Za darmo

До завтра, Джим!

Tekst
20
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 9.

Клэр смотрела безотрывно и ждала ответа. Марджори сглотнула. Она посмотрела на сестру, но та лишь развела руками и невинно улыбнулась. Клэр же нетерпеливо щелкнула пальцами.

– Я здесь! И всё ещё жду.

Марджори шумно выдохнула и посмотрела на подругу.

– Ну? – поторапливая, вздернула брови Клэр.

– Джим – это мой… друг…

– О котором я впервые слышу.

Лили закатила глаза и выпалила:

– Она болтает с ним каждый день почти две недели, но не знает, как его на самом деле зовут, и никогда не видела.

Лицо Клариссы удивленно вытянулось.

– Прости… что? – протянула она. – Мардж, ты в своем уме?

– Вполне, – Марджори подняла плечо и откусила кусочек сыра.

– А если он маньяк?

– Он не маньяк.

– Откуда ты знаешь?

– Я сама ему позвонила. Можно было бы задавать вопрос про маньяка, если бы он мне первый названивал.

– Это не делает его автоматически нормальным.

– Но и ненормальным это его не делает! И вообще, он вполне адекватный. Мне нравится говорить с ним, делиться… Нравится его слушать…

– Извини, я ошиблась, – серьезно заключила подруга сложив кисти в замок, словно проводила собеседование. – Он не маньяк. Он – гей.

– Он не гей, – помотала головой Мардж. – Он был женат.

– Это еще ничего не значит!

– Ты должна встретиться с ним, Мардж! – снова включилась в разговор Лили, переводя его в новое русло.

– Но желательно сделать это в людном месте. Или я тебя не отпущу, – покровительственным тоном добавила Клэр.

– Стоп! – Мардж выставила вперёд обе ладошки. – Повторяю в последний раз! Я не собираюсь с ним видеться! Меня, как и его, полностью устраивает тот формат общения, который есть сейчас. Я доходчиво объяснила?

Клэр поджала губы:

– Тебе что, тринадцать?

Марджори встала, закатив глаза. Она поставила стакан в раковину, обернулась к девушкам:

– Почему так сложно принять то, что я говорю?

– Потому что ты говоришь чушь! – Кларисса махнула руками и скрестила их на груди.

– Поддерживаю, – кивнула Лили.

– Да идите вы.

Мардж схватила со стола сигареты и уселась на окно. Прикурила. Лили и Клэр ещё какое-то время сверлили её взглядом, но девушка всем своим видом показывала, что обсуждать свои телефонные отношения больше не намерена.

Спустя час, девушки ушли, и Мардж снова осталась одна. Она старалась не думать о том, что говорили ей Лили и Клэр, но в голове снова и снова крутились их слова: «должна встретиться с ним». Девушка помотала головой и сказала, выпуская серый дым в приоткрытое окно:

– Нет. Не должна.

Она затушила сигарету, шире распахнула фрамугу и зашторила окно, пряча квартиру от палящих лучей. Откинулась на кровати, уставилась в потолок и, задумчиво улыбаясь, теребила прядь волос двумя пальцами. В следующий момент она уже схватила телефон и набрала номер Джима. Знакомый мужской голос ответил почти сразу:

– Привет, Лиза.

– Привет, Джим, – шепнула Марджори, переворачиваясь на живот.

– Ты сегодня рано.

– Реабилитируюсь за вчерашнее. Не слышала твоего звонка.

– Как прошел твой вечер?

– Неплохо. Выгуливала новое платье, которое сестра купила мне взамен того, что испортила.

– Что она сделала с предыдущим? – тон голоса Джима стал ещё более заинтересованным.

– Она его сожгла.

– Твоя сестра тебя точно любит?

Марджори рассмеялась:

– Если бы не любила, не стала бы дожидаться, пока я его сниму. Ей тогда нравился один парень. И, как оказалось, ему она тоже нравилась. Он как-то подошел ко мне спросить совета насчет неё, а Лили увидела нас и… Вот как-то так.

– Проблемы с психикой у вас семейное? – голос в трубке заливисто рассмеялся, и Мардж в ответ улыбалась так, что едва не сводило скулы.

– Ты только это понял? – сквозь хохот спросила девушка. – Теперь тебе страшно?

– Страшно интересно, что ещё ты и твоя сестра можете выкинуть.

Марджори закусила губу, взъерошивая ворс на покрывале.

– Тогда до завтра, Джим.

– До завтра, Лиза, – мягким голосом отозвался мужчина и отключил звонок.

______________________

Спустя неделю, Марджори подъехала к офису, закрыла машину и поднялась на свой этаж. Работа была практически закончена, оставалось «причесать» проект и предоставить его на суд Гарри Чедвика. Когда девушка подошла ближе к своему кабинету, она услышала спор мужчины и женщины. Прислушалась. Один голос явно принадлежал Кетрин.

– Майк? – шепотом вопросила Мардж в пустоту.

Марджори сделала пару шагов навстречу голосам и сама обратилась в слух. Голоса становились громче по мере приближения, и она смогла разобрать слова.

– Чарли, ты совершаешь ошибку! – сокрушённо проговорила Кетрин.

– А что ты предлагаешь? – ответил ей невесёлый мужской голос.

– Поговорим с Марджори. Я уверена, она придумает что-нибудь.

– Она – не юрист. Что она может придумать?

– Значит, надо найти юриста. Просто сидеть и ждать – не выход. Сам не понимаешь?

– Ты хоть представляешь, сколько это стоит? А у меня денег нет даже на взнос по ипотеке из-за этих…

Марджори появилась из-за угла, и Кетти замолчала, увидев её. Она махнула головой Чарли и мужчина обернулся.

– Поговорим? – кивнула Марджори на дверь своего кабинета.

Она прошла вперед, открыв пошире дверь для Кетти и Чарльза. Кетрин ловко процокала внутрь, мужчина недовольно плёлся следом. Мардж указала Чарльзу на кресло и села напротив.

– Выкладывай.

Чарли неуверенно потирал шею, оттягивая воротник рубашки:

– Марджори, я не думаю…

Кетрин закатила глаза и зарычала:

– Чарли, просто расскажи!

Вздохнув и понимая, что ему не отвертеться от расспросов, мужчина начал рассказ:

– Я купил квартиру пару месяцев назад, но из-за некоторых ошибок в документах, я должен банку гораздо больше денег, чем думал изначально…

– Можно что-то сделать? – Марджори пристально посмотрела на него, сцепив пальцы в замок на столе.

– Думаю, грамотный юрист разобрался бы, но…

– Но у него нет грамотного юриста, – выступила Кетти. – Тот, что был, только забрал плату, но ровным счётом ничего не сделал.

Мардж закусила щеку, обдумывая услышанное. Затем вытащила из сумочки смартфон и вышла из кабинета. Она вернулась с улыбкой и обратилась к Чарльзу:

– Где документы по кредиту?

– Дома…

– Значит, пулей домой. В 12 у тебя встреча с лучшим юристом по недвижимости в Локвуде.

– Мардж, мне буквально нечем заплатить.

Девушка махнула рукой:

– С ней я расплачусь сама. Бегом за документами. Живо! Живо!

Чарли неуверенно поднялся на ноги и несколько раз обернулся, пока шел к двери. Марджори махнула ему рукой, поторапливая. Кетрин сидела с сияющей улыбкой на лице и смотрела с обожанием.

– Знаешь, когда я только сюда устроилась, – загадочно и тихо заговорила она, когда девушки остались одни. – Все, как один, говорили мне, что ты – злобная сука.

– Я рада, что такое замечательное качество, как честность, высоко развито в нашем коллективе, – с едкой улыбкой отбила её слова Марджори, не отрывая взгляда от документов на своём столе.

Кетрин засмеялась:

– Мардж, ты совсем не такая, какой тебя считают. Какой хочешь казаться… Я сразу это поняла… Возможно, тебе когда-то сделали больно и ты закрылась от людей за ширмой безразличия. Но иногда из-за этой ширмы показывается настоящая Марджори – добрая девушка с большой душой.

– Много ты понимаешь, Кетти.

Мардж недовольно посмотрела на неё, сжав рот, и Кетрин решила сменить тему:

– Я не знала, что у тебя есть юрист. Тем более… как ты сказала? Лучший в Локвуде?

На лице Марджори заиграла улыбка.

– Это Лили. Моя сестра. Она много лет занималась судебными исками по недвижимости и неплохо в этом разбирается. Настолько, что ей недавно предложили руководящую должность в одной лучших фирм Локвуда.

Кетти присвистнула и улыбнулась шире:

– Похоже, Чарли сегодня повезло.

– Надеюсь, Лили сможет что-нибудь сделать.

Через два часа, Лили сидела за столом сестры, внимательно изучая документы. Она постукивала карандашом по столу, закусывая губу и несильно хмурясь. Чарли молча наблюдал за ее действиями. Девушка подняла брови, ткнула пальцем в одну из строчек несколько раз и подняла на парня хищный взгляд.

– А вот на этом мы можем сыграть, – сверкнув глазами, сказала она. – Гляди… Размытая формулировка дает нам шанс развернуть ситуацию в свою сторону. Здесь они оставили лазейку и сами ее не заметили. Не понимаю, как прошлый твой юрист это не увидел? Это же огромное жирное пятно.

Она развернула договор к Чарли и, тыкая пальцем в разные страницы, что-то объясняла ему. Мужчина сперва внимательно слушал, потом просиял и порывисто обнял Лили. Девушка опешила, но потом расхохоталась.

Марджори с удовольствием наблюдала сестру за работой. Внешне легкомысленная, шумная, Лили превращалась в волчицу, когда начинала работать. В её кругу некоторые даже побаивались связываться с ней.

Чуть позже, девушка объясняла что-то Чарли, прощаясь в дверях:

– И поверь, у нас не просто есть шанс выиграть. Они вернут тебя всё до последнего цента.

– Я… даже не знаю, как тебя благодарить, – ошарашенно развел руками мужчина.

– Поблагодаришь потом, когда выиграем суд.

Чарли замялся:

– И по поводу оплаты…

Лили мягко ему улыбнулась и коснулась его руки своей.

– Слушай, друзья моей сестры – мои друзья. Так что насчет оплаты моих услуг договоримся, – она подмигнула ему и убрала копии документов в сумку. – Ладно, я кое-что проверю и свяжусь с тобой завтра. Пока.

Лили ушла, чмокнув сестру в щеку, а Чарли помотал головой и ещё какое-то время не мог прийти в себя от неожиданного поворота и нарисовавшихся перспектив.

Мотор размеренно фырчал, и Мардж ехала домой, пробиваясь по пробкам. Солнечное утреннее небо превратилось в серое покрывало, которое выплевывало на землю месячную норму осадков. Дворники работали, неустанно смахивая с лобового стекла дождевые капли. Несмотря на катаклизмы природы, Мардж была в отличном настроении. Она и не подумала утром взять зонт и радовалась тому, что ставила машину на крытой парковке, подпевая очередному любимому хиту:

 

– I got this feeling on a summer day, when you were gone. I crashed my car into the bridge, I watched, I let it burn....

Её радовало то, что проект был почти закончен. Радовало, что Гарри Чедвик за последнюю неделю ни разу не пришёл в офис и не испортил настроение Маркусу и ей самой.

Радовал Томас, который после небольшого отдыха, начал работать с новой силой. С ужасом для себя Мардж отметила, что ей льстит его благодарный взгляд.

Она радовалась, глядя на Кетти, которая говорила с коллегами, высоко задрав подбородок. Девушка, наконец, могла донести свою мысль до кого угодно и делала явные успехи в своем труде.

Радовал Маркус, на лице которого улыбка засела крепко. Каждый раз, входя в офис он слегка наклонял голову, глядя на Мардж и смотрел куда-то вглубь её сознания, иначе, чем раньше. Он здорово помог команде с проектом, предложив пару фантастических идей.

Радовал сосед, который теперь всё чаще появлялся на балконе, заглядывая в зашторенные окна Мардж. Девушка наблюдала за ним из глубины своей квартиры и ухмылялась:

– Ещё не время…

Радовали ежедневные разговоры с Джимом, которые теперь стали чем-то необходимым. Лили даже начала обижаться, что сестра стала звонить реже. Она пару раз еще заикнулась о встрече с Джимом, но Марджори отвергла все её попытки.

Мардж припарковалась у дома и сперва хотела переждать дождь в машине. Когда стало понятно, что ожидание может затянуться, девушка плюнула и вышла на улицу. Прикрывая голову папкой, она заскочила в подъезд, стряхивая капли, и поднялась домой. Она мигом скинула с себя мокрую одежду, промокнула волосы полотенцем, заварила чай и, поджав под себя одну ногу, набрала номер Джима. В трубке прозвучало несколько длинных гудков, прежде чем надтреснутый голос Джима ответил:

– Да.

В груди что-то щелкнуло. Его голос. Что-то не так. Пытаясь урезонить учащенное сердцебиение, Мардж спросила:

– Джим, что-то случилось?

Глава 10.

Человек на другом конце провода хранил молчание. Мардж начинала нервничать.

– Джим, поговори со мной. Я же чувствую, что что-то не так. У тебя что-то случилось?

В трубке словно зашуршала галька, и хриплый голос Джима, наконец, ответил:

– Да, Лиза. Кое-что случилось.

– Но ты не расскажешь мне, что именно?

– Нет, – коротко и будто через силу ответил мужчина.

– Ладно, расскажи, что можешь.

– Я сейчас не хочу об этом…

– Черта с два, Джим! – резко перебила его взбешенная Мардж. – Ты каждый день слушаешь о моих проблемах. И вот, когда пришла моя очередь помочь тебе, ты решил сбросить меня?

– Нет, – ответил тихий голос.

– Да я впервые слышу в твоем голосе столько боли!

Джим тяжело вздохнул и нехотя заговорил:

– Случилось то, чего я не ждал… Не был готов.

– Так… это случилось по твоей вине?

– Нет. Это случилось бы в любом случае.

– Ты мог что-то сделать, чтобы не допустить этого?

– Нет.

– Если бы мог, то сделал бы?

– Разумеется, – серьёзно и не раздумывая сказал абонент.

– Джим, иногда жизнь идёт не по тому сценарию, который мы запланировали. Ты не раз мне это говорил. Часто нам приходится переписывать всё на ходу и привыкать к новым ролям. Тебе сейчас сложно, я понимаю. Со временем станет легче. Возможно, скоро проблема решится сама собой. Если нет, то…

– Все нормально, Лиза, – с напускным спокойствием буркнул мужчина, а Марджори начинала стремительно терять едва обретённое терпение. Она соскочила с кровати и ходила от окна к дивану, выливая на безликий голос густой поток своего недовольства.

– Черт возьми, Джим. Нет ничего плохого в том, что мы иногда кажемся слабыми. Даже самим себе. Ты зачем-то демонстрируешь свою стойкость, словно от этого все проблемы вокруг станут менее значимыми. По-настоящему сильный человек не боится собственной слабости. Твои слова, нет?

Голос в трубке усмехнулся:

– Мои.

– Так вот вспомни об этом. Плохо? Проорись, разбей что-нибудь, начисти кому-нибудь лицо. Но не пытайся закрыться. Иначе ты заранее проиграл. Поверь, я знаю, о чем говорю.

Эмоции захлестнули с головой, бесцеремонно сбили дыхательный ритм, так, что Мардж теперь пыталась изо всех сил унять одышку. Джим тихо засмеялся:

– Ты что-нибудь слышала про утешающие объятия?

– Краем уха, – все еще тяжело дыша, ответила Мардж.

– Это явно не твоё.

Мардж захохотала и сквозь собственный смех с радостью услышала, как Джим смеется в ответ.

– Спасибо, Лиза, – заметно бодрее сказал он.

– До завтра, Джим.

– До завтра…

Марджори нажала «отбой» и ещё долго смотрела на экран, где светились имя Джима. В голове все чаще звучали слова Лили о встрече. Но тем сильнее. Мардж отбрасывала эти мысли.

________________________

Спустя несколько дней всей команде было объявлено о том, что проверить результаты работы собирается сам мистер Чедвик. Марджори подавила рвотный позыв при звуке этого имени и скривилась.

В назначенный день всё шло не так с самого утра. Кофе вылился на плиту и подгорел. Машина целых 10 минут отказывалась заводиться. Мардж собрала все пробки, которые вообще возможно было собрать. Она чуть не упала, заскользив по мокрому полу, и буквально влетела в лифт, чуть не повалив Маркуса. Мужчина, смеясь, придержал её за локоть и помог встать ровнее.

– Марджори, ты сейчас заискришься. Все нормально?

Мардж тряхнула волосами.

– Не знаю. С самого утра сосёт под ребрами. Чувствую, ждет нас сегодня второй Перл Харбор.

Маркус промолчал, но по его виду Марджори поняла, что и он испытывает схожие эмоции.

Офис стоял на ушах. Маркус и Марджори раздавали указания, готовили всё к отчету в комнате для переговоров. Чувство тревоги не отпускало.

Спустя час, резкой походкой в двери офиса вошёл Гарри Чедвик. Он дернул губой, и от его взгляда у половины команды застыла кровь в жилах, остальная часть из последних сил боролась с охватившей их паникой. Мужчина занял стул прямо напротив проектора, взглянул на часы и, устроив руки на своем колене, махнул Маркусу.

– Маркус, я слушаю.

Около получаса Маркус вместе с Марджори выводили на экран слайды, попутно обрисовывая их идею. Сотрудники «Старс компани» с гордостью смотрели на свое детище. Проект получился неплохим. Даже больше, чем неплохим.

Чедвик слушал молча, иногда кивал или поднимал одну бровь. Когда презентация была окончена, он поднялся с места, поправил полы пиджака и поднял взгляд на Маркуса.

– Это всё… конечно, впечатляет. Я был уверен, что вы не справитесь. Но…

Внутри моментально всё похолодело. Какое здесь может быть «но»?

– Моё решение остается неизменным, – невозмутимо и будто не замечая удивления на лицах сотрудников, продолжил Гарри. – Мы не выйдем на конкурс со слабым проектом. Я не могу так рисковать нашей репутацией. И… Как я уже говорил, половина сотрудников пойдёт под сокращение. С завтрашнего дня. Маркус, я жду список от тебя.

Маркус до скрипа сжал зубы, но промолчал.

Марджори переводила возмущенный взгляд с него на Чедвика и часто дышала.

– Маркус, – словно пытаясь вырвать из гипнотического сна, позвала она шефа.

– Не надо, Мардж, – глухо отозвался тот. – Я уже пробовал.

В мозгу девушки на тысячи колющих осколков разлетелась бомба. Она вскинула голову, грозно посмотрев на Гарри и прошипела:

– Вы хорошо смотрели презентацию, мистер Чедвик?

В аудитории воцарилась полнейшая тишина. Слышно было, как потрескивают лампы в светильниках. Чедвик снова поднял бровь и оценивающе посмотрел на Мардж. Рот его изогнулся в гадкой ухмылке.

– Я очень внимательно смотрел, мисс…?

– Марджори Коско, – ответила Мардж, с вызовом задрав подбородок. – Если вы смотрели внимательно, так какого хрена вы называете наш проект слабым? Он ни на миллиметр не уступает предыдущему, который был настолько хорош, что фирма конкурентов, не раздумывая, стащила его себе.

Цвет кожи мужчины менялся с бледно-серого на насыщенный бордо. Кажется, покраснели даже уши и белки глаз.

– Вы считаете, что разбираетесь лучше меня? – еле шевеля губами от злости, процедил он, но девушке было плевать на то, как сильно разозлился Чедвик.

– Да, черт возьми, я разбираюсь лучше. И он, – Марджори казала на Маркуса. – И они, – она обвела пальцем сидящих в зале людей.

Выпрямив спину и выгнув грудь колесом, Мардж шагнула к Чедвику, все еще указывая пальцем на коллег.

– Каждый человек, сидящий здесь, понимает, что этот проект чертовски конкурентоспособен. Но вы не в состоянии увидеть это с высоты своей гордыни! Надо же, кучка клерков обошла Гарри Чедвика. Вы печётесь лишь о своей репутации. Репутация компании вам до лампочки.

– Вы слишком много на себя берете, мисс Коско, – сумел, наконец, прервать её обвинительную речь мужчина.

– Я имею на это право! – на этот раз ткнув себя в грудь, снова заговорила Мардж. – Я работаю здесь уже 8 лет и меня достало плясать под дудку непрофессионального, напыщенного индюка, который не делает в фирме ни хрена, кроме удовлетворения собственного эго за счет принижения других и обесценивания их заслуг.

Чедвик зло оскалился, пытаясь подобрать слова. Но Мардж в эту секунду была похожа на пулемет.

– Вы хотите сократить половину сотрудников? – она сложила руки на пояс и сделала еще шаг. – Вы хоть понимаете, что каждый из них пахал, как вол, и внес свой вклад в этот проект? Только поэтому он получился! Мы – как карточный домик. Уберёте одного, и развалился вся конструкция. Вы сами-то сможете устоять наверху без поддержки нашего отдела?

Марджори сделала паузу и молча смотрела на плящущие желваки на лице мужчины, не до конца понимая, куда приведет весь этот разговор.

– Список вам написать? Кого вы хотите уволить первым? Мужчин? Женщин?

Чедвик сверкал злостью из под бровей и сделал первый и единственный шаг к ней навстречу. Марджори стояла на месте, уперев руки в бока, и смотрела на него в упор. Когда, наконец, помещение переговорной наполнил скрипучий голос Чедвика, стены едва не начали покрываться инеем.

– Мисс Коско… Если мне не изменяет память, вы всё ещё находитесь на испытательном сроке?

Мардж внутренне вздрогнула.

«Сукин сын!» – пронеслось у неё в мозгу, но рот при этом остался неподвижен, словно губы срослись друг с другом.

На лице Чедвика расплылась довольная ухмылка, и вновь послышался скрип его голоса:

– Пожалуй, с вас и начнём кадровые перестановки. Вы уволены, мисс Коско.

Маркус опомнился:

– Мистер Чедвик, та ситуация…

Чедвик рявкнул на него:

– Я всё сказал. Список, Маркус. Я жду.

Марджори вылетела из зала, зацепив плечом мерзавца. Внутри клокотала злоба. Она гневно стискивала зубы, швыряя вещи в сумку. Послышался цокот каблуков в коридоре, и затем в её кабинет вошла перепуганная Кетрин.

– Мардж… Мне так жаль… Как же так…

Марджори фыркнула:

– А мне не жаль. Давно надо было высказать этому кретину всё, что о нём думает весь офис.

На глазах Кетти выступили слезы. Она подошла к Мардж и протянула к ней руки.

«Утешающие объятия» – голосом Джима мелькнуло в памяти.

Мардж подумала секунду и прижалась к Кетти. Девушка, всхлипнув, сомкнула руки вокруг её спины.

– Это несправедливо, – бурчала Кетрин в её плечо. – Ты там говорила за всех нас… а мы молчали…

– Кетрин, спорить с Чедвиком – глупая идея, которая могла прийти в голову только такой безбашенной выскочке, как я.

– Что ты теперь будешь делать? – отрываясь, спросила рыжеволосая. Марджори пожала плечами.

– Поеду домой. Хотя… Сперва заеду в торговый центр и куплю себе кое-что. Заслужила.

Кетрин снова обняла её, всхлипывая, и понуро вышла.

Марджори пробивалась к выходу. Пара сотрудников пытались её остановить, в том числе и Маркус. Но находиться в одном здании с Чедвиком было чревато вероятностью предумышленного убийства.

Марджори сидела в своей машине и молча держала руль. Она выругалась, повернула ключ и поехала в торговый центр за тем комплектом белья, который присмотрела в прошлый раз.

– Анестезия.

Она вышла из магазина с фирменным пакетиком в руке, представляя, как наденет дома этот дорогущий комплект и будет расхаживать в нем по квартире на каблуках. Представила соседа и то, какими глазами он будет смотреть, когда она в таком виде раздвинет шторы. Усмехнулась.

 

Снова сев за руль, Марджори выехала с парковки торгового центра. Телефон зазвонил. Лили. Марджори мотнула головой.

– Извини, милая, не сейчас…

Телефон ещё какое-то время надрывно кричал и умолк.

Перед глазами встала гадкая ухмылка Чедвика, криво изогнутый рот… Марджори снова выругалась и сильнее вжала педаль газа в пол.

90. 100. 115…

Машины во встречном потоке мелькали быстрыми штрихами. Из колонок надрывалась какая-то девушка о несчастной любви. Мардж уже почти выехала за пределы города, въехала на мост, когда перед ней выскочил черный пикап. Марджори округлила глаза, понимая, что не успевает остановиться и на однополосной дороге сворачивать ей некуда. Она ударила по тормозами, выкрутила руль вправо и въехала носом в ограждение моста…

Последнее, что почувствовала Мардж, перед тем, как отключиться, это сильная боль в левой части головы, подушка безопасности и ремень, до хруста сдавившие ребра…