув спинку потянулась, краем глаза и лукаво улыбаясь смотрела на Экеля, который с открытым ртом смотрел на нее.

– Экель даже отсюда я чувствую твой взгляд, еще немного и нам не нужно будет прятаться. – еще больше улыбаясь сказала она и как б невзначай повернулась к нему боком как бы невзначай открыв ему свою грудь, и почти сразу скрылась за ширмой оставив Экеля одного.

Встав с кровати Экель тоже принялся одеваться, закончив с эти он увидел лежащее на полу то платье, которое он в порыве страсти было скинуто с тела Миланы, взяв его он аккуратно сложил, положив на кровать. В этот момент из-за ширмы появилась Милана одетая вновь в охотничий костюм с туго заплетенной косой, увидев его действия она нежно улыбнулась этому.

– Туши камин милый. – борясь с последними крючками на своей куртке сказала она.

Потушив камин, они вышли из своего тайного убежища направились обратно в деревню. Пройдя вдоль деревни, они наконец вышли к нужному им дому. Это был небольшой домик на окраине их деревни, в которой жил старик-отшельник Мариус. Сколько ему лет никто не мог сказать ведь большинство живущих в деревни стариков или уже взрослых, как отец Экеля, помнили его уже стариком, а сами тогда были еще молоды. Его всегда видели за одним и тем же занятием, он вечно копался у себя в огороде, но бывало и такое, что он на долго уходил в лес, говоря всем, что якобы за разными там травами.

Бывало такое, что он пропадал на несколько недель и многие думали, что он сгинул где-либо в лесу. Но он возвращался, неся за плечами мешок, забитый травами и еще чем то, и всегда как он возвращался после таких своих исчезновений то он как бы набирался сил. По телу этого видно не было, он все так же оставался таким же седовласым стариком с небольшой белой бородкой, но в его движениях и глазах появлялось что-то такое, молодость и сила.

Многие поговаривали, что он, якобы, приносит жертвы в лесу духам и не редко поговаривали, что и демонам также. Но никто этого не говорил в открытую и не предпринимал против него никаких действий ведь все знали, что Столичник его друг и оберегает его от всяких напастей со стороны деревенских.

Вот и сейчас, Экель и Милана подходя к его двору увидели его за любимым делом, он что-то опять делал у себя в огороде.

– Доброе утро Экель и Милана. – все так же продолжая работу, не смотря в их сторону, сказал старик.

Молодые люди так и замерли на месте, оба были уверены в том, что он не мог их видеть или слышать, как они подходили к его забору, ни сейчас, когда стояли возле его небольшой калитки.

Наконец разогнувшись и повернувшись к ним своим добродушно улыбающимся лицом весело сказал, подмигивая Милане:

– Экель Нур не только ты обладаешь тонким слухом. – рассмеялся он – И кстати с днем рождения тебя и с помолвкой с этой чудесной барышней. – сказав это он пошел в сторону своего дома.

А Экель с Миланой так и остались стоять с открытыми ртами смотря ему в след, не понимая от куда он мог это узнать?

– Вы так и будите стоять там? – выкрикнул он, остановившись возле своей двери – Заходите я вас обоих давно ждал. – сказав это он скрылся за дверью своего дома оставив ее приоткрытой для гостей.

Переглянувшись Экель и Милана вошли за стариком в его дом. Зайдя в дом им в нос ударили разные запахи сушеных трав, настоек и еще какой-то запах витал по дому, но Экель не мог его определить, хотя он был очень знаком ему. Мариуса они увидели склоненным над своей жаровней, в которую подкидывал дров.

– Садитесь туда. – указал он на два стула возле стола, на котором стояли две наполненные какой-то темной жидкостью чаши, сев за стол Экель и Милана продолжали наблюдать за стариком.

Мариус отошел от своей жаровни подойдя к ним внимательно рассмотрел каждого, хмыкнул себе под нос пошел к небольшому комоду в углу комнаты. Остановившись возле него, старик развернулся к ним.

– Экель Милана снимайте свои куртки и выпейте до дна содержимое ваших чаш. – сказав это он развернулся к комоду начал что-то искать, бубня что себе под нос.

Молодые люди переглянулись, но выполнили просьбу старика. Питье оказалось горьким на вкус – это был какой-то настой из трав, выпив его они сразу почувствовали какое-то расслабление во всем теле и даже небольшую заторможенность.

– Не бойтесь дети, – это зелье дающее вам силу и с помощь него вы сможете увидеть – как бы из далека до них долетели слова старика.

Экель понял, о чем толкует старик, он увидел в доме еще что-то или кого то, это было больше похоже на какое-то марево оно стояло рядом с ним и смотрело на него, покрайней мере так казалось Экелю. Но он не боялся этого, он чувствовал из этого выходило что-то доброе, что-то очень хорошее.

– Да Экель, это дух, дух твоего давнего предка, он всегда рядом с тобой и будет оберегать тебя, как и раньше это делал. – голос Мариуса донеся до Экеля.

Экель попытался что-либо вымолвить, но почему-то не смог.

– Не бойся. – опять повторил Мариус, Экель повернул голову на старика и увидел.

Перед ним был уже не седовласый старик, а молодой статный мужчина с такой же небольшой бородкой как была у Мариуса, но не седой, а темно черной. Его глаза, смотревшие на него, были какими-то другими не из их мира они светились. Но светились добром светло голубые искры звезд смотрели на Экеля, а на лице играла добрая улыбка. Этот новый Мариус держал в руках какие-то круглые диски, которые были раскалены до красна, но они не причиняли ему никакого вреда, он просто смотрел на двух молодых людей улыбаясь доброй улыбкой.

Положив оба диска на стол Мариус подошел к девушке нагнулся и начал что-то шептать ей. Экель пытался услышать, но до него лишь доносились какие-то без связного слова на неизвестном ему языке, но по Милане он видел, что она понимает старика, закончив шептать девушка откинула голову назад с закрытыми глазами.

Мариус улыбнувшись отошел от нее повернулся в сторону Экеля, обойдя стол он провел рукой по его волосам, что-то сказал нагнулся к его уху начал быстро, и как казалось Экелю, без связно что-то шептать. О чем говорил Мариус Экель не мог понять, его слова были не понятны ему, они были на другом, неизвестном Экелю языке, но его начало куда-то уносить, прочь от сюда в след словами Мариуса, постепенно дом, сам старик и все вокруг начало расплываться в глазах юноши.

И он полетел.

Почувствовав радость, свободу он летел, летел высоко он видел под собой лес, землю, свой дом. Он знал, что внизу его родные и близкие, он хотел к ним полететь, увидеть их, но он знал, что пока не время он должен лететь дальше, вперед, на север. И он взмыл выше, он полетел туда куда его что-то звало.

Вот он добрался туда, он не знал, как, но знал точно ему нужно именно сюда, к огромному дубу, который возвышается над всеми.

Он уже не смотрит на дуб сверху, а наоборот, он под дубом и смотрит вверх на древний дуб, на котором сидит ворон. Оскалившись в подобии улыбки, он издал рык, похожий на звук радости, благодарности и приветствия он побежал, он побежал в лес.

Бежав по лесу, он ощущал тепло чувства, что ощущал, когда был кем-то еще, свободы, дома. Он радовался этому, он был счастлив. Бежав по сырой земле, устланной опавшими листьями он видел и слышал все вокруг, но вдруг ему в нос ударил запах, знакомый запах, любимый. Не раздумывая ни мгновения, он ринулся по этому запаху ища ее. И вот он увидел ее.

На поляне возле небольшой березы стояла она, волчица цветы зимы. Она стояла, осматриваясь и принюхиваясь к запахам леса. Повернув мордочку в его сторону, она увидела его, взвизгнув по щенячьи она кинулась к нему, она наконец нашла его, нашла своего волка. Ткнувшись носами, они заглянули друг дружке в глаза и увидели себя в глазах любимого. Проведя головой по телу любимой, а она взамен одарила лаской своего языка по его морде, оба щасливые тем что смогли найти друг друга они побежали в лес на охоту, на свою любимую игру.