Берсерк забытого клана. Элементаль

Tekst
22
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Берсерк забытого клана. Элементаль
Берсерк забытого клана. Элементаль
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,85  23,08 
Берсерк забытого клана. Элементаль
Audio
Берсерк забытого клана. Элементаль
Audiobook
Czyta Сергей Ларионов
15,35 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Распутин по своему воспринял монолог моего друга.

– Как смеешь ты, рванина подзаборная, так обращаться к князю? – свирепо проскрежетал зубами мой новый товарищ. – Учить тебя буду!

При этом Гришка недвусмысленно взял в руки деревяшку и двинулся по направлению к совершенно никак не отреагировавшему на замечание Тимохе.

Этот предводитель мелких команчей, вместо того, чтобы как-то дать заднюю, вынул верёвку с кожаным мешочком, положил туда камень и начал раскручивать орудие. В том, что я впервые в жизни увидел настоящую пращу в работе, сомнения не возникло.

– А ну-ка, стоять! – мне пришлось заорать почти во всю глотку. – Стопэ, я сказал! – надавил ещё раз, не видя изменения в ситуации. – Ещё раз, твою мать, позволите себе делать то, что не оговорили со мной, то уволю всех нахрен! – эти слова я адресовал молодому Распутину, по большей части. – Рты закрыли, оружие положили! Тимка, голова твоя умная, дай глянуть твоё оружие, – мне пришла в голову правильная мысль резко сменить тему, чтобы не создавать неприятного акцента. – Всегда хотел запулить булдыган из такого! Научишь? – Я требовательно протянул руку.

Мой беспризорный друг никак не отреагировал, но вращение пращи остановил, косо глядя на такого же распетушившегося Григория.

– Не, – я сделал безразличие в выражении и убрал руки за спину. – Если вам приспичило поскубаться, так, за ради знакомства, – я встал между ними, – тогда да, давайте, и помните, что после огребёте от меня оба! Вон там, за дверью, – я указал кивком на выход. – Там есть пара клякс из расплавленного металла. Это я посуду мыл. Так что представьте, что будет, если я не мыть её буду, а чистить?

Эта угроза подействовала и ребята перестали открыто готовиться к конфронтации с применением подручного вооружения.

Тимка свернул своё орудие и протянул мне, а граф Распутин положил аккуратно палку.

– А чо он первый лезет в неположенное? Коли я тут, у тебя, и разговариваю, знать имею какое-то право. Мозги то можно включать? – выдал главарь бродячих малолеток. – Я, чай, не из пугливого десятка! Ну, коли он тоже твой, то тогда прощаю! – заявил Тимка важно, а я чуть не выдал своего настроения, едва не расхохотавшись. – Держи, Феликс, – он сунул мне пращу вместе с камнем. – Тут просто всё. Вращаешь, подкручиваешь и хлёстким движением отправляешь каменюку куда пожелаешь!

– Обалденное объяснение по эксплуатации носимого вооружения, – я пробубнил своё мнение на произнесённые слова инструкции. – Прямо ясность внёс – предельную! У меня точно получится, теперь-то нет и толики сомнения!

Я вышел из сарая и прикинул, куда буду отправлять камень. Внимательно осмотрел все приметные местечки заднего двора. Естественно, что за мишень сошло ведро на бортике колодца, как наиболее яркое и достаточно крупное.

– Барин, – мою сосредоточенность перебил Тимка. – Ты, главное, расслабленно всё исполняй, – выдал пацан крайнее напутствие и потихоньку отошёл на приличное расстояние.

Я отреагировал кивком, а сам заподозрил, что не так всё просто с этим безупречным оружием. Ох, а не построить ли мне руну, так, на всякий случай. Но какую? Помывочную? Так. Я представил свою тетрадку и шестиугольник. Там каждая стихия помещалась мной в определённый угол построения и фиксировалась, типа, запечатывалась в малый шестигранник.

Затем, к четырём стихиям, воздуху, земле, огню и воде я мысленно добавлял ту, что сокрыта в человеке, не знаю, как она правильно называется, и, перемещая её, усиливал определённую стихию.

Угу. Так как-то. Я почесал затылок под внимательными взглядами пацанов.

А если рядом с руной душевной стихии, поставить любую из четырёх дополнительно на выбор? Что тогда получится? А к выбранной руне, например, к земле, приплюсую остальные три, и её же, земную, усилю внутренней энергией? Продублировав землю, я основательно направлю всё построение к нужной, многократно усиленной стихии. Земля тогда в этой запутанной системе станет самой основной и…

Хм! Я мысленно хмыкнул. Получится чёрт знает что! Много мыслей. А в центре то что?

Думая над этим сложным геометрическим построением с кучей переменных, я неосознанно представил камень, заряженный в мешочек пращи. При этом я потихоньку раскручивал оружие и когда отвлёкся от мыслей о тетрадке с изысканиями, то было уже поздно.

Выполнение хлёсткого посыла вращающегося оружия я исполнил на отлично! И тут…

Шаа-аа-рах-х! Мать твою за непонятное!

Баа-баах! В моей башне прогремело, а вдали вспыхнуло. В затылок что-то долбануло с такой силой, что я инстинктивно придержал свои глазки, опасаясь, чтобы не выпали. Нехилая отдача у рунного построения, осадные орудия нервно курят, плюясь и плавясь от зависти.

Я что, снова впечатался куда-то?

Сквозь летающие звёздочки я увидел землю, резко изменившую ось наклона и ударившую по переносице.

Оттолкнувшись от почвы, совершенно автоматически, и встав на локтях, я успел посмотреть в сторону цели.

Мда-а-а… Ну, что же? Вроде, попадание можно считать свершившимся.

«А где бабуля?» Вспомнилась фраза из известной комедии про троих неудачливых имитаторов ограбления. В исполнении Вицина.

Колодезной кладки я не увидел.

В дыму и тлеющих деревяшках, посреди валунов бывшей кладки некогда красивого строения, стоит ведро, млин, чтоб его! Вот, почему я мишень не передвинул?

Это треклятое ноу хау, растудыт его за ногу, применённое по безобидному ведёрку, всё равно, что использование атомной бомбы против папуасов с копьями и перьями вместо всякой там одежды.

Звук открывающейся двери дома, оказавшейся уже сбоку, я почти не слышал, как и не видел бегущего Артура с графом Татищевым. Просто больше некому.

– Фе-ли-и-и-и-икс! – я услышал затихающий крик, который удалялся всё дальше и дальше…

Писец! Походу, я снова где-то накосячил!

Такая была крайняя, посетившая меня мысль, прежде чем сознание полностью отказалось сотрудничать с моими мозгами.

Темнота…

Глава 2. Я в шоке от этого всего. Мрачные перспективы службы в армии

Открыл глаза я не в больничной палате, как предполагал, исходя из ощущения нанесённого урона моему физическому здоровью, а в той же самой комнатке, в антикварной лавке Артура. Обрадовался несказанно, аж волосы вспотели, если фигурально выражаться.

Прозрачную фурию не увидел. Наверное в игнор лист меня занесла, или занята по обыкновению со своими такими же прозрачными друзьями. Хотя в первый раз появилась, чтобы помочь справиться с последствиями моих рунных изысканий.

А может я попросту пострадал не так сильно. Защита от всего магического наверняка справилась, презентованная этой прозрачной искусительницей, в момент когда я появился в мире магии. До сих пор я не имею внятного объяснения, кто она такая и где обитает. Может ещё в одном перпендикулярном или параллельном мире?

Ну да ладно. Осмотрюсь пока и проанализирую своё состояние, не плохое, как выясняется.

Я пошевелил руками, ногами, и убедился что всё нормально. Голова не болит, разве что немного затылок побаливает. Ощупал переносицу – бинго! Цела моя носопырка и это радует.

Дверь открылась, а мне не захотелось сразу показывать своё благополучное физическое здоровье и я прикрыл глаза, больного изображая.

– Кх-м. Мда-с! Когда я разрешил тренировки на заднем дворе своей, подчеркну, любимой лавчонки антикварной, я имел ввиду совершенно не это! От слова «АБСОЛЮТНО!», как ты любишь добавлять для акцента! – раздался строгий голос Артура с нотками досады.

Я открыл глаза, правильно расценив степень его осведомлённости относительно болезного меня. Скрыть от мага, а может и Магистра Рун своё состояние, это сложная задача, даже невозможная. Посему валять ваньку не стоит.

Артур выглядит озабоченным и немного уставшим. Странно, где успел выложиться и поработать уважаемый хозяин?

– Артур, ну извини! – я начал подниматься на кровати. – А что такого произошло то? Ну сорвалось построение Руны в самый последний момент. Ну шарахнуло не по детски, – я продолжил выдавать слова оправдания, хоть и чувствую вину за собой, мало-мало. – Ты же не будешь ругаться из-за поломанной слегонца старой кладки?

– Старой? Старой и слегонца говоришь? – Артур нервно прошёл к столику с графином. – Да ей и сотни лет ещё нет! – он нервно наполнил стакан квасом и осушил его залпом. – Ну подумаешь – может и есть. Но она была в идеальном состоянии! А стена здания, куда ты прилетел от отдачи, как твои друзья сказали? Там твой контур тела в кладке углублённый навсегда теперь останется!

Высказав всё в сердцах, старший друг опустился в кресло и сменил выражение на более мягкое, начиная отходить и почти улыбаться краями губ. При этом всё ещё стараясь подчеркнуть статус кво, и продолжая играть папу, раздосадованного поведением несмышлёного отпрыска, это как минимум. Не могу охарактеризовать его поведение иначе.

– Артур, ну дорогой, – я решил поиграть в подхалимаж. – Ты же маг, и ещё вон какой – мощный. Даже летать умеешь. Неужто так сложно восстановить кладку, связав пару рун? Я вот, сейчас встану и вернусь назад, помогу с вязью. Думаю, махом всё восстановлю! – завершил я предложение уже встав и натягивая джинсы, размышляя при этом, на кой чёрт с меня всё сняли.

Мой взрослый друг отреагировал адекватно, согласно промелькнувшей информации о помощи. Он вскочил с места и сделал недвусмысленный жест отчаяния, всплеснув руками. Посмотрел на меня и полез в тумбочку, используемую в качестве мини бара. За коньяком, как я сразу и увидел, хотя и так догадаться не сложно, судя по его нервозной реакции на моё искреннее желание оказать посильную помощь в восстановлении разрушенного колодца.

Опрокинув сразу пару рюмок он отдышался и снова сел напротив, устремив на меня взгляд голодного волка, ну или просто разозлившегося зверя. Любого зверя, но обязательно кровожадного и очень опасного.

– Даже не вздумай, – проговорил Артур тоном, не дающим возможности не исполнить требование. – Мне хватит сегодняшних восстановительных работ. В кои-то веки, я! – он поднял указательный палец для акцента. – Я, самолично исполнил восстановительные Рунные Вязи. Докатился, это ж надо.

 

– А что, разве это занятие возбраняется, или немодно среди магов? – я честно не понял его недовольства. – Раз всё так легко? Подумаешь, пара рун и всё в порядке… – пожал я в довершение плечами и осмотрелся в поисках ветровки.

Артур изменил выражение на отвращение. Странное поведение друга от меня не ускользнуло.

– Вязи по восстановлению? Да это занятие для услужников, пусть и магов, – Артур высказал замечание в сердцах. – Магу моего, да и твоего уровня, непозволительно заниматься домашними делами, уборкой и починкой с применением рун. Пусть даже и есть на то причины. Конечно, я умею это делать, но сам факт… – он покачал головой. – Как много ты ещё не знаешь… Ладно, проехали, как ты любишь выражаться. Я всё восстановил, кстати при помощи твоего поверенного и оруженосца. Ты же не шутил, когда принял их в наём?

Я вдруг судорожно начал вспоминать, как именно я нанял уважаемых графьёв и не вспомнил ничего, отдалённо похожего на ритуал с работодателем, наймом и заключением договоров. Странно.

– Нет, не шутил, – пришлось подтвердить то, подробностей чего не помню. – Кстати, а где они? – у меня созрел вполне правомерный вопрос. – И прости меня, я не хотел доставлять тебе таких неудобств, – я сбацал трепетное выражение раскаяния. – Кстати, я и таракана не вижу что-то?

Вот зачем я вспомнил про Чукчу вслух? Кто меня за язык тянул?

– Моя устал помогать твоему заживлению! – раздался из часов лаконичный ответ рыжего и усатого. – Теперь моя отдыхаю! Просьба не кантовать мою, и не шуметь громко, однака!

Я покосился на часы, что выполнены в морской тематике. Русалок, что до этого вальяжно располагались по обе стороны от циферблата и сверху от него, не увидел. Только пустые раковины. Живо представил владельца гарема, обмахиваемого служанками веерами из перьев павлина, как падишаха, на троне восседающего и потягивающего напитки, и улыбнулся.

– И не нада над моя улыбаться! – незамедлительно среагировал Чукча на моё выражение, хотя и не видит, зараза усатая. – Твоя косточки, начальника, совсем рассыпалися. Чинил долго и очень радовался, что молчаливая твоя в беспамятстве! Всё! Моя сильно устала! Малая, подай ещё сахара. Спасибо, ты просто восхитительна, когда стесняешься и хвостиком прикрываешься…

Это последнее, что я услышал от своего призванного товарища, которого отчего-то некоторые маги изрядно побаиваются, и чуть в голос не рассмеялся. Но информация про раздробленные кости, что он вылечил, остановила меня от бурного выражения, переполняющих мою душу эмоций.

Х-м? Да что в нём такого скрывается? Да ладно. Авось наружу вылезет ответ на правомерный вопрос о его статусе при мне.

Пока я выслушивал недовольного усатого узурпатора, оккупировавшего часы и неизвестно чем там занимающегося, Артур посмотрел на свой карманный хронометр, вынув его из специального кармашка в жилетке. Хмыкнул и принял на грудь ещё грамм пятьдесят креплёного напитка. Встал и направился к двери. Вдруг обернулся, будто забыл что-то.

– Да, ты спрашивал, где Татищев, – Артур начал ответ, на прозвучавший ранее вопрос. – Ты же сам его озадачил решением вопросов с землями, что тебе достались. Так вот, он сейчас в городскую управу уехал. Так что, я тебя поздравляю с поверенным в делах, приступившим к своим обязанностям без промедления.

– Ну, это же отличные новости! Постой, – я поспешил остановить друга, видя что он уже взялся за ручку двери. – Удели ещё пяток минут своего драгоценного времени, молодому и бестолковому непоседе! – подумалось, что самокритика тут лишней не прозвучит и задобрит его.

Артур исполнил просьбу и развернулся, вперив в меня вопросительный взгляд, наполненный лёгкой иронией.

– Ну, разве что, пяток, – мой взрослый друг кивнул. – Что там стряслось? Начнёшь просить разрешения убраться в лавке? Ну я право не знаю, – он подтвердил слова неуверенным выражением раздумья. – Не могу даже предположить, на сколько запасов моих сил хватит, что бы восстанавливать всю антикварную, замечу, мою любимую лавку, вместе с экспонатами.

Я открыл сейф своим личным ключом и взял из мешочка несколько монет, горстью и не глядя. Кинул мимолётный взгляд на свёрток с трофеями. Нет, ими я займусь чуть позднее.

Подумав над предстоящим посещением Таверны Гроха, я забрал и свою тетрадку с карандашами и набором угольников, линеек и циркулей, что называется готовальней. Потом продолжил поиск ветровки, окинув ещё раз всё помещение внимательным взглядом. Х-м. Ну нету её и всё тут. Странно, до боли и беспокойство проснулось, опять же не к месту!

– Ты будешь поиски продолжать, или удосужишься спросить, чего хотел-то? – напомнил о себе хозяин. – Феликс, ну же? Мне долго ждать, а то и у меня дела бывают, как не трудно тебе это представить!

Мне стало чуточку стыдно за разброс мыслей и несобранность, но я списал эту рассеянность на перенесённую контузию от удара об стену.

– Вот что, Артур, – я начал озабоченно. – Мне бы транспорт какой? Типа двуколки, а?

– Ээ-х, молодёжь. А как ты управляться с ней будешь? – парировал встречным вопросом хозяин, ухмыльнувшись. – Я наблюдал тебя разве что пассажиром.

Высказав это он вдруг преобразился и стал очень хитро на меня посматривать. Я заподозрил подвох, небезосновательно, отметив резкое изменение в его голосе и мимике.

– Так, а Григорий на что? Он ведь умеет с лошадями управляться, или как? – пришлось напомнито про моего новоиспечённого друга.

– Так ты собираешься сесть с ним рядом? – прозвучал вопрос удивления. – Ты же его хозяин, а он твой оруженосец, слуга вроде? Или я ошибаюсь?

Артур прищурился, выказав немалый интерес к моему ответу, над которым я задумался. Ну я же не знаю, как принято поступать в таких случаях. Возможно, что получится нарушение каких-нибудь закоренелых правил, а я и в ус не дую?

Прежде чем ответить, я сел и вперил невозмутимый взгляд на своего старшего товарища. А что? Да я буду поступать так, как нужным считаю в любой ситуации.

– Понимаешь, Артур, – я начал монолог, глядя на столешницу, а не на уважаемого хозяина. – Я не принимаю слуг. Вообще, в моей жизненной позиции нет такого понятия. Друзья у людей бывают, они и вернее и спину прикроют. А слуги… Хм-м. Ну что с них взять то, даже если они преданные? Сам подумай. За деньги не купишь то, что причитается в случае нормальных отношений. Человеческих, не принижающих ничьего достоинства. Так что, – я наконец оторвал взгляд от столешницы и глянул на довольного моим пояснением старшего товарища. – Так что, помоги двуколку раздобыть.

– Есть доля правды в твоих словах! Х-м! – он потеребил подбородок, задумчиво.

Я пронаблюдал за ним, за его раздумьями на вполне понятную мне тему дружеских отношений.

– Кстати, а где эти двое? – мне вдруг стало интересно, чем закончилась эпопея знакомства Тимки и Григория.

Артур отреагировал поднявшимися бровями, при этом сделал такое замысловатое выражение изумления, что я невольно улыбнулся.

– Тут вот приключилась какая оказия, – он начал ответ. – Эти два отпрыска дождались твоей эвакуации и занялись выяснением вины каждого в частности за случившееся. Да-с, – добавил Артур задумчиво. – Потом они начали прорываться к тебе, для контроля лечения усатым, – он покосился на часы без русалок теперь стоящие. – Ну, а следом приняли пакт о ненападении. Тимка, кстати, только-только прекратил подпирать стенку напротив твоей двери. Его вызвали срочно пара мелких пацанят, одетых как не попадя, но таких серьёзных, что мне даже в голову не пришло усомниться в важности дел, – он снова прервался, погрузившись в мысли. – А Григория ты увидишь в скорости.

Артур хмыкнул, развернулся и вышел, кивнув своим мыслям, но не удосужившись сопроводить их какой-нибудь дополнительной, кроме сказанной, информацией, а я наконец-то увидел на кресле то, что от моей многострадальной ветровки осталось. Мда… Ну так себе. Я оценил остатки. Замки молнии и собственно всё. А остальное пропало.

Значит, посетить пошивочную мастерскую становится первоочередной задачей. Поставив своеобразную галочку в голове, а сунул замки-молнии в карман и направился к выходу. Проходя торговый зал неосознанно глянул на часы, где двое пройдох с молотками под мышками снова что-то обсуждают.

Сопровождая явный спор замысловатой жестикуляцией, один из них готовился пустить в ход молот, и не по прямому назначению. Второй стал в позу обидевшегося, протянув руку. Первый махнул от отчаяния рукой и долбанул по наковальне. Затем достал что-то из кармана и буквально впечатал в руку своему товарищу.

Блин! Да они опять спорили на меня, судя по двум брошенным в мою сторону взглядам. Довольному и не очень. Вот пройдохи! И чем они там расплачиваются, а главное, для чего им деньги, или что-то из этого разряда, в часах?

Открыв входную дверь, я получил положенную порцию искр и перезвон, прежде чем выйти.

Напротив, среди шумной толпы прохожих, праздно гуляющих по случаю субботы, посещающих лавки и мелкие мастерские с радушными до заказов хозяевами, я увидел нормальную такую двуколку и Григория, меня ожидавшего.

– С быстрой поправкой, Феликс! – парнишка расплылся в открытой улыбке. – Я не ожидал, что господин Артур попросит меня покатать тебя по городу, – добавил он, следя как я усаживаюсь рядом. – Куда первым делом?

Я вдруг обратил внимание на пистолетные рукоятки, торчащие из кобур на поясе Гришки и мысленно хлопнул себя по лбу. Блин, я же теперь вооружён. Пришлось срочно вернуться к сейфу за револьвером и патронташем с кобурой. Прикинул, что одного образца мне вполне достаточно.

Вернувшись к двуколке, я вторично оценил транспорт. Вполне себе новый и отдающий свежим лаком и краской.

– Это Артур приготовил, ещё с утра, – ответил на невысказанный вопрос Григорий. – Знатная двуколка, новая совсем. Он сказал, что ты наверняка захочешь куда-нибудь поехать, посему принял на себя ответственность и купил её вместе с лошадью.

Мне вдруг почудилось, что мой взрослый друг, антиквар и маг по совместительству, может предугадывать мои потребности и делать упреждающие шаги.

Ну круто, что я могу сказать по этому поводу? Обязательно рассчитаюсь с ним по возвращению. Тем более, что у меня почти полная тысяча золотом в сейфе находится. Ну так, без четырёх червонцев, если быть чуть более точным. Всё одно сумма приличная.

Отметил, что Григорий внял моим просьбам. Его нормальному обращению к себе я обрадовался и прикинул направление, вспоминая как везла меня Марфа Шуйская.

– Давай пока прямо, там на втором перекрёстке направо и смотрим внимательно, – я обозначил маршрут. – Там должна быть вывеска такая, ножницы и линейка. Вот туда нам и надо! Погнали! – сделал я крайнее напутствие и двуколка сорвалась с места.

Лавируя по мостовой между гуляющими горожанами, я отдал должное великолепному навыку вождения у Гришки.

Нормально прокатились до самой примечательной лавчонки пошивочной, где оба спешились и вошли.

Радушный хозяин и мастер в одном флаконе, узнал меня сразу и немного опечалился, когда не заметил на мне так поразившей его ветровки. Как и в прежнее посещение, мастер предстал с портняжными принадлежностями. Через плечо перекинута мягкая линейка с метр длинной, а на поясе удобный чехол с ножницами разного размера, нитками для прихвата выкроек и ещё со всякой мелочью. Типа, иголок разнокалиберных, напёрстков и всё в том же духе, и тому подобным.

– Как я рад видеть господина, – мастер радушно пошёл нам на встречу, – и спутнику вашему я рад. А где та молодая госпожа, что удостоила старика посещением? Неужели ей не понравились мои шелка? – он продолжил скороговоркой, не давая мне возможности вклиниться. – Ваши лекала давно готовы, осталось определиться с тканями на верх и на подклад.

Я поднял руку, призывая хозяина дать и мне слово. Он понял и замолчал, замерев по стойке ожидания, не сводя с меня взгляда и готовясь выполнить любую прихоть с пожеланиями.

– Покажите эскизы, – я попросил уважаемого. – Есть пара моментов, исполнив которые я смогу оплатить всё. Кстати, – я обратился уже вслед убегающему в подсобку мастеру. – Всё мне понадобится в нескольких вариациях и из разного материала, и минимум в трёх экземплярах!

Посмотрев на одежду Григория, хоть и добротную, но видавшую виды и перенёсшую непростое путешествие, принял решение и его одеть по нормальному. Мой оруженосец и друг просто обязан подчёркивать самодостаточность меня, как старшего по званию и вообще. Парень должен выглядеть и модно и дорого. Ну или почти как я.

– Уважаемый, – я обратился к хозяину, – снимите с парня мерки и один комплект пошейте на него.

Гришка удивился, смутился и отвёл глаза, краснея от стеснения и радости перспективы получить обновки. Ничего не сказал, а если и хотел, то я просто ему не дал этого сделать, подняв руку и выставляя ладонь в останавливающем жесте.

 

Паренёк лишь благодарно поклонился, правильно всё поняв.

– Се непременно! – донеслось из явного пошивочного цеха, когда дверь открылась. – Уделите просмотру тканей минуту вашего драгоценного времени. Я скоро!

И действительно, он появился достаточно быстро. Мерки снял и стремительным шагом зашёл за длинный стол, встав напротив и протянув мне листочки с эскизами, нарисованными его подмастерьем на основании снятых ранее выкроек.

Я взял карандаш и дорисовал к ветровке длинные полы, на манер пиджака фрака. Потом остановился на брюках вместо джинс, и сделал их немного шире, чтобы получилось то, что я считаю брюками из своего мира со стрелками. Прикинул, затем объяснил, как пошить рубашку с нормальным воротником, а не в отдельной комплектации, что мне пришлось примерить в гостях у Демидовых.

Потом я определился с материалами. Ветровку решил заказать из тончайшей кожи чёрного цвета, типа замши, с бардовым подкладом, как у магистров. И теперь она превратилась в двуполый плащ, не мешающий передвигаться быстрым шагом, и выглядела умопомрачительно. На свой экземпляр попросил вшить молнию. Коротко получилось, по пояс от шеи, но зато клёво и удобно.

Ну и с костюмом определился, вспомнив классику своего мира. Двубортный с жилеткой и шёлковым галстуком. Причём объяснение по поводу этого гаджета заняло не мало времени. Ремни не забыл, хотя и увидел некое недоумение. Типа, а как же подтяжки? Пояснил, что этот девайс для штанов мне не нравится, а вот ремень кожаный очень по душе.

– Когда я смогу получить заказы? – поинтересовался я, расплатившись и засветив при этом пару червонцев золотом.

Кстати, за всё про всё в трёх экземплярах, один из которых я решил подарить Григорию, уплатить пришлось всего-навсего пять рублей и семь копеек. Думаю, что это совсем не дорого.

Мастер заметил степень моего достатка и даже облизнулся, не в силах контролировать эмоции по случаю неожиданного обогащения.

– Если господин пожелает, то я, – он преисполнился гордости, – вместе со своими помощниками, справлю всё к вечеру, – мастер посмотрел на настенные часы. – К шести часам, если быть точным, всё будет готово и доставлено Вам посыльным.

Я протянул пятьдесят копеек мелочью.

– Это вам за хлопоты, – добавил, соблюдая вежливость и олицетворяя огромное удовольствие от услышанного срока исполнения.

– Я потрясён Вашей неслыханной щедростью! – чуть не подпрыгнув отреагировал мастер.

Хозяин принял дар и шустро пересчитал денежки, при этом так харизматично изменил выражение, что я поостерёгся добавить ещё хоть копейку. Честно побоялся его обморока в ответ на щедрые чаевые, ну или как на плату за расторопность.

Помимо всего прочего, от меня не ускользнуло его страстное желание задать мне вопрос, природу которого я отчасти предугадываю.

– Господин, – он наконец набрался смелости и обратился ко мне, теребя мягкую линейку. – А что мне делать, если появятся желающие повторить ваши одеяния?

Я ждал от него именно этого вопроса и посему ответ у меня уже давно созрел.

– Так делайте, – я кивнул и небрежно отмахнулся, обрадовав уважаемого мастера, – но прежде всего, согласуйте проценты с моим поверенным в делах, графом Татищевым. Вы же понимаете, что это новое веянье. Соответственно и хозяин у данных моделей имеется в моём лице, – говоря это, я сам испытал радость от того, что теперь есть на кого переложить кучу дел, особенно с законом связанными, да и любые, что не требуют отлагательств.

Лицо хозяина мастерской просияло.

– Меня всё устраивает, я обязательно свяжусь с графом, и непременно-с в самое ближайшее время! – он поклонился. – Эм-м… Так куда, позвольте спросить, доставить заказ? – спрятав добычу, что не выпускал из рук за время коротких переговоров, он снова вытянулся по струнке.

– В антикварную лавку господина Артура, – я небрежно озвучил адрес, начав разворачиваться и намереваясь покинуть пошивочную мастерскую.

Мастер икнул, его взгляд забегал, а выражение наполнилось тревогой или даже испугом.

Я резко вернулся, не поняв причины такой реакции и посмотрел на него с немым вопросом, облокотившись на стол и придвинувшись к уважаемому хозяину ближе.

– Что-то не так? – пришлось задать наводящий вопрос. – Говорите, уважаемый, не бойтесь.

Он в свою очередь тоже приблизился и посмотрел по сторонам, словно боясь увидеть ещё кого-то.

– Как, вы разве не слышали последние новости? – перешёл на шёпот хозяин.

– Нет, – я не покривил душой, слегка соврав.

Ведь мне не известно, что говорят о вотчине моего взрослого друга в городе.

– У него снова что-то стряслось зловещее на заднем дворе, – опять посмотрев по сторонам пояснил мастер пошивочной мастерской. – Говорят, что это происки тёмных, что поставили стационарный портал, но выбраться из него не могут. Я смотрю, вы не знаете многого, но я точно могу сказать, что те предметы, которые в его лавке собраны, нельзя покупать! – добавил собеседник и сделал вид, что больше он ничего дополнить не сможет.

Я задумался и прикинул, а вот мне нужны ли его часики с азартными кузнецами? А почему нет? Ничего такого они не делают. Или я просто многого не знаю? Да какая разница.

Создав задумчивое и одновременно опасливое выражение, я не стал менять место приёма пошитой одежды. Мы вышли как раз в тот момент, когда колокольчик на двери известил о прибытии очередного заказчика. Поэтому, особо не вдаваясь в церемониальность, мы с Григорием покинули мастерскую и загрузились в двуколку, сопровождаемые взглядами прохожих, рассматривающих меня, подпоясанного патронташем с кобурой револьвера, и футболкой на теле, с выцветшим рисунком.

– Теперь куда? – мой рыжий друг взялся за вожжи.

– Ближе к окраине, держись подъёма. Нас ждёт посещение знаменитой в кругах абитуриентов академии таверны Гроха, – я пояснил, откидываясь на спинку. – Найти легко, а если что, я подскажу направление!

Гришка дёрнул эти кожаные верёвки, что подсказывают лошадке куда скакать, она игогокнула, высекла искры подковами о камни мостовой и двуколка привычно стартовала.

До нужного места на пригорке домчались быстро и без приключений. Было конечно пара моментов, заставивших моего рулевого поорать на зазевавшихся пешеходов, но в целом, добрались без происшествий и спешившись у входа в таверну отдышались.

Что ни говори, а суббота вносит свои корректировки в дорожное движение, наполняя улицы потоками праздношатающихся горожан.

– А я тут уже был сегодня, – оглядевшись выдал Гришка. – Мы именно здесь утром узнали, с некоторыми трудностями, где отыскать тебя. Ну никак народ не сдавался и всё норовил сбежать. Вот что за народец, а, Феликс? – он махнул рукой в сердцах. – Им денежку предлагаешь, а они… Да что это я, причитать взялся? Так мы прибыли? Тут твои друзья обитают?

Я прикинул, на кого они вместе со старым графом могли нарваться по незнанию. Если Грох или Ксандра, моя любимая кухарка, им попались бы, то графья огребли бы по полной программе. М-да. Это без вариантов.

– Тут, не только друзья, но и будущие партнёры, – внёс я пояснение и смело толкнул дверь таверны. – Заходим, садимся за столик и ждём. Ты не вмешивайся особо в разговоры, даже ежели чо и непонятку родит в голове. Оки?

– Оки! – выдал он фразу согласия моего мира автоматом.

При этом, Григорий посмотрел на меня, явно не до конца понимая точного значения последнего слова, но сориентировался в интонации, ещё и кивнул для убедительности, мол, всё исполнит в точности, как монах обещавший всевышнему, или кому тут обещают, молчать. Ну и славно! Парень вновь показал свою прозорливость и ум.

Войдя внутрь я лишний раз убедился в том, что нахожусь в процветающим заведении. Порядок и достаток чувствуется во всём. Белоснежные скатерти и занавески на окнах прекрасно сочетаются с цветами в графинах, украшающими каждый столик. Пусть они и обычные, полевые, но мама моя родная, как здорово смотрятся эти скромные букетики.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?