Криповые истории. Сборник рассказов

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Консерва.

13.01.2021

Дверь кабинета, издав неприятный скрип, приоткрылась. В образовавшейся щели мелькнуло лицо Тихонова.

– Саныч, мы в допросную этого психа притащили, как ты и просил. Сами щас в его гараж поедем, – проговорил опер, выводя из раздумий своего начальника.

Игорь Александрович Ставицкий кивнул в ответ, поднимаясь со стула. Раз уж подозреваемый в допросной, то и поговорить не грех.

Начальник уголовного розыска небольшого городка испытывал смешанные чувства: тут были и радость от поимки жестокого убийцы и усталость, накопившаяся за двадцать с лишним лет.

Впрочем, мыслями полицейский был далеко. Он уже неделю не прекращал думать о своем первом деле, ставшим для него кошмаром.

***

20 лет назад.

Тело нашли в тридцати километрах от города.

– Слыш, служивый… Ты на меня не гони! Не трогал я его – вот те крест! – проговорил плотный и высокий мужик, которого молоденький лейтенант милиции мысленно окрестил Медведем.

– Как же не трогали! Вон следы на снегу! Вы же явно подходили к телу! – чуть ли не крича, парировал Игорь Ставицкий, указывая на протоптанную дорожку к трупу, прикрытому каким-то тряпьем.

– Нуууу… Так нужно ж было посмотреть живой он иль как! А вдруг просто пьяный какой?! Околел бы на таком-то морозе. Вот я и подошёл! А там такой ужас! Кто ж знать то мог… Да я и вызвал вас сразу! Видно же – явно ваше дело! – уставившись на свою обувь, принялся в очередной раз повторять историю обнаружения тела мужчина.

Игорь махнул рукой, понимая, что спорить с Медведем бесполезно. Скорее всего, мужик, обнаружив труп, действительно испугался… Но затем вернулся – жажда наживы и любопытство взяли свое. Нашел ли он что-нибудь на трупе – не столь важно. Сейчас главное опознать убитого, чье тело уже успело окоченеть на морозе.

– Молодой человек, а где ваш наставник? – обратился к Ставицкому судмедэксперт, подошедший со стороны.

Роман Мстиславович был, пожалуй, чуть ли не единственным человеком, добродушно настроенным к совсем ещё зелёному оперативнику.

Хотя, вполне возможно, причина этому крылась в добродушном нраве эксперта. Интеллигент в третьем поколении, как сам о себе говаривал Роман Мстиславович, ко многому относился философски.

– Олег Петрович сейчас на совещании. Что можете сказать о трупе, Роман Мстиславович? – ответил молодой оперуполномоченный, невольно бросив взгляд на труп.

– Молодой человек, Вы все сами видели… Смерть явно насильственная. Плюс еще каннибализм… Насколько я могу следить по количеству крови на месте обнаружения тела – сердце уже не качало кровь, когда срезали с костей плоть. Но так как грудная клетка разворочена и само сердце отсутствует – больше я могу сказать только после… Более детального осмотра тела, – морщась проговорил судмедэксперт.

Молодой опер согласно кивнул и направился к служебному УАЗику, возле которого в окружении ППСников топтался Медведь.

– Так говоришь, увидел тело утром и сразу нам позвонил, так?! – вновь обратился к единственному свидетелю Игорь.

– Дык так и было! Говорю же – на лыжах в охоты возвращался, нашел, испугался… Давай в город обратно и вас вызвал! Такой ужас недалеко от города валяется… Это ж надо! – пробасил тот.

Ставицкий не мог не согласиться с Медведем … Действительно, обезображенный труп вряд ли можно было назвать обычным, рядовым событием для местных жителей.

"Первое самостоятельное дело и такая жесть…"– подумал Игорь и впервые в жизни пожалел, что не курит.

– Товарищ лейтенант, чё делать нам? Долго ещё мёрзнуть будем?? – со спины донёсся до Ставицкого голос старшины ППС.

Опер повернулся к старшине, и произнес:

– Следака надо ещё дождаться. Прокурорские, как видишь, не торопятся. Дежурный следак должен был уже подъехать.

– Так это… Давайте в машине хоть подождем! Всё теплее, чем на улице!

Игорь согласно кивнул и забрался в салон служебной машины.

***

После того, как прокурорский следователь соблаговолил все же явиться на место обнаружения трупа и выполнить свои обязанности, лейтенант вернулся в кабинет уголовного розыска.

Отогреваться чаем пришлось долго.

– Игорёк, ну что там с трупом? – спросил Олег Петрович Рокотов.

Начальник уголовного розыска, а по совместительству бывший наставник Игоря, вернулся с совещания под конец рабочего дня и сразу же поинтересовался делом, доставшимся его подопечному. Иногда молодому оперу казалось, что Олег Петрович самый осведомлённый человек в городе.

– Труп явно криминальный, Олег Петрович. Прокурорский дело уже открыл, – пробормотал в ответ Игорь, крепче сжимая горячую чашку с чаем, словно опасаясь, что ее отнимут.

– А что говорит наш многоуважаемый Роман Мстиславович?

Ставицкий, сделав небольшой глоток сладкого чая, ответил:

– Говорит, что с трупа срезали мягкие ткани…

Начальник уголовного розыска, услышав ответ лейтенанта, поскрёб затылок.

– Делаааа.... И какие мысли?! Кто? Зачем? Почему? Следы, улики есть какие? – тут же засыпал вопросами начальник.

Лейтенант улыбнулся ему поверх кружки, вспомнив свою практику под руководством Олега Петровича. Тот с первого дня приучил молодого сыщика задавать правильные вопросы и прокручивать их в голове, чтобы теории появлялись сами собой.

– Улик на месте обнаружения трупа не найдено. Следов – полно. Там один свидетель натоптал так, что мама не горюй. А вот на счёт подозреваемых и мотивов – глухо пока. Роман Мстиславович считает, что когда срезали мышцы с икр и бедер, жертва уже была мертва. Мотив остается не ясен. Я вначале подумал, что жертву пытали… Но кто будет буквально резать на части человека, чтобы получить от него информацию?! – принялся рассуждать вслух лейтенант.

Рокотов хмыкнул и сел на скрипнувший от его веса стул, поставив его возле стола подчинённого.

– Мдааа… Молодое вы поколение. Игорёк, мы с тобой где?! На Севере. Чего у нас тут полно?! Зон! Проверь зоны, парень! Были ли у них побеги, если да – то кто сбегал.

Игорь, округлив глаза, уставился на своего начальника.

– А почему вы на зэков думаете?!

Перед тем, как ответить, Олег Петрович провел ладонью по лицу, на котором отражалась усталость.

– Раньше подобные случаи уже были, Игорь. Я, правда, за все годы службы с таким не сталкивался, но слышал от бывалых сыскарей… Собираются зэки "дёрнуть" с кичи, да вот незадача… Еды нет. Вот и выбирают они себе "консерву" или "кабанчика". Если уж совсем невмоготу становится – сам понимаешь, что происходит.

Ставицкий, опешив, выпучил глаза.

– Не удивляйся. Чего только не бывает. Представь сам – холод, голод… А им нужно огромное расстояние пройти. Вот они подстраиваются под обстановку, – мягким тоном принялся объяснять наставник специфику местности оперу.

– Да я не… Просто не пойму! До города оставалось тридцать километров. Неужели они не могли дойти и съели человека?!! Как это вообще может придти в голову?!

– Нуууу, мои коллеги, что постарше были, рассказывали про допрос одного такого же беглеца-людоеда… Так вот, тот рассказывал, что они берегли "кабанчика" до последнего, Игорёк. Вот ползут они по снежной местности, продуваемой ветрами… Им холодно и голодно… И уже когда нет сил, когда весь организм продрог до костей… Тут-то они и "забивают кабанчика". Вначале пьют его кровь – ещё теплую. Согреваются. А до мяса уже потом доходит. Первоначально – нужно согреться, – на лице матёрого сыщика отразилась гримаса отвращения.

А молодой лейтенант уголовного розыска пребывал в состоянии шока. Не могла в его сознании уложиться мысль о том, что каннибализм не пережиток прошлого, не явление, которое можно встретить в диких племенах, нет.

Каннибализм может случиться и в России.

Нет, Игорь, как и любой начитанный человек, прекрасно знал о таком явлении в истории человечества. На ум сразу пришел роман Эдгара Алана По "Повесть о приключениях Артура Гордона Пима", где мужчины съели юнгу Ричарда Паркера. Да даже в песнях и то встречаются упоминания… Далеко ходить не надо – относительно недавно Ставицкий слышал песню Штиль группы Ария, где как раз и был описан случай каннибализма среди моряков:

"Штиль, сходим с ума,

Жара пахнет черной смолой,

Смерть одного лишь нужна

И мы, мы вернемся домой.

Его плоть и кровь вновь насытят нас,

А за смерть ему, может, Бог воздаст".

Вот и тут. Насытились. Зэки.

– Жертву то опознали, Игорь? – вывел из раздумий лейтенанта голос начальника.

– Нет еще, Олег Петрович. Да и лица не было видно – его накрыли какой-то тряпкой, а она задубела от мороза, – ответил опер, поёжившись.

– Ладно, тогда вали домой. Сейчас ты все равно уже ничего не сделаешь. Но завтра обзвони зоны. Они, бывает, утаивают побеги первые несколько дней. Надеются своими силами найти беглецов, идиоты… Ну и личность жертвы узнай. Если это зэк – тогда точно "консерва". И "вертухаям" придется признать побег, – хлопнув по крышке стола ладонью, произнес начальник районного УГРО.

***

На следующий день Ставицкий уже располагал информацией о личности жертвы и о том, с какой же именно зоны был совершен побег.

И если сам факт побега был для опера очевиден, то личность жертвы вызвала у Игоря удивление.

" Тесен мир!"– подумал опер, узнав имя человека, чьи же именно останки он лицезрел вчера. "Горобцов Валерий Антонович, 1980 г. рождения…"

Горобцов, Горобцов… 21 год был парню, когда тот пырнул ножом соседа по общаге. Да удачно пырнул – в сердце.

Сосед хоть и был редкостным алкоголиком с кучей дружков, но свидетелей убийства не было.

Олег Петрович тогда обратил внимание на соседа, которым и оказался Валерий.

Тихий и робкий молодой человек старался не привлекать к своей персоне внимание и всячески отнекивался от преступления, предоставив «липовое», как позже выяснилось, алиби.

 

"Был на охоте с другом". Проверили. Не был.

«Раскалывал» его тогда сам Петрович лично. Вскоре Горобцов подписал "чистуху" и отправился в места не столь отдаленные.

Кто мог знать, что "объявится" он так скоро и при таких обстоятельствах.

Открывшиеся факты не давали покоя оперу – Игорь так и порывался сообщить всё, что накопал своему начальнику, но того снова не оказалось на месте, поэтому молодому лейтенанту не оставалось ничего иного, как погрузиться в работу.

Бумаги, кучей сваленные на рабочем столе, содержали в себе ответы, способные привести к раскрытию убийства Валерия Горобцова.

Его дело лейтенант помнил, так как он впервые участвовал в расследовании. Пускай и был он тогда всего лишь в роли стажёра, но какой-никакой опыт Игорь получил.

А ведь он вначале верил Горобцову. Верил, что тот не виноват в смерти соседа. Верил, пока не рухнуло алиби Валерия Антоновича.

Да, не был похож молодой парень на убийцу. Худой брюнет с голубыми глазами, тихий и спокойный.

Студент-медик, подрабатывающий в свободное от учебы время. По всем характеристикам исключительно положительный гражданин.

Друг его на допросе сначала выгораживал, но погорел на нестыковках в рассказах и признался в ложных показаниях. А потом несколько суток в СИЗО, допросы, проводимые Олегом Петровичем и всё… Уехал Горобцов валить лес на благо страны.

Длилась его северная "командировка" не долго – Валера решил сбежать. Побег хоть и не был дерзким, но явно был продуманным и спланированным. Иначе четыре зэка не смогли бы покинуть исправительное учреждение в разгар метели, которая, укрыв следы, дала им фору.

На утренней перекличке их отсутствие заметили и сразу же принялись искать. В самой же зоне. А беглецы в это время увеличивали расстояние.

И если смысл в побеге для троих из беглецов ещё можно было понять, то действия Горобцова выглядели крайне нелогично.

Двоим прожженным рецидивистам терять было явно не чего – оба были на пожизненном. Третий – банкир, кинувший на деньги не тех людей, явно был востребован у кредиторов, способных достать человека хоть из-под земли. Валерий Антонович же напротив – был тихим и спокойным. Что же могло заставить его бежать?

Опер разложил на столе четыре листа ксерокопий. Блуждая взглядом по строчкам машинописного текста, Игорь примерно понимал, что могло связывать троих из группы. Деньги банкира и связи рецидивистов делали побег возможным и облегчали зэкам уход от преследователей. Но неужели Горобцов не понимал, что в этой группе он явно лишний? Что берут его с собой не за красивые глаза?

Банкир. Маслов Юрий Евгеньевич. На фотографии из личного дела этакий пухлый добряк в очках интеллигентного вида. Но блеск в глазах выдавал расчётливую натуру – алчную и жадную.

Рецидивист-авторитет. Коваль Михаил Геннадьевич. Этот вообще завсегдатай исправительных учреждений, с внушительным списком попыток побега. Награбленные деньги, запрятанные в укромном месте, не позволяли ему спокойно отсиживать пожизненный срок.

Ну и вишенка на торте… Рогозин Григорий Сергеевич. Беспредельщик. Такой мог на зоне получить приговор и от "блатных", из-за чего, скорее всего, и решил сбежать.

Эти трое нашли друг друга. В их компании Валера Горобцов изначально был приговорен.

***

Месяц спустя.

– Ну что, Игорёк? Висяк? Не нашли этих уродов? – войдя в кабинет и хлопнув дверью сказал недовольным тоном Олег Петрович.

Ставицкий опустив голову и уставившись в крышку стола ответил:

– Не висяк… Кто убил – известно. Они в федеральном розыске, Олег Петрович… Их же не только мы искали…

– Вот! А что тебе ещё-то надо?! Дело раскрыто?! Раскрыто! Отложи ты его! У тебя других – куча. Игорёк, показатели сами себя не нарисуют. Этих уродов найдут где-нибудь на юге. Передай все материалы следаку прокурорскому – пускай у него голова и болит. Ты свою работу выполнил! – принялся отчитывать бывшего ученика начальник.

– Хорошо, Олег Петрович… Передам…

***

12.01.2021.

Ресторан.

В элитном ресторане случайных людей не бывает. В таких заведениях принимают пищу и ведут переговоры влиятельные люди, способные вершить судьбы простого люда.

Представители власти и бизнеса, политики и бандиты. Все в дорогих одеяниях и лишь повадки позволяют различить кто из гостей к какой касте принадлежит. Но не всегда.

Юрий Евгеньевич знал многих из завсегдатаев этого ресторана и давно уже не делал между ними различий. Что политики, что бизнесмены, что бандиты – не все ли одно?! Все они – люди, считающие себя лучше остальных. Лучше, богаче, влиятельнее, умнее…

Элита.

Элита, которая за один только ужин в этом заведении тратит сумму, способную довести до инфаркта пенсионера или врача, учителя или строителя. Элита, пирующая во время чумы.

Юрий Евгеньевич окинул взглядом лица остальных посетителей. Надменные лица с каменной непроницаемостью. Напрочь фальшивые. Не люди – пустышки.

Осознание сущности этого сброда пришло к банкиру давно и неожиданно. С глаз мужчины словно пелена спала, и истинная картина окружающего мира предстала перед ним во всей неприглядной "красоте".

Нет, он прекрасно осознавал, что молодая жена с ним исключительно из-за его денег. Что уважение подчинённых и друзей – показное.

А причина всему – деньги.

Его деньги.

Ещё совсем недавно банкир и не мог представить себе, что подобные мысли захватят его разум. Но они нагрянули неожиданно.

Вначале Юрий Евгеньевич считал это началом депрессии, но нет. Он просто устал от людской натуры и от несовершенства мира.

"Когда-то, люди были лишь животными, не обременёнными моралью и законом. Царило право сильного. Сильный? Правишь. Появился представитель племени сильнее? Ты погиб.

Да, жестоко, но зато… честно. А сейчас?! Бабки есть – есть сила. Закон на твоей стороне.

А сними с этих жрущих фуа-гра уродов их костюмы от Brioni и что увидишь?

Обезьян, лишенных шерсти.

Оставь их на необитаемом острове без еды и орудий для охоты – они съедят друг друга за неделю. Сначала переругаются, выпустят наружу всё дерьмо, что скрывают за налетом «цивильности» и начнут убивать друг друга.

Голыми руками и зубами," – подумал банкир, любуясь на компанию сильных мира сего, занявшую столик напротив.

Представив мэра города в набедренной повязке и с дубиной в руках, Юрий Евгеньевич усмехнулся: "Некоторых, правда, раньше сердечный приступ прикончит. Такая туша под открытым солнцем явно долго не протянет".

– Андрей Игоревич, Вы просили напомнить: у Вас через полтора часа встреча в загородном доме, – проговорил телохранитель, подошедший к начальнику не слышно. Маслов уже давно привык к своему новому имени и «откликался» только на него. Даже жена не знала о том, что нынешней личности ее мужа всего двадцать лет.

– Хорошо, Саша. Пускай подгоняют машину – сразу туда и поедем, – устало протянул банкир, поднимаясь из-за стола.

Официант, как и подобает в подобных заведениях, увидев, что клиент закончил свою трапезу и собирается покинуть ресторан, подошёл к столику и молча выжидал, пока на него обратят внимание.

– Саш, оплати счёт. И на чай оставь молодому человеку. Не скупись, – кинул своему охраннику мужчина, застегивая среднюю пуговицу пиджака.

Когда с пуговицей было покончено, банкир бросил взгляд на лицо официанта и, чуть было, не отпрянул.

В лице молодого парня было что-то… знакомое. Неуловимое, но узнаваемое.

Словно призрак из прошлого решил навестить его, но в последний момент передумал и решил ограничиться наблюдением. От этого ощущения кожа банкира покрылась мурашками.

Прикрыв на секунду веки, Юрий Евгеньевич вновь посмотрел на официанта, но в этот раз в парне все было нормально.

"Показалось, черт… А ведь всего-то одна бессонная ночь. Ну, ничего, всё равно скоро улечу, и нервишки успокоятся ",– подумал банкир. Но он кривил душой. Дело было вовсе не в бессонной ночи.

Прошлое вновь напомнило о себе. Не сегодня, нет… Ещё вчера.

Ещё вчера один человек из прошлого умудрился позвонить банкиру на личный телефон, номер которого знать он не мог. Но откуда-то он его знал.

***

11.01.2021

Вечер. Дом Маслова.

– Здаров, коммерс… Узнал? – прохрипел в трубке мужской голос, который Маслов мечтал бы забыть, да не мог. Даже не смотря на годы, прошедшие с момента их последнего разговора.

– Тебя забудешь. Чего тебе надо? – недовольным тоном ответил банкир.

– Эй, слышь… Полегче давай. Ты чё, не рад старого знакомого слышать?! А как на счет в гости пригласить?! Накормить, напоить… Сауну с марухами организовать? Я ж в курсах как ты жируешь… И многое помню, Юрок… Вот только чего я понять не могу, так это почему у тебя бабки, молодая соска под боком, а я в говне прозябаю? Почему ты с друзьями не делишься? Не хорошо это… Не по понятиям, – гнусаво прохихикал в трубку Григорий Рогозин, он же Рогоз.

– А ху-ху не хо-хо? Ещё раз – что тебе от меня надо? Денег опять?! Так ты в прошлый раз что говорил?! Забыл? – распаляясь сильнее, чуть ли не закричал в трубку бывший зэк.

– Не опять, Юрок… Снова. От тебя ж все равно не убудет. Видел я, как ты живёшь. Уже пару деньков за тобой приглядываю. Да и нужно-то мне всего ничего… А ты и дальше будешь спокойно себе жить… На массаж свой ездить до лярвы этой, в спортзале бегать на дорожке. Только ты это… Мотор бы свой поберег – ты ведь мне живой куда нужнее!

Крепко стиснув телефон в кулаке, банкир был готов зашвырнуть его в стену, но скрипя зубами, поборол этот порыв. Рогоз ведь не отстанет, пока не получит денег. Проще заплатить и забыть о нем на какое-то время. "А может, чем черт не шутит, избавится от него к чертям собачьим? Хмм… А ведь вариант! Надо будет с Сашей на эту тему поговорить. Исполнителя найти и пускай уберет проблему…",– от этой мысли на душе у Юрия стало спокойнее и он произнес:

– Ладно. Тогда давай так… Завтра вечером, часиков в восемь, в моем охотничьем домике, что за городом. Помнишь же его ещё?!

В трубке раздался смешок.

– Забудешь такое! Давненько так не кайфовал. Лады – тогда до завтра, пухлый, – радостно проговорил Рогозин и бросил трубку.

Какое- то время, повертев в руках телефон, Маслов раздумывал над появившейся идеей об устранении шантажиста. Решившись, он вызвал в кабинет начальника охраны.

***

12.01.2021.

"Эта толстая тварь согласилась заплатить!"– внутренне ликовал Рогозин до самого вечера. До встречи в охотничьем домике оставался всего лишь час.

Прикинув оставшееся расстояние, Гриша Рогоз улыбнулся. Успевает. Совсем чуть-чуть и у него снова будет лаве в карманах.

Он уже буквально слышал приятный хруст новых банкнот. Самый лучший звук в этом мире.

Раздолбанная иномарка, взятая у старого знакомого на время, медленно, но верно везла Рогоза на встречу к безбедному существованию. Дорога хоть и была занесена снегом, но автомобиль немецкой родословной чувствовал себя на ней уверенно.

И хоть вечер ещё только вступал в свою силу, на улице уже знатно потемнело, от чего лес, раскинувшийся по обеим сторонам от дороги, выглядел зловещим.

Вдруг на дороге впереди возникла машина, моргающая аварийками.

– Угораздило ж тебя сломаться именно тут! – пробормотал Рогоз, увидев хозяина сломавшейся машины.

То ли радость от предстоящего богатства, то ли остаток человечности заставили Рогозина остановиться возле автолюбителя, которому требовалась помощь.

Приоткрыв окно водительской двери, Григорий спросил у подошедшего водителя:

– Сломался, братан?

Тот в свою очередь кивнул и ответил:

– Да колесо спустило. Хер его знает как… А домкрат дома оставил… У Вас случайно не найдется?! Запаска у меня есть…

Рогоз не имел ни малейшего представления, есть ли в этой машине домкрат, но ему стало жаль молодого парня, который, по всей видимости, уже долгое время ждал помощи на холоде.

– Щас посмотрим, паря. Не кипишуй! Придумаем, как быть тебе…

На улице оказалось ещё холоднее, чем казалось Грише Рогозину. Дрожа от пронизывающего до костей ледяного ветра, он направился к багажнику машины. Тот послушно открылся, но только вот лампочка не загорелась.

– Нашли? – раздался со спины голос водителя – растяпы.

– Да хер тут чё найдешь! Посвети мобилкой, а?! А то тут хлама какого-то полно… – процедил сквозь зубы Рогоз.

– Оййй, да не утруждайтесь Вы так… Мне не нужен домкрат… – ответил парень, подходя ближе.

Гриша не успел открыть рот, чтобы озвучить ругательства, рвущиеся с языка, как к его шее прикоснулся холодные контакты электрошокера. Затем раздался электрический треск, погрузивший Рогозина в небытие.

 

***

12.01.2021.

В охотничьем домике Рогозина ожидали вовсе не деньги.

Маслов хоть и не был жадным, но платить зарвавшемуся шантажисту не собирался. Для решения этой проблемы Юрий Евгеньевич решил прибегнуть к помощи ещё одного беглеца – Коваля.

– Ну и где этот жадный урод, Юр? Вы насколько договаривались? – проговорил авторитет, кинув очередной взгляд на циферблат наручных часов.

– Да я откуда знаю… Может, задерживается. Ради денег он точно придет! – уверенно ответил хозяин домика, подливая в рюмку гостя водки.

–Посмотрим… Говорил же тебе – давно надо было решать эту проблему. Не понимаю – чё ты его пожалел?!

Маслов улыбнулся, в очередной раз услышав этот вопрос из уст криминального авторитета.

– Ты же знаешь… Сейчас мы с тобой не Маслов и не Коваль. Документы выправили и уже давно зажили другой жизнью. А если найдут тело Рогозина и опознают? Тогда и на нас со временем выйдут. Не помогут связи и деньги. Поэтому… Нужно избавляться от него по уму, – озвучил свои соображения на этот счёт банкир.

Коваль задумчиво кивнул, словно взвешивая мотив Юрия.

– А щас то его валить не стрёмно? Почему раньше нельзя было, а сейчас вот ты решился?! – прищурившись, задал очередной вопрос Коваль.

Маслов внутренне напрягся. Он ожидал, что Коваль может заподозрить его в неискренности.

– Да просто надоел… И знаешь… Лес большой – под елью закопают и во век потом никто его не найдет.

На самом же деле деньги, которые владелец банка давно уже аккумулировал на оффшорных счетах, обеспечивали владельцу вполне безбедную жизнь в любой из стран, гражданство коих он успел купить.

Труднее было распродать имущество, оформленное на подставных лиц. И вот уже неделю Маслова в России ничего не держало, и билет на самолёт ждал своего часа.

Но говорить об этом Ковалю Юрий опасался. Стоит авторитету узнать, что дойная корова перестанет давать молоко и тот ее сразу же потянет на бойню. Лучше уж молчать о своих планах и впредь. А дальше… Дальше он станет очередным русским иммигрантом с раздутым банковским счётом.

***

В ожидании Рогозина Маслов и Коваль провели несколько часов, но тот так и не объявился. Коваль, изрядно захмелевший за это время, отправился домой в окружении своих головорезов.

Маслов же решил остаться в охотничьем домике. Кто знает, увидит ли он ещё хоть раз этот снежный лес. Мало кто из русских возвращался на родину из иммиграции.

– Андрей Игоревич, Вы действительно решили остаться тут? – произнес начальник охраны, чьи шаги потонули в мягком ковре, застилающем пол.

– Да, Саша. А что такое? – ответил банкир.

– Просто, как минимум одному человеку известно, где вы находитесь сейчас. И почему-то этот человек не явился на встречу. Странно это как-то… Вам так не кажется?

Юрий Евгеньевич кивнул, понимая, к чему клонит глава его охраны.

– Саш, вопрос по Рогозину, скорее всего, уже закрыт. Думаю, это дело рук Коваля. Он же понимает, что деньги качать Рогоз стал бы и с него… Вот и не доехал наш гость… Заблудился. Бывает.

Но слова банкира не успокоили Александра. Пусть он и не знал всей ситуации, но для волнения ему хватало и той возможной опасности, которой подвергалось охраняемое им лицо.

– Может, оставить все же охрану, Юрий Евгеньевич? Пускай в машине на улице посидят… А я с вами в доме останусь. Мало ли. Лучше уж перебдеть! – принялся настаивать на своем начальник охраны.

Банкир улыбнулся.

– Хорошо… Пусть будет по-твоему. Береженного Бог бережет.

***

13.01.2021.

Ночью в лесу царили безмолвие и спокойствие.

Вне границ города многие люди расслабляются, наслаждаясь умиротворённостью природы.

Наверное, именно поэтому сон банкира и был крепок. А может причиной тому была выпитая с Ковалем водка.

Но банкир не проснулся даже от крика начальника охраны. Не проснулся он даже тогда, когда фигура человека проникла в его спальню и подошла к кровати.

Лениво потянулся Юрий Евгеньевич лишь тогда, когда незнакомец скинул с него теплое одеяло. Веки с трудом распахнулись, и банкир увидел нависшего над ним человека.

– Ну, здравствуй, боров… Горазд же ты спать… – негромко произнес незнакомец.

Банкир спросонья не мог понять, что происходит, но увидев в руке человек предмет, напоминающих нож, он истошно завопил.

– Кричи – кричи, свинка… Все равно тебя никто не услышит…– проговорил незваный гость хозяину дома.

Затем одним резким выпадом вогнал нож Маслову в живот.

Острая боль пронзила все тело банкира, но пульсирующий источник ее располагался в том месте, куда вошло острое лезвие.

– Не вздумай быстро умирать! Нам ведь с тобой нужно как можно дольше поиграть… Тебе же ведь понравилась эта игра, правда?!!

Юрий Евгеньевич принялся махать руками и ногами, пытаясь оказать хоть какое-то сопротивление напавшему на него человеку, но силы покидали его грузное тело вместе с кровью, пропитывающей постельное белье.

Подобная реакция жертвы лишь рассмешила незнакомца.

– И это все, на что ты способен? Ну, это даже как-то не серьезно, Юр… Соберись!

Но банкир уже не слышал его. Он проваливался в темноту. Сознание покинуло его.

***

Незнакомец не боялся быть застигнутым врасплох. Он знал, что охотничий домик расположен удаленно, от какого бы то ни было человеческого жилья, и это было ему на руку. Да и топлива в бензобаке электрогенератора, оставленного им в гараже, должно было хватить еще на несколько часов.

Поэтому он и не торопился, орудуя ножом.

Вначале идеально заточенное лезвие отделило плоть от костей на руках. Маслов несколько раз даже приходил в себя, чем подтвердил правильность подхода незнакомца.

Убийца решил жгутами стягивать конечности, прежде чем срезать плоть, дабы снизить кровопотерю жертвы. Этот боров должен жить, пока его режут на части.

Тягучий запах крови приятно щекотал ноздри незваного гостя.

Лезвие ножа то и дело натыкалось на кость, отчего в тишине охотничьего домика раздавался протяжный скрежет.

Но убийце было все равно. Он полностью сконцентрировался на своих действиях, счищая плоть со скелета.

Мышечной ткани у банкира было не много… Впрочем – чего ещё ожидать от жирного, не следящего за своим весом, человека?!

Постепенно конечности Маслова были зачищены от кожи, жировой ткани и мышц. Ноги и руки теперь белели костями.

Четыре жгута останавливали кровотечение, но кровать все равно пропиталась багровой жидкостью.

Грудь банкира то приподнималась, то опускалась, из чего незнакомец сделал вывод, что тот все ещё жив…

"Славно… Значит, я все правильно сделал…"– подумал убийца и окинул взглядом плоды своих "трудов".

Кости рук белели даже в темноте, словно к торсу вдруг пришили части анатомической модели скелета. Единственное – плоть с ладоней убийца не стал снимать. По его замыслу тайна свиньи должна была стать явью.

–Ну что, Юрка… Пора мне, пожалуй… Я и так уже изрядно наигрался… Осталась пара штрихов… – обратился незнакомец ко всё ещё живому, хоть и потерявшему сознание, Маслову.

Самой трудной частью стало извлечение сердца из груди жертвы. Но и с этой задачей убийца справился на ура, вытащив в итоге все ещё теплую мышцу из грудной клетки.

Достав сердце жертвы, человек не успокоился… Его план все же не был выполнен. На очереди оставалась голова.

***

13.01.2021.

Вряд ли лесная глушь, в которой располагался охотничий домик Маслова, сталкивалась ранее с таким скоплением народа.

Представители правоохранительных органов и СМИ, глава города и сотрудники госбезопасности… Слетелись мухи на мед…

Как же – убит уважаемый член городской элиты, банкир. Чуть ли не святой меценат, сирым и убогим подающий…

А уж как над ним «постарался» убийца и вовсе достойно голливудских фильмов ужасов.

Тревогу подняла супруга банкира, когда ее муж и глава его службы безопасности не ответили на ее звонки. Уж как она угрозами и истериками вынудила дежурного отправить наряд к охотничьему домику, осталось загадкой, но ее тревога оказалась не безосновательной.

Прибывшие на место сотрудники полиции вначале обнаружили два трупа во внедорожнике, припаркованном возле дома. Оба были заколоты ножом. Удары, пронзившие обоих охранников точно в сердце, не оставили им ни малейшего шанса выжить. Смерть их, скорее всего, была моментальной.

Следующее тело было найдено в доме. Ещё один охранник, задремавший на диване. Горло перерезано от уха до уха. Лужа крови на полу под его ногами.

Но все эти смерти меркли на фоне картины, открывшейся полицейским в спальне.

Изувер явно долго и методично "трудился" над жертвой, чей труп так и остался в кровати.

Мало того, что вместо ног и рук убийца оставил лишь кости, так он ещё вырвал сердце из груди человека и обезглавил его.