Za darmo

До завтра, Джим!

Tekst
20
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 7.

Отъезжая от дома Кетрин, Марджори еще долго улыбалась. Она вспоминала слова Джима – «могу помочь» – и это грело внутренности, а в душе разливалось тепло. Марджори разогналась до сотни и хотела поскорее приехать домой, позвонить Джиму и рассказать об этом дне. Она удивилась самой себе.

– Почему его мнение стало таким важным для меня? – хмыкнула, мотнув головой. – Да наплевать.

Войдя в квартиру и покормив кота, она уже прижимала телефон к уху, слушая гудки. Знакомый голос ответил ей с улыбкой:

– Привет, Лиза!

– Привет, Джим!

Мардж заливисто рассмеялась в трубку и голос снова улыбнулся:

– Что-то случилось?

– Случилось, Джим, случилось. У меня сегодня выросли крылья. Ты тоже чувствуешь это, когда помогаешь другим?

В голосе Джима послышалось понимание.

– Что-то вроде. Расскажи, что ты сделала?

– Я сегодня стала примером для одной девушки, – воодушевленная, Марджори ходила взад и вперёд по комнате и размахивала руками перед собой. – Кто бы мог подумать! Я ведь была уверена, что у меня на лбу написано «никогда не делай так, как она». А сегодня я помогла одной очень доброй девушке поверить в себя. В ней было столько силы, мощи! Я ею так горжусь! Она – молодчина!

– Это хорошее начало, – похвалил мужчина. – Тебе понравилось?

– Ещё как! Я уверена, что у неё теперь все будет хорошо, – Марджори остановилась посреди комнаты и задумалась. – А сколько ещё таких девушек, как она? Которые боятся кого-то или чего-то…

– Таких людей очень много, – согласился голос. – Одни боятся высказать свое мнение, другие боятся того, что скажут о них другие, третьи не могут выбросить куртку бывшего парня…

– Эй! – девушка снова рассмеялась, удивляясь собственной реакции. Наклонила голову и хитро прищурила глаза. – А знаешь, я сделаю это прямо сейчас!

– Серьёзно?

– Да, – она решительно кивнула. – Думаю, я готова.

С этими словами, Мардж запрыгнула в туфли, взяла в руки куртку и, прижимая телефон плечом к уху, открыла дверь.

– Итак… прямо сейчас я расстаюсь со своими страхами. Ты доволен?

– Чувствую, как начинают пробиваться крылья из спины.

Девушка спустилась вниз, бросила куртку в контейнер и вернулась домой, резюмируя:

– Сделано! Прощай, прошлое. Здравствуй, новая жизнь.

– Что по плану? – поинтересовался Джим.

– Не знаю. Может быть, когда-нибудь я перестану прятаться за занавеску от соседа и познакомлюсь с ним.

– Он тебе нравится?

– Нравится.

– Так в чём проблема?

Девушка легонько отодвинула занавеску и тут же вернула её на место.

– Я не уверена, что мне нужны постоянные отношения. Но и отношения на одну ночь меня тоже не прельщают.

– Подожди, ты страшненькая?

Глаза Марджори неожиданно округлились.

– Это ещё что за вопрос?

Голос в трубке захохотал:

– Прости, я же тебя не вижу. Голос у тебя приятный, но…

– Я, определённо, не страшненькая, – почти обиженно отрезала Мардж.

– Сколько баллов из десяти?

Марджори подошла к зеркалу и внимательно рассмотрела свое лицо. Определенно. Не страшненькая. Она прищурилась и вытянула губы трубочкой:

– Думаю… Где-то семь баллов.

– Семь – это много. Тогда я тем более не понимаю, почему ты трусишь.

– Знаешь, всё не так просто.

– Всё как раз очень просто, – не соглашался мужчина. – Но ты снова усложняешь. Пока другие люди проживают счастливую жизнь, ты почему-то всеми силами от неё отказываешься.

– Послушай, умник. А сам то ты счастлив? Ты сказал, что развелся два года назад. И что? Нашел кого-то за это время?

– Всё немного…

– Непросто. Я это уже сказала, – перебила его Марджори. – И ты счастлив?

– Время от времени.

– Так, пойдём по твоей логике. Ты страшненький? На сколько баллов?

Голос в телефоне рассмеялся, и Мардж улыбнулась в ответ. Затем, привычно спокойным голосом заговорил Джим:

– Всегда проще объяснить другому, почему тот или иной поступок правильный, нежели совершить его самому.

– Это точно. Советовать мы все мастера.

– Но ты ведь и сама понимаешь, что я прав. Насчёт соседа.

– Понимаю. Но… пока не время.

– Ну, возможно, он ещё подождёт годик-другой, пока ты созреешь и тогда…

Девушка снова рассмеялась:

– Я поняла! Поняла! Не дави на меня. И всё же подумай о себе. Что тебе мешает быть счастливым?

– Ладно. До завтра, Лиза.

– До завтра, Джим.

Она отключила звонок и подошла к окну. На соседском балконе было пусто. Окна его квартиры закрыты и занавески опущены. Вытаскивая за фильтр тонкую сигарету, Марджори грустно усмехнулась:

– Ещё не время…

_____________________________

Следующий день на работе начался с переговоров в общем зале. Коллеги оживлённо обсуждали план и выстроенную концепцию. Кетти загадочно улыбалась, выпрямив спину. Да. Это была другая Кетти.

Через пару часов работы Мардж резюмировала:

– Что ж, мне нравится тот темп, в котором мы идём к завершению кампании. Чувствую, ещё неделя, и мы сможем предоставить Маркусу полный отчет, – она хлопнула в ладоши. – За работу. Надо еще немного постараться.

Её внимание привлёк Томас. Один из тех сотрудников, который всегда был шумным и деятельным, сейчас буквально валился с ног. Мардж нахмурилась и поманила его пальцем в свой кабинет. Мужчина выдохнул и опустил плечи. Марджори прошла вперед, пригласила Томаса сесть, сама присела на край своего стола.

– Томас, ты понимаешь, что стоит на кону? – заговорила девушка спокойным, тихим тоном.

– Понимаю, – отозвался мужчина.

– Тогда в чем дело? Что с тобой происходит?

Томас угрюмо опустил голову вниз и Мардж почему-то стало его жалко.

«Хуже, чем мне» – привычным тембром Джима прозвучало в мозгу.

– Томас, расскажи, у тебя проблемы?

Мужчина вместо ответа замотал головой и слабо улыбнулся.

– Тогда почему ты такой? Сам на себя не похож.

Томас достал телефон и несколько секунд что-то искал. Затем он с улыбкой протянул Мардж фото младенца.

– Мой сын.

Девушка удивлённо подняла брови:

– Я не знала, что у тебя есть ребенок.

Томас улыбнулся шире:

– Никто не знал. Это Саймон. Ему всего два месяца и он не спит по ночам из-за колик. А с ним и мы с женой.

Лицо Марджори смягчилось при виде розовых щёчек маленького человечка.

– Знаешь что, Томас, – чуть сощурив глаза, сказала она. – Устранить колики у твоего ребенка я не в силах, но я могу сделать кое-что другое…

Томас с интересом смотрел на нее, не зная, что ожидать. Марджори продолжила:

– Поработай до конца недели дома. Начиная с сегодняшнего дня. В понедельник приедешь на общее собрание и дальше будет видно, как нам поступить… По крайней мере, не будешь убивать два-три часа времени в день на дорогу и будет больше времени отдохнуть.

Мужчина хлопал глазами, не до конца понимая, что она говорит серьезно.

– Томас, ты сейчас просверлишь во мне дырку, – сказала Марджори со смешком. – Иди, собирайся домой.

– С-спасибо, Марджори…

Мужчина медленно поднялся и пошел к двери. У самого выхода обернулся, чтобы что-то сказать, выставил вперед палец, открыл рот… Затем снова помотал головой, улыбнулся и вышел.

Девушка вытянула руки вверх, потягиваясь с довольной улыбкой, тряхнула волосами и села работать. Ей все больше нравилось то, что начинало вырисовываться. Команда работала, как сумасшедшая, выкладываясь до последней капли. Такого накала в стенах офиса Марджори не видела до этого времени ни разу. Маркус загадочно заглядывал к ним, смотрел некоторое время, и молча удалялся. До выходных работа была выполнена процентов на девяносто. Марджори сияла.

В пятницу в отдел зашел большой босс, Гарри Чедвик. Он хмуро обошел кабинеты, заглянул в наброски и, шепнув что-то Маркусу перед уходом, торопливо вышел.

Марджори внутренне напряглась при появлении Гарри. Его молчаливый уход ещё больше повысил градус нервозности. Жёсткий, требовательный и бескомпромиссный человек. Для него существовала только одна точка зрения – его собственная. И, хоть Мардж была в чём-то схожа с ним, Гарри ей, мягко говоря, не нравился. И не понравилось выражение лица Маркуса сейчас.

– Маркус, можно тебя? – окликнула она мужчину и указала рукой на дверь его кабинета. Маркус нервно дернул подбородком и прошел вперед.

– Слушаю тебя, – скрестив на груди руки, выдавил из себя босс.

– Маркус, что-то не так?

– С чего ты взяла?

– Гарри уже второй раз на неделе приходит сюда с проверкой и, по-видимому, остается не доволен. Поправь меня, если я ошибаюсь.

Маркус сел в кресло и провёл ладонями по уставшему лицу. Он поднял глаза на девушку и обречённо спросил:

– Что ты хочешь услышать от меня? Что всё прекрасно? Что мы всё успеваем в срок и у нас есть все шансы выиграть конкурс?

– Да, Маркус, было бы неплохо именно это и услышать.

– Нет, Марджори. К сожалению, всё гораздо хуже, чем тебе кажется… Наша кампания трещит по швам. До презентации две недели, а у нас ещё куча недоработок.

– О чем ты говоришь? Мы всё успеем!

– Гарри считает иначе.

Мардж округлила глаза и напряженно смотрела на мужчину.

– Что он тебе сказал? – хрипло спросила она, мысленно подготовив себя к худшему.

– Мардж, он печётся о своей репутации, о репутации компании… Он не верит, что можно успеть, и не хочет выпускать на рынок недоработанный продукт. Он уже дважды порывался закрыть проект и распустить половину сотрудников. Второй раз был сегодня…

Внутри всё больно сжалось после этих слов. Девушка схватилась за спинку стула, пытаясь придать ногам устойчивости.

– Нет… он же это не всерьёз!

– К сожалению, всерьёз.

– Но это чушь собачья! У нас отличная команда и, я уверена, что она справится! Сейчас я в это верю сильнее, чем когда-либо!

 

Маркус сложил руки в замок и помолчал.

– Мне… удалось отговорить его. Пока что. Но поспешите.

Невесело кивнув боссу, Марджори вышла из кабинета. Она ехала домой, отбивая пальцами в такт по рулю под песню Led Zeppelin громко подпевая:

– Your time is gonna come…

На душе было гадко. Она злилась на Гарри. В какой-то момент ей захотелось все бросить и уйти, но…

– Это будет слишком просто, мистер Чедвик. Придется вам меня еще потерпеть.

С легкостью лавируя между машин, Марджори быстро добралась до своего дома. Выйдя из авто, она зачем-то подняла голову вверх и уперлась взглядом в улыбчивое лицо соседа, который стоял в эту самую минуту на своём балконе. Мужчина улыбнулся шире и поднял руку в приветственном жесте. Девушка сдержанно кивнула, одним пальцем выправила волосы из за уха и быстрым шагом скрылась в своём подъезде. Привычным жестом она набрала номер, который уже знала наизусть. Джим.

За полторы недели общения с ним Марджори привыкла к этим простым беседам. Она рассказывала Джиму о тех вещах, которые скрывала от Клэр, Лили, даже от самой себя. Каким-то странным образом этот человек, словно паутину, вытягивал из неё правду. И Мардж охотно открывала ему свои тайны в обмен на его откровенность. Казалось, к концу этой недели они знали друг о друге всё.

– Тебе тридцать? Я думал, ты моложе.

– Это мне говорит тридцатишестилетний старикан?

Голос смеялся, и Марджори охотно реагировала на его смех. Иногда она с грустью думала о том, что было бы здорово говорить настолько откровенно с кем-то из реальной жизни. Мужчина в трубке был честен, прямолинеен. Иногда его слова больно задевали, но Марджори научилась видеть в них скрытый смысл. Собеседник был весьма начитан, умён. Они часто беседовали о кино, литературе, психологии. Джим был спокойным и уверенным. Давал здравые советы, не слишком навязываясь. У него без труда получалось вселять в неё спокойствие, даже когда Мардж готова была бить посуду и швырять её из окна. Но больше всего её радовало то, что ни ему, ни ей не нужна была реальная встреча. Каждого устраивало общение издалека. Мардж очень хорошо понимала, что рано или поздно такое общение закончится. Но думать сейчас об этом совсем не хотелось.

Девушка закурила, села на подоконник, прижимая к уху телефон и улыбнулась уголками рта. В трубке раздался щелчок и Мардж прошептала:

– Привет, Джим.

– Привет. Я соскучился.

Глава 8.

Утро субботы началось со звонка домофона. Приехала Лили и отчаянно пыталась прорваться в квартиру сестры. Подходя к двери, Марджори кинула взгляд на билет на своей тумбочке. Выставка. Сегодня.

– Ты опять не готова? – со скоростью гонщика Формулы-l влетела в двери Лили.

– Лили, выставка открыта до вечера. Не обязательно идти туда с самого утра.

– Ох, не знаю… Я бы лучше сходила сейчас, а вечер посвятила чему-то более полезному.

– Например?

– Да мало ли вариантов, – дернула плечиком блондинка, открывая кухонный шкафчик в поисках съестного. – Можем сходить в ваш бар, отметить мою первую неделю в качестве юриста в «Легаси».

Марджори поморщилась, вспоминая Джейка. Она уже почти забыла о нем, но Лили…

– Ладно, не хочешь в бар, давай в клуб? – не унималась шумная блондинка, болтая ногой на стуле и громко прихлебывая чай.

– Клэр тоже что-то предлагала, но я ещё не решила.

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! – сложив руки в молитвенном жесте, умоляла Лили. – Клэр тоже с собой возьмем.

– Вы поубиваете друг друга, – недоверчиво нахмурилась Мардж.

Лили подняла ладони:

– Я обещаю к ней не лезть. Просто немного выпьем и потанцуем. Как тебе такой вариант?

Марджори выдохнула, шутливо хмурясь:

– Ладно. Ты мертвого уболтаешь! Совсем, как Джим.

Сестра перевела на неё любопытный взгляд и, помедлив, спросила с интересом:

– Кто такой Джим?

«О нет…» – только и успела подумать Марджори перед тем, как взгляд сестры из заинтересованного превратился в прожигающий. Она тут же попыталась сменить тему:

– Так… как дела на работе?

Лили подняла брови и быстро замотала головой:

– Даже не думай, что я на это поведусь. Выкладывай, кто он?

Мардж закатила глаза, понимая, что от настырной сестры ей не отвертеться.

– Джим… это… тот парень, которому я по ошибке позвонила…

– Ты снова с ним говорила? – предельно выпучив глаза, воскликнула Лили.

Мардж дёрнула плечами, стараясь принять равнодушный вид, и ещё более равнодушно ответила:

– Сперва Я позвонила ему, потом ОН мне, и как-то… закрутилось.

– И ты молчала? – обиженно вскрикнула Лили. Она недовольно открывала и закрывала рот, но в конце концов рассмеялась, игриво глядя на сестру. – Я рада за тебя. Хоть и немного злюсь, что ты не рассказала мне о нём.

Девушка положила ладонь под щеку и с любопытством уставилась на Мардж.

– Я угадала? Он блондин? Красавчик?

Щёки Марджори залил лёгкий румянец.

– Лили, я не знаю. Мы с ним не встречались.

– В смысле? – вскинула брови сестра. – А что вы всё это время делали?

– Мы разговаривали.

– Что мешало сделать это лично?

– Лили, никому из нас это не нужно. Я даже имени его настоящего не знаю. И, если честно, не хочу знать.

– Это всё странно, ты же понимаешь?

– Я не знаю, как это объяснить… – Марджори прошлась по кухне взад и вперёд, заламывая пальцы. – Мне нравится говорить с ним. Иногда кажется, что он знает наперед всё, что я скажу. Он словно нажимает внутри меня какие-то кнопочки и…

– Предложи ему встретиться, – решительно пресекла её речь Лили.

– И не подумаю.

– Марджори, это глупо! Ты сейчас, возможно, совершаешь самую большую ошибку в своей жизни!

– Лили, после всего, что я ему о себе рассказывала, я даже в глаза ему взглянуть не смогу, кем бы он ни был.

Лили округлила глаза ещё сильнее:

– Ты НАСТОЛЬКО с ним откровенна?

– Больше, чем ты можешь себе представить, – обречённо призналась Мардж.

– Я не понимаю… Почему?

– Сложно объяснить. Но эта анонимность она… как броня. Я могу сказать что угодно человеку, которого никогда не увижу.

– Он живет в Локвуде?

– Я не знаю.

– А он знает, что ты живешь в Локвуде?

– Я ему не говорила.

– То есть, теоретически, он может жить за тысячи миль отсюда? – продолжала рассуждать Лили, размахивая чайной ложкой.

– Может.

– Или в соседнем доме.

Лили пристально посмотрела на сестру и покачала головой:

– Ты роешь себе яму, Мардж. Если ваше общение не перерастет во что-то большее, то оно скоро закончится. И одному из вас будет больно. Или обоим.

Марджори опустила голову. Это она слишком хорошо понимала.

___________________

Спустя час Марджори стояла в полуметре от большого чёрно-белого полотна, с интересом его изучая. Лили изо всех сил пыталась показать заинтересованность, но получалось у неё откровенно плохо, и Мардж отпустила её пройтись по ближайшему торговому центру. Лили сопротивлялась не долго.

Марджори двинулась влево, не отводя взгляда от фотографии, и налетела плечом на стоящего рядом мужчину. Она легонько вскрикнула, приложила ладонь к груди и закрыла глаза. Незнакомец усмехнулся:

– Вас так впечатлило это фото?

Девушка усмехнулась в ответ:

– Да… По моему скромному мнению, это лучшее фото из всех, что здесь представлены.

Незнакомец улыбнулся краешком губ и слегка наклонил голову.

– Приятно слышать, – чуть понизив голос произнес он.

Марджори удивленно выгнула бровь и прищурилась. Незнакомец добродушно рассмеялся, протянул ладонь для приветствия.

– Бенджамин Кларк. И я сделал это фото.

– Как и бОльшую часть фотографий на этой выставке, – ответила Мардж на рукопожатие с лёгкой, заинтересованной улыбкой. – Марджори Коско.

– Вам нравится фотография, Марджори? И имею в виду, в целом.

– Да. Особенно сильно люблю черно-белые снимки.

– Понимаю. Мне тоже больше по душе черно-белое фото. В них нет примеси.

Интерес Марджори разгорался все сильнее. Склонив голову набок, она прищурилась:

– Вы – профессиональный фотограф?

Мужчина улыбнулся:

– Мне приятно так думать.

– Талант у вас явно есть.

– Спасибо…

Мужчина хотел сказать что-то ещё, но в этот момент к нему подскочил сотрудник выставки, что-то быстро сказал ему на ухо и указал рукой куда-то в сторону. Бенджамин коротко кивнул, что-то ответил мужчине и повернулся к девушке:

– Марджори, я вынужден покинуть вас ненадолго… Организационные вопросы. Минут 10-15, не больше. Если дождетесь, я с удовольствием угощу вас кофе.

В его взгляде читался неподдельный интерес, отчего девушка почувствовала шевеление волосков на шее и всплеск азарта где-то внутри. Она слегка закусила щеку и утвердительно наклонила голову. Бенджамин кивнул ей в ответ, улыбнулся и зашагал куда-то в сторону служебных помещений.

В эти несколько секунд, пока мужчина не скрылся из виду, Мардж успела оценить его с ног до головы. Брюнет со смуглой бархатистой кожей, голубые, как лёд, глаза, полные губы, большие пальцы… Со спины новый знакомый тоже производил хорошее впечатление. Широкие плечи, узкий таз…

Марджори мотнула головой, пробурчав себе под нос:

– Тише, Мардж, попридержи коней. Просто кофе.

Хотя, улыбку получилось сдержать плохо. От собственных мыслей её отвлёк звонок телефона.

– Да, Лили? – ответила она, глядя на дверь, за которой скрылся талантливый фотограф.

– Немедленно приходи в торговый центр на третий этаж. Вопрос жизни и смерти!

– Лили, я здесь ещё не закончила…

– Мардж! Это важно! Пулей сюда!

Внутри зашевелилась тревога. Марджори кинула прощальный взгляд с ту сторону куда ушел Бенджамин. Выругалась и двинулась на выход.

Поблуждав почти полчаса по длинным коридорам торгового центра, она, наконец, нашла сестру в отделе с коктейльными платьями.

– Лили, что случилось?

Лили загадочно увела руку куда-то в сторону и вытащила темно-синее платье с коротким рукавом и небольшим вырезом на спине. Марджори непонимающе округлила глаза:

– Ты за этим меня вызвонила?

– Ой, ты не очень-то и торопилась, – тут же парировала Лили. – Если бы я здесь не стояла, его бы точно кто-нибудь купил.

Мардж начинала закипать в ответ на беззаботный тон сестры.

– Лили, ты хоть представляешь, что у меня было в голове после твоего звонка? Я бегала, как сайгак, по всему торговому центру, потому что думала, что случилось что-то ужасное, непоправимое.

– Если бы ты шла чуть дольше, непоправимое точно случилось бы.

Марджори устало провела рукой по волосам. Лили робко подошла к ней, держа в руках платье

– Посмотри. Оно точь-в-точь такое, какое было у тебя на выпускном в колледже.

В голове Мардж что-то щелкнуло, и она перевела взгляд на платье. Один в один. Девушка коснулась рукой ткани подола.

– Совсем как то, которое…

– Которое я испортила, – закончила за неё Лили. – Пришло время платить по счетам. Иди, примерь, а я оплачу.

Прищурив глаза, Мардж всё таки улыбнулась, схватила платье и скрылась в примерочной. Когда она вышла к зеркалу, Лили прикрыла пальцами рот и ахнула:

– Мардж… У меня нет слов… Ты такая красивая в нём!

Мардж смотрела на себя в зеркало с лёгкой улыбкой. Расправив складки на талии и подтянув до конца бегунок на молнии, она удовлетворённо заключила, тихо буркнув себе под нос:

– Да, это платье стоило упущенного свидания.

– Что? – отозвалась любопытная блондинка.

Мардж оправилась:

– Ничего. Говорю, красивое платье.

Мягкая синяя ткань выгодно выделяла небольшую грудь, аккуратные бедра, плоский животик. Мардж ещё раз окинула себя взглядом в зеркало и расплылась в довольной улыбке.

– Берём, – без труда угадав её настроение, сделала вывод сестра.

– Несомненно.

Лили хлопала в ладоши и прыгала от радости. В какой-то момент Мардж и самой захотелось поступить так же.

– Его ты сегодня и наденешь, – деловито выдала Лили, как только девушки вышли из отдела с фирменным пакетом в руках.

– Куда?

Лили укоризненно взглянула на сестру.

– В клуб. Забыла?

– Забыла.

Они расхохотались, и Лили, весело смеясь, цапнула сестру за локоть и прижалась к ней плечом.

По пути к машине девушки успели набрать Клэр, сообщили о планах. Подруга радостно улюлюкала и обещала сделать вечер незабываемым.

____________________

Поздним вечером все трое потягивали коктейль и безрезультатно пытались перекричать музыку. В какой-то момент это начало раздражать.

– Идем танцевать! – соскочила Кларисса, допив остатки коктейля.

– Я за! – поддержала её Лили.

Обе соскочили с места и вытащили на танцпол Марджори, которая сперва упиралась, а потом танцевала за них двоих.

 

Басы отдавались где-то внутри, музыка заводила, настроение взлетело на небывалую высоту, от мерцающего света хотелось смеяться…

Марджори, всё ещё разгоряченная, спустилась в холл, подошла к выходу и достала сигарету. Из другой части холла ей словно послышался знакомый голос. Она вытянула шею, прислушалась. У дверей раздался взрыв хохота и девушку чуть не с снёс поток вошедших посетителей. Она отскочила в сторону, затем махнула рукой и вышла на улицу.

___________________

Марджори с трудом разлепила веки и оторвала голову от подушки. В комнате было по-настоящему жарко. Как можно было забыть открыть окна?

Девушка скинула с себя ногу Лили, отодвинула Клэр, мучительным усилием встала с кровати и подошла к окну. Глаза резанул яркий свет, и Марджори болезненно сощурилась. Поток свежего воздуха немного придал сил. Мардж ещё раз взглянула на подругу и сестру, которые спали на её кровати прямо в одежде.

– Этих то я зачем позвала? – со смешком спросила она саму себя.

Наливая себе стакан апельсинового сока, девушка тихо застонала:

– Больше никогда не буду столько пить, – она глотнула из стакана и посмотрела на внимательную мордочку кота. – Кого я обманываю, да?

Взгляд упал на смартфон на кухонном столе. Мардж разблокировала экран и улыбнулась. Пропущенный. Джим.

– Чуть позже, Джим. Чуть позже.

Лили зашевелилась на кровати и подняла взлохмаченную голову.

– Пх, – произнесла она еле слышно.

– Что? – сдвинув брови переспросила Мардж.

Лили повторила то, что хотела сказать, но звук был больше похож на тот, что издаёт кран, когда отключают воду:

– Пхххх…

– Я тебя не понимаю, – уже почти смеясь и снова делая глоток ответила Марджори.

– Пить! – наконец, вылетело внятное слово изо рта сестры.

Марджори расхохоталась, налила ещё один стакан сока. Лили схватила его и осушила за секунду. Клэр, хихикая, открыла один глаз.

Спустя полчаса, девушки сидели за столом, завтракали и вспоминали вчерашний вечер

– Нет, Мардж, это было грубо! – укоризненно качала головой Клэр.

– Клэр, он схватил меня за задницу!

– И за это надо бить в нос?

– Да она почти его не задела, – выступила Лили в защиту сестры.

Девушки смеялись до слез, когда Клэр сложила локти на стол и серьёзно посмотрела на Мардж:

– А теперь объясни мне, про какого Джима вы говорили в такси?