Отражение

Tekst
378
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Отражение
Отражение
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 27,52  22,02 
Отражение
Audio
Отражение
Audiobook
Czyta Евгения Гордеева
20,89 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

«Мой мир – это маленький островок боли, плавающий в океане равнодушия.»

З.Фрейд.

А платье оказалось очень красивым. Если не сказать, волшебным. Эксклюзивная модель. Безумно дорого, в меру откровенно и элегантно. Кремово-розоватый шелк, расшитый серебряными нитями. Под цвет ее глаз. Макс снял этикетки, но Лика сразу узнала работу Веры Вонг. Ее свадебные платья известны на весь мир, и Лика одна из поклонниц таланта именитого модельера. Подол в пол, красивый глубокий вырез на спине, обнаженные руки. Село идеально, мгновенно превратив Анжелику в воздушную фею. Так не похоже на приевшиеся платья для выпускниц и подружек невесты. Анжелика с сожалением взглянула на свое отражение. Жаль, что она не сможет его надеть. Нужно держать обещания, данные самой себе. Самодисциплина важна, необходима. Чтобы не затеял Эванс, она не позволит ему испортить свой день рождения. Пусть подавиться своей злобой. А мог бы любоваться….

В последний раз скользнув руками по нежной поверхности ткани, струящейся по телу, девушка уверенно сняла шикарный наряд, и отправилась в душ. Завтра они пойдут с Милой по магазинам и купят другое платье, пусть не такое красивое и изысканное, но она выберет его сама. А еще туфли, сумочку и красивое белье.

Никита позвонил, как и обещал. Они проболтали не меньше часа, и могли бы говорить всю ночь, если бы не доклад по истории. Настроение резко скакнуло вверх. И пожелание добрых снов от Ника Кравченко бальзамом легло на юное, взволнованное его вниманием и участием сердце девушки.

***

Эдвард Эванс без стука вошел в просторный светлый конференц-зал. Как обычно, в это время шло собрание во главе с его сыном. Эдвард редко присутствовал, как и другие учредители, он руководил другим центром ответственности и проводил собственные конференции, но не упускал возможности нагрянуть с неожиданным визитом.

Макс изучал очередной отчет в присутствии руководителей подразделений. Обсуждался план продаж на текущий период. Шумно. Энергично. Коллективно. Заметив появление основного держателя акций холдинга, коллеги выстроились по стойке смирно, разом поприветствовав Эдварда Эванса.

– Как успехи?

– Прирост прибыли за прошлый месяц превысил плановые показатели на двенадцать процентов, – радостно сообщила Джина Дуглас, руководитель отдела планирования. Красивая холеная блондинка в костюме от Прада. Ноги от ушей и мозги на месте. Макс умел выбирать толковых людей, готовых работать в команде и терпеть его дрянной характер.

– А затраты, наоборот, удалось сократить на три процента в связи с заключением выгодного контракта с новым поставщиком, – сообщила Аманда Томас, начальник отдела снабжения. Еще одна блондинка, чуть постарше, но тоже хороша, и не глупа. Закончила Гарвард год назад.

– Кто постарался? – налюбовавшись смазливыми сотрудницами компании, спросил Эдвард.

– Все вместе, – сухо ответил Макс, выходя из-за стола и пожимая руку отца. – Какими судьбами?

– Привез своего аудитора. Решил проверить филиалы. – Улыбнулся Эдвард.

– Правильно. Давно пора, – одобрил Макс. – Я выслал тебе результаты работы за прошлый период. Ты смотрел?

– Да, все здорово. Девушки, можете идти. Спасибо, что работаете с нами, – Эдвард Эванс благосклонно улыбнулся блондинке с длинными ногами. – Так держать, девочки.

– Собираешься открыть новый филиал? – спросил Макс, когда коллеги оставили его наедине с отцом. – Присаживайся. Кофе?

– Нет, спасибо. Я ненадолго. – Отказался Эдвард.

Мужчины сели напротив друг друга.

– Ты угадал. Я действительно решил собрать данные по прибыли всех филиалов, проанализировать их и принять окончательное решение.

– Нью-Йорк уже наш. Что дальше?

– Россия, – широко улыбнулся Эдвард. Макс с минуту обдумывал его слова.

– Ты давно хотел, но я не уверен, – Медленно произнес он, – Слишком сложно. И затраты неимоверные.

– Наши программы и технологии пользуются спросом в Штатах и на Западе. Следующая – Россия.

– Москва, как я понимаю.

– Да. Сначала. Потом Казань и Питер.

– Я не поеду, – сразу внес ясность Макс. – И своих людей не дам.

– Я и не прошу. В моем офисе полно смышленых парней. Это ты у нас спец по бабам. Я больше доверяю сильной половине человечества.

– Но я делаю большую прибыль, – с улыбкой заметил Макс. Эдвард кивнул. С гордостью признав, что сын превзошел отца. Молодая энергия способна творить чудеса.

– Сначала я отправлю в Москву ведущего маркетолога, пусть пронюхает почву, а там посмотрим. Я не так давно говорил с Анжеликой насчет ее планов на будущее….

– Стоп, я причем тут она? – оборвал отца Макс, резко переменившись в лице. Колючий взгляд неподвижно замер на лице Эдварда.

– Девочка не хочет поступать в Западный университет, и изъявила желание вернуться на родину. Будет учиться в МГУ, – спокойно пояснил Эванс старший.

– Мне она ничего такого не говорила, – Холодно отозвался Макс, постучав костяшками пальцев по поверхности стола. – Да и рано еще планировать. Только год в колледже отучилась. Может, ее и отсюда выпрут.

– Не стоит сомневаться в ее способностях, сын. Оставь малышку в покое. Пусть возвращается домой. Разве не видишь, что здесь Энжи чувствует себя не в своей тарелке. Поступит на заочное, будет работать в открывшемся филиале, и, если проявит себя с лучшей стороны, то я поставлю ее на ведущую должность. Это хорошо, когда компанию развивают члены семьи. Лучшей мотивации не придумаешь.

– Она не член семьи, – яростно возразил Макс. – Я содержу ее четыре года, оплачивая каждую прихоть, а ты открываешь филиал ради нее? Что за бред, папа? Мы ей не хреновы благодетели. Я – против.

– Брось, Макс, – нахмурился Эдвард, неприятно огорченный словами сына и его поведением. – Я не совсем спятил, чтобы ради Энжи затевать такую авантюру. Я, конечно, привязался к девочке и желаю ей счастья, но в разумных пределах. Она хочет самостоятельности, хочет быть полезной и благодарной. А я дам ей шанс. Только и всего. Не сгущай краски, Макс. И рано еще обсуждать столь далеко идущие планы, ты сам сказал.

– Может, ты еще и свою часть акций на нее переведешь? – язвительно спросил Макс Эванс. Отец остановил на нем тяжелый осуждающий взгляд.

– Может быть. Мне не безразличная ее судьба, – твердо ответил Эдвард, – Если ты не успокоишься, именно это я и сделаю. Она боится тебя, как огня. Прекрати это, или я приму меры. Ты же не был таким. Мы привезли ее сюда совсем ребенком, а через два дня она перешагнет порог совершеннолетия. Неужели за годы, проведенные с Анжеликой под одной крышей, ты не смог пусть не полюбить, но принять ее. Именно ты принял решение забрать ее из Москвы и устроить под своим попечительством. Напомню, на случай, если ты снова заявишь, что Энжи – не член семьи, документально у вас одна мать.

– Так удочери ее, будет еще и один отец. Одна большая дружная семья, – иронично ухмыляется Максимилиан Эванс. – А что? Можно еще африканку какую-нибудь пригреть. Сейчас модно брать в семьи голодных и обездоленных.

Тяжело вздохнув, Эдвард качает головой, окидывая сына выразительным взглядом. Надо же, каков осел. Не сантиметра не уступит. Ирония и сарказм. Других интонаций в его голосе он давно не слышал.

– Ты эгоист, Макс, – говорит Эдвард.

– Я? – изумленно переспросил Макс. – Если бы я им был, то четыре года назад оставил нашу сиротку в Москве, и кто знает, чем бы она сейчас зарабатывала себе на жизнь до совершеннолетия.

– Я не знаю, что за мотивы ты преследовал, принимая решение, но благородными порывами там и не пахло. Ты, видимо, решил наказать девочку за то, что София удочерила и любила ее, но твои обиды на ни в чем неповинного ребенка совершенно бессмысленны. Анжелика не из тех, кто выпрашивает любовь. Твоя мать была доброй женщиной, она пожалела ее, а потом привязалась. Ты был далеко, а Лика близко. Никто не виноват.

– Ну, конечно, – усмехнулся Максимилиан. – Святая невинность просто. Посмотрим, как она отблагодарит нас за доброту.

– Ты не был добр, Макс. Иногда материальной обеспеченности мало. София ушла от нас, и ты считаешь себя преданным, но у тебя есть я, а Лика потеряла и мать, и отца. Неужели в тебе нет ни грамма сочувствия?

– Отсутствие сочувствия я с лихвой возместил деньгами. Она живет, как королева. Мало кому из сирот везет так же, как святой Анжелике.

– Пустая трата времени – переубеждать тебя.

– Вот и не пытайся, – мрачно кивнул Макс. – Разговор окончен. У тебя есть другие вопросы?

– Нет. Настроение испортилось. Я пойду, – хмурится Эдвард, направляясь к выходу.

– Я тебя провожу, – решительно произносит Максимилиан, двигаясь следом.

– Не надо.

– Я тоже уезжаю. Так что нам по пути.

– Так рано? Не похоже на тебя.

Макс небрежно повел плечами.

– Заберу Энжи из колледжа. Нужно кое-то докупить к вечеринке.

– И это тоже на тебя не похоже.

– Не хочу, чтобы она опозорилась перед моими друзьями. У твоей любимицы совершенно нет вкуса. Одевается, как церковная певица, – пояснил Макс, накидывая пиджак.

– С каких пор скромность стала признаком отсутствия вкуса? – с иронией поинтересовался Эдвард Эванс. – Я, например, твоего мнения не разделяю. Энжи весьма привлекательная девушка, предпочитающая приглушенные тона и удобство в одежде. Я рад, что она не бегает по распродажам за брендовыми шмотками, как твои блондинки.

– Да, я все понял насчет тебя. Ты у нас добрый покровитель, а я – злой. Как в сериалах про полицейских. Хороший коп, плохой коп, – Макс рассмеялся. – Пошли уже, а то я опоздаю, упорхнет птичка.

– И, Макс…, – отец настойчиво посмотрел на сына тяжелым взглядом. – Теперь ты обязан сказать ей правду. Хватит дурачить девушку.

– Я разберусь.

– Не тяни. Я не собираюсь молчать и дальше.

***

– Ну, вы даете, Лик. Целый час на телефоне. О чем можно столько разговаривать? – подмигнув подруге, спросила Мила Кравченко. Они двигались по длинному коридору колледжа в сторону выхода. Последняя пара занятий закончилась, и девушки спешили отправиться по магазинам, как и планировала Анжелика. Ник, наверно, уже ждал их на парковке. От этой мимолетной мысли на душе девушки потеплело. Она улыбнулась спокойно, непринужденно.

 

– Не знаю, Мил, – смущенно пожала плечами, прижимая к груди сумку с учебниками. Одинаковые юбки студенток с серо-белую полоску колыхались при каждом шаге, демонстрируя стройные ножки, обутые в классические черные туфли. Блузки и жакеты тоже были идентичными. Но Мила даже в студенческой форме выглядела шикарно и привлекала взгляды мужской половины студентов. Виной тому распущенные по плечам вьющиеся длинные огненно-рыжие волосы и большие голубые глаза. А еще грудь, которую трудно было спрятать за безликой одеждой. Но, не смотря на обилие знаков внимания, у Милы до сих пор не было постоянного молодого человека.

– И что, у вас все серьезно? – продолжила допрос Мила, игриво улыбнувшись парню, проходящему мимо, заинтересованно скользнувшему по ней взглядом.

– Не знаю, Мил, – еще больше сконфузилась Лика, потому что со смазливого личика подружки высокий блондин перевел взгляд на нее, и задержал дольше обычного.

– Ник только о тебе и говорит. Он точно влюбился. А ты? Если скажешь «не знаю, Мил», я тебя побью, – замедлив шаг, девушка повернулась к подруге. – Будет здорово, если вы поженитесь.

– Об этом рано говорить. Мы пока не на той стадии, – улыбнулась Анжелика.

– Смотри, подружка, не профукай свое счастье, – Мила многозначительно улыбнулась. – Парни не любят долго ждать. Если ты не уверена, то не пудри моему брату мозги.

– Я не хочу спешить, Мил, – ответила Анжелика. – Он мне очень нравится. А любовь это или нет, покажет время.

– Ты зануда, Лик, – фыркнула Кравченко, и, взяв подругу под руку, потащила за собой. – Шевелись уже. Спишь на ходу. Как твой доклад?

– Высший бал, – не без гордости ответила Лика, едва поспевая за Милой.

Они вышли на улицу. Впервые за последнюю хмурую дождливую неделю выглянуло солнце. Ударило по глазам. Лика прищурилась с непривычки.

Девушки бодро сбежали по ступенькам и направились к парковке. Остановились, высматривая Никиту и его синий Порше. Тут и там, разбившись на небольшие группы, болтали и хихикали студенты, не спеша разъезжаться по домам. Анжелика заметила Нелли, с которой подралась накануне. Девушки встретились взглядами, Нелли скривила презрительно губы и демонстративно отвернулась. Лика последовала ее примеру. Обычно Нелли не позволяла Анжелике пройти мимо, отпуская в ее адрес едкие шуточки. Но этот раз она промолчала, а, значит, немного рукоприкладства пошло ей на пользу. Нет, Лика вовсе не гордилась своим поведением, Нелли вывела ее из себя. Видит Бог, она очень старалась. Вот и получила.

– Упс, – удивленно выдохнула Мила, дернув Лику за рукав блузки. – Смотри-ка туда…

Анжелика проследила за взглядом подруги…. Оцепенела. Знакомый озноб прошелся по спине. Судорожно втянула воздух, закрыла глаза, надеясь, что, когда откроет, мираж рассеется.

Не тут-то было. Лика сделала еще одну попытку. Она глянула по сторонам, пошарила взглядам по лицам студентов, которые стояли ближе, чем они с Милой. Может, все-таки не к ней….

Но Максимилиан Эванс смотрел на нее. Сомнений не осталось. Даже темные очки, скрывающие синие глаза, не скрывали его намерений. Нужно подойти, спросить, что ему понадобилось, но ноги не слушались. Она стояла, как вкопанная, глядя на своего опекуна с неприкрытым ужасом. И одна половина студентов наблюдала в этот момент за ней, другая пялилась на Макса.

Инопланетянин. А еще ее упрекал….

Макс Эванс стоял, небрежно прислонившись спиной к своему красному спорткару с откидным верхом. Растрепанные черные волосы и темные очки, самоуверенное нагловатое выражение лица, ленивая улыбка. Высокий, стройный. Стильный распахнутый пиджак, темно—синяя рубашка без галстука, черные брендовые джинсы…. Девушка неосознанно подмечала все эти детали, упрямо оттягивая момент контакта.

Неудивительно, что его появление вызвало фурор. Богатый неженатый красавец. Его слава плейбоя-миллионера бежала впереди. Краем глаза Лика заметила, что даже Нелли не сводит с Макса жадного взгляда. Наивные дурочки. Знали бы они, что за красивой оболочкой нет ничего, кроме аналитического ума, дурного характера и душевной пустоты.

И все же… Все же на него было сложно не смотреть. Анжелика сглотнула образовавшийся в горле комок, стиснула зубы и пошла к нему. Наверное, на эшафот подняться было бы легче, чем вот так, на глазах всего колледжа подойти к Максу Эвансу. Мила семенила за ней. Подруга тоже пребывала в недоумении.

Эванс впервые посетил территорию колледжа.

Анжелика заметила немного правее от спортивного автомобиля Макса скромный Порше Ника. Он тоже вышел из машины, и хмуро наблюдал за своей подружкой и ее нежданным посетителем. От разочарования и обиды хотелось расплакаться. Этот день должен был стать другим. Солнечным, светлым, радостным и веселым….

– Привет, Энжи, – шагнув ей на встречу, почти ласково сказал Макс. Лика даже обернулась, чтобы убедиться, что за ее спиной нет другой Энжи.

– Ты напился, что ли? – тихо спросила она. Макс рассмеялся, и, протянув руку, обхватил пальцами запястье девушки, вынуждая приблизиться к нему. А потом он совершил нечто запредельное, дикое и абсурдное! Наклонившись Макс, поцеловал ее в щеку. Это нормальное поведение для друзей и родственников, но не для них. Не для Макса, который на дух не переносит свою подопечную.

– Как твой доклад? – приторно любезным голоском спросил он у опешившей, потерявшей дар речи девушки. Все еще держа ее руку…. Она смотрела теперь не в самодовольное лицо Эванса, а на смуглые пальцы на своей бледной коже. И чувствовала себя мухой, попавшей в лапы паука.

– Сдала, – сухо ответила она скрипучим голосом. Подняла взгляд. – Зачем ты приехал?

Макс пожал плечами, отпуская ее руку, и обращая свое внимание на Милу. Улыбка его стала шире. Лицемер. Притворщик.

– А это Мила? Привет, мы виделись, но не успели познакомиться.

– Привет, Макс, – холодно кивнула ему Мила. Анжелика мысленно поблагодарила подругу, не поддавшуюся на чары Эванса.

– Вы куда-то собирались? – невинно спросил он.

Мила что-то отвечала ему. Энжи не слышала, она обвела взглядом окружающие их лица. В этот момент они стали центром внимания. Впервые за год обучения здесь. Жадное любопытство, злорадное ожидание, откровенная жалость…. Она узнавала все оттенки выражения глаз, обращенных на нее. И уже догадывалась, что станет предметом обсуждений на ближайшие пару дней. Еще бы…. Бедную родственницу впервые посетил ее богатый опекун. И даже снизошел до разговора. Не то, чтобы их никогда не видели вместе в одном месте. Подобные случаи бывали. Пару раз Лике приходилось сталкиваться с Максом на выставках, в кафе или в парке, но он всегда делал вид, что не знаком с ней, просто проходил мимо, демонстративно не замечая. Именно это показное пренебрежение и стало залогом многочисленных насмешек и колких шуток. Анжелика отдала бы многое, чтобы узнать, кто именно пустил слухи об ее отце, русском рецидивисте и алкоголике, лечении в психушке и благородстве снизошедших до нее Эвансов, подобравших нищенку чуть ли не с панели. Впервые она услышала гадкие сплетни три года назад. Тогда же ее в первый раз отчислили из хорошей школы за вызывающее поведение.

Сердце девушки сжалось от душевной боли. Она посмотрела на Никиту, который стоял так близко… и так далеко. Единственный, в чьих глазах она читала сочувствие. Единственный, кто что-то рассмотрел в ней, смог полюбить, наплевав на мнение остальной толпы.

– Энжи, ты так и будешь молчать? – обратился к ней Макс. Она вздрогнула, переводя на него измученный взгляд. Как же он ей надоел.

– Что тебе нужно? – почти грубо спросила Анжелика.

– Мы не все купили к твоему празднику. Я решил лично сопроводить тебя по магазинам. Не хочу, чтобы ты экономила на себе. Не в этот раз.

– Правда? – иронично спросила девушка. Макс утвердительно кивнул.

– Можем взять с собой Милу. Ты же собиралась пойти с ней, не так ли?

– Я вспомнила, что у меня еще не сделана самостоятельная работа по маркетингу, – поспешно ответила Кравченко. – Езжайте вдвоем.

Лика изумленно посмотрела на подругу. Такого предательства она не ожидала. Иуда – просто святой по сравнению с ней.

– Садись в машину, Энжи, – с нарочитой любезностью бросил Эванс.

И она снова сделала так, как хотел Макс.

– Мы произвели фурор, – Усмехнулся он, трогаясь с места. Спорткар плавно поехал вперед, виляя между рядов автомобилей.

– Ты произвел, – уточнила девушка, провожая взглядом Милу и Никиту. Они стояли рядом, и тоже смотрели на нее.

– Я – полная дура, – вздохнула Анжелика. – Нужно было послать тебя к черту.

Губы Макса дрогнули в улыбке, он бросил на девушку беглый взгляд.

– А почему не послала?

– Ты бы не ушел, – с безысходностью в голосе ответила она.

– Умница. Не буди лихо, пока оно тихо. Куда едем, крошка?

– Мне все равно, – Лика уставилась вперед равнодушным взглядом. – Что за цирк ты устроил, Макс?

– Решил тебя удивить.

– И удивил весь колледж.

– Брось, теперь ты станешь самой популярной девушкой курса.

– Можно подумать, я в этом нуждалась.

– Не хмурься, тебе не идет. Я тебе предлагал вчера перемирие? – напомнил Макс. Лика взглянула на его профиль. Хорош засранец. С какой стороны не посмотри. Где справедливость?

– Ну, помню, – отозвалась она.

– Считай, что я сделал первый шаг. Второй – за тобой. Тебе выбирать – провести время в постоянных перепалках или получить удовольствие от моей щедрости.

– Знать бы, что за муха тебя укусила. И когда пройдет анафилактический шок. Или, что ты попросишь взамен на свою… хм… доброту.

– Всему свое время, Энжи, – бархатистым тоном ответил Макс. – Много я не попрошу.

– Можно подумать, у меня есть это «много».

– Ты себя недооцениваешь, – улыбка Эванса относится к разряду чувственных, и Лика впервые видела ее его лице, обращенной в свой адрес.

– Ты сейчас, о чем? – холодно спросила Анжелика, ерзая на сиденье.

– Не бойся, я тебя не обижу, – пообещал Макс тоном, который ей совсем не понравился.

– Верится с трудом.

***

– Ты едешь? – Никита Кравченко вопросительно взглянул на сестру. Мила заметно расстроилась из-за внезапного отъезда подруги. Еще больше расстроился сам Ник. Но в данной ситуации вмешательство могло только усугубить положение Анжелики. А ее жизнь с этим наглым ублюдком и так невыносима. Ник мог только предполагать, чем мотивировалось необоснованно жестокое отношение Эванса к сводной сестре. Избалованный богатенький мальчик, с детства привыкший, что все его капризы и пожелания исполняются по мановению пальца. Ник встречал таких парней. Сначала мучают кошек, потом людей. И получают удовольствие от угнетения слабого. Но сегодняшний спектакль, разыгранный специально для него, Ника, в чем он, ни на йоту не сомневался, всерьез встревожил молодого человека. Никита боялся, что Эванс способен от морального угнетения перейти к физическому. С его-то славой бабника. Эта пугающая мысль прочно засела в голове Ника, отравляя кровь яростью. Нельзя допустить, чтобы Лика пострадала от грязных лап этого мерзавца, уверенного, что любая гнусность сойдет ему с рук.

– Никит, ты в порядке? – мягко спросила сестра, заметив напряженное выражение на его лице. Он рассеяно кивнул.

– Да. Просто меня бесит Макс Эванс, – ответил Ник сквозь зубы. – Ей нужно бежать от него, пока не поздно.

– Я с тобой полностью согласна, – озабоченно ответила Мила. – Давай поговорим с родителями. У нас есть свободная комната. Ты неплохо зарабатываешь. А, как назначат на должность управляющего, вы сможете снять отдельное жилье.

– Мы говорили об этом с Ликой. Но она не хочет торопить события.

– Она передумает, – уверенно сказала девушка, положив ладонь на плечо брата. – Ты заметил, как Анжелика расцвела? Такая красивая стала. Я даже ревную немного. Она влюбилась. Влюбленные девушки всегда преображаются

– Хотелось бы верить, – вздохнул Ник. – Ладно, посмотрим, что получится. Так ты со мной?

– Нет, пойду прогуляюсь. Погода замечательная. Может, вместе?

– В другой раз. Ладно, пока, – Ник чмокнул сестру в щеку. – Долго не гуляй.

– Ага, – мелькнула белозубая улыбка на смазливом личике, – Предкам скажешь, что я задержусь.

Мила развернулась и быстро пошла в сторону парка, по дороге набирая чей-то номер.

– Извините, вы не могли бы мне помочь? – спросил мелодичный приятный женский голос. Ник оторвался от созерцания удаляющейся сестры и перевел взгляд на высокую стройную блондинку в двух шагах от него. Откуда она взялась? Скользнул вниз по точеной фигуре. Талия, грудь, длинные ноги. Полный комплект. Черная юбка-карандаш, блузка с жабо и строгий жакет. На искательницу приключений не похожа. Еще полгода назад он назвал бы девушку шикарной. А сейчас: холеная сучка. Яркие голубые глаза смотрели прямо на него. С мольбой. Словно только он один мог ее спасти. А заодно и весь мир. Мужчины любят подобные взгляды. Они будят в них защитника, героя. И мужчины часто влюбляются в женщин, способных смотреть так, но не отдают себе отчета в том, что, прежде всего, любят не саму женщину, а свое отражение в глазах.

 

– Что у вас случилось? – вежливо спросил Ник.

Блондинка пленительно улыбнулась, заставив парня озадаченно нахмуриться.

– Маленькая неприятность. Я приехала сюда на такси, чтобы передать кое-что своей младшей сестре, отпустила машину, а сестра, оказывается, сегодня прогуляла. Мне нужно срочно вернуться на работу, а, я, как назло, оставила в офисе телефон и кошелек.

– Вы хотите, чтобы я вас подвез? – догадался Кравченко.

– Да, если не трудно. Я обязательно вас отблагодарю.

– Не нужно. Я подвезу. Куда вам?

Девушка назвала адрес. Ник открыл ей дверцу машины.

– Садитесь.

– Я сразу поняла, что вы добрый, – Улыбнулась блондинка. – У вас такое лицо приятное.

– Ладно вам. Нет никакого подвига в том, чтобы помочь женщине, – Смутился Ник, садясь за руль. Девушка кокетливо посмотрела на него.

– Вы не студент, так?

– Как вы догадались.

– Вы старше остальных. Ой, не в обиду. Я тоже не похожа на ученицу колледжа.

– Очень даже похожи.

– Вы джентльмен. Это такая редкость.

Ник понимал, что девушка флиртует с ним. Но не знал, как ее остановить. Раньше он бы воспользовался шансом, но сегодня его сердце и мысли были заняты другой девушкой.

– Я самый обыкновенный, – сухо ответил он.

– И грустный. Вас кто-то расстроил?

– Вам показалось.

– Хорошо. Вы тоже к кому-то приезжали?

– Да. Встречал свою девушку.

– И где она?

Никита не ответил, а блондинка сделала свои выводы.

– Не переживайте, все наладиться. Ей очень повезло с вами.

– Мы не поссорились. Просто планы изменились.

– Хорошо, – пожала плечами соблазнительная пассажирка. Она явно ему не поверила. Ну, и плевать.

Он довез девушку до пункта назначения, атакованный дюжиной вопросов. В принципе, она оказалась легким собеседником. Неглупа и симпатична.

– Я бы очень хотела поблагодарить вас за доброту, – сообщила она, когда автомобиль остановился. Посмотрела прямо в глаза. Искренне улыбнулась. – Просто вежливый обед. Я угощаю.

– Вы, вроде, спешили, – напомнил Ник, не зная, как вывернуться из щекотливой ситуации.

– Не сейчас. Позже. У вас есть номер телефона? Как вас зовут?

– Никита. Но я не….

– Не обижайте девушку отказом.

– Извините, у меня планы…

– А завтра?

– Вы не успокоитесь, пока я не соглашусь? – усмехнулся Ник. Она покачала головой.

– Хуже. Не выйду из машины без вашего номера телефона. Поверьте, у меня к вам исключительно дружеский интерес.

– Хорошо, – сдался парень, протягивая блондинке свою визитку.

– Спасибо, Ник. Я в вас не ошиблась, – расплылась в широкой счастливой улыбке. – Пообедаем завтра.

– Звоните, – Кивнул он. Девушка открыла дверцу, чтобы выйти. – Подождите, как вас зовут?

– Фрея, – она резко повернулась, светлые локоны упали на лицо. И все же у нее потрясающие глаза. – До завтра, Ник.