3 książki za 35 oszczędź od 50%

Пока все спят

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

3 серия

Следующие две недели прошли спокойно. Для всех, но не для меня. Страх себя никак не проявлял, кроме пары случаев появления низкоуровневых тварей. Поэтому все отдыхали и занимались чем попало, а я учился.

С утра и до самого вечера меня передавали как приз из рук одного учителя в руки другому. И каждый из них издевался надо мной, как только мог. Но надо отдать им должное результат был. Мое тело подтянулись, мышцы стали упругими, теперь я не задыхался от любого усилия. Как там говорил Марк – скоро я стану настоящим Джараксусом, чтобы это не значило. На теории я засыпал, но не всегда. Иногда попадалось действительно интересная информация, но вот интриги древних богов меня совершенно не интересовали. Другое дело когда Марк рассказывал про их воплощения через страх. И не забывал про то как им удалось с ними справляться.

Самыми интересными занятиями были с Ребекой. Она быстро научила меня воздействовать на страх. Я мог передвигать его своим усилием воли и он мне подчинялся. За две недели у меня уже получалось сформировать броню и простое оружие. Но как говорила Ребека, без героя из моего прошлого это все игрушки, ничего серьезного. А с героем были проблемы.

Каждый раз для этого меня погружали в специальную капсулу, которую в последствии заполняли чистым страхом и я отправлялся в путешествие по глубинам родовой памяти. За четыре сеанса, я так и не нашел никого, кто мог бы стать моим героем. Марк говорил, что это нормально. Некоторым очень долго приходилось блуждать в поисках героя, а некоторым везло и их буквально сам находил герой. Мне говорили что я его не пропущу, но я в этом сомневался. В череде своих предков, я не увидел никого выдающегося или как-то выделяющегося от остальных. Пришлось копнуть ещё глубже в родовую память и все равно я никого не нашел. Все кого я встречал, женщины и мужчины, были вполне обычными людьми. Кто-то обладал властью, кто-то был обычным работником, были и воины, но они были обычными. Никто из них ничем не выделялся в общем ряду моих предков. Я копал и копал, все глубже и глубже. Но никого подходящего так и не нашел.

Две недели пролетели быстро. Выходные закончились и началась служба. Меня постоянно пытались встроить в звено, но я ещё не умел передвигаться так быстро как все остальные. Они использовали не только свое тело, но и страх. Благодаря этому они могли бегать по стенам и потолку, прыгать намного дальше чем обычный человек, были намного сильнее и быстрее. Мне все это пока было не под силу. Но я уже умел немного и был отправлен в свой первый патруль вместе со звеном.

Моя задача была проста. Несколько мелких тварей появилось и мы должны были уничтожить их всех. Четверо отправились за ними, а я должен был забраться на здание повыше и следить, чтобы ни одна из тварей не ушла. Самой высокой точкой в округе оказался небоскреб основателей. Первое многофункциональное здание в городе. Я забрался на него и осматривал будущее поле боя. Пока все шло хорошо. Все четыре твари были как на ладони, они прогуливались в пустом парке, а бойцы моего звена окружали их с четырех сторон.

– Все спокойно, они вас не видят – сказал я в микрофон. Меня сейчас слышали все бойцы.

– Хорошо, атакуем по моему сигналу – раздался у меня в ухе голос Марка.

Они подошли ещё ближе, а Адил буквально приблизился на расстояние вытянутой руки. Он же и ударил первым, по сигналу Марка. Четыре твари против четырех бойцов. Все должно было пройти легко и без неприятностей. Два клинка Адила пронзили тварь и пригвоздили ее к земле. Он уже выпрямился и довольно улыбнулся, глядя на творение собственных рук. Но тварь и не подумала умирать. Она уперлась в землю и с усилием выдернула клинки. А после бросилась на обидчика. Адил успел среагировать и тут же сформировал новые клинки встречая тварь. Завязалась потасовка. Другие бойцы отряда тоже не смогли быстро уничтожить тварей и теперь отбивались от них. Повезло что монстры были низкоуровневыми. А значит не представляли серьезной опасности и это проявилось в их медлительности. Внешне они походили на людей с огромными, вздувшимися животами и еле волочили жирные ноги. Но силы в них было хоть отбавляй. Анна попыталась заблокировать удар, но ее отбросило на несколько метров. И это при том, что она была самой сильной в звене. В общий канал ворвался ее голос: "не блокируете удары, просто уклоняйтесь!". Но совет был лишним. Каждый удар был виден заранее и увернутся от него не составляло никакого труда ни для кого. Но вот как победить? Уже множество раз тварей поразили клинки бойцов, но тем было все равно. Никакого эффекта это не производило. Оружие дальнего боя давало тот же эффект. То есть никакого.

Я стал думать и вспоминать на кого могут быть похожи эти силуэты. Но из всего, что я успел изучить за это время, ничего похожего не было. Ни одно изображение, ни одно описание, ничего. Я не знал как победить монстров. И тут меня осенило!

– Попробуйте отрубить им голову! – прокричал я в канал общей связи.

– Как я сам не догадался! – проворчал Адил. Он увернулся от нескольких ударов и выждал момент, когда мог безопасно сблизится с противником. Взмах двух клинков снёс тому голову.

Тварь покачнулась и тяжело упала сначала на колени, а потом и на землю. Тело твари даже не дернулось после этого. Адил поспешил на помощь к остальным. Дальше все пошло как по маслу. Бойцы отрубали головы и спешили на помощь к тем, кто ещё не справился. Все четыре твари были уничтожены за несколько минут. Можно было возвращаться на базу. Но мне почему то этого не хотелось.

Я попросил разрешения остаться еще немного на крыше небоскреба и Марк мне разрешил. Я сидел в ночи и смотрел на спящий город, который и не подозревал о таких как мы, не подозревал, что под ним есть страх, который создает вот таких монстров. Город жил своей жизнью, а мы были вплетены в нее и каждую ночь защищали людей от тварей.

– И долго ты будешь тут сидеть? – за моей спиной раздался женский голос, которого я не знал. Она напугала меня и я чуть было не рухнул с высоты, так как сидел на парапете, свесив ноги вниз. Мое сердце бешено забилось, промчалось по всему телу и вернулось обратно.

Я обернулся и увидел говорившую. Она прислонилась плечом к стене и была одета в странный балахон с капюшоном. Он скрывал все, и фигуру и лицо. Если бы я ее встретил после этого на улице то не узнал бы.

– А что? Могу сидеть сколько захочу – ответил я и продолжил смотреть на город.

– Ты новенький, я тебя раньше не видела – она утверждала, а не спрашивала.

– А ты кто такая?

– А это и не важно, я не принадлежу к вашей организации. Поэтому вряд ли ты меня ещё хоть раз увидишь. Хотя, – она задумалась – впереди большие перемены, и все возможно. Возможно что уже через несколько дней, мы все будем мертвы.

– О чем это ты? – я опять посмотрел на нее, она села рядом на парапет и посмотрела вниз. Я увидел ее свисающие светлые волосы.

– Неважно, это все в будущем, а сейчас настоящее. А ты как я посмотрю ещё не разбудил своего предка? – ее голос звучал удивленно. – Как тебя только допустили к работе? Мда, видимо дела совсем плохи. Но скоро ты всё увидишь своими глазами. Этот мир не такой радужный, как тебе кажется сейчас.

Она замолчала и мы ещё несколько минут сидели на парапете. А потом она попрощалась и спрыгнула вниз. Я дернулся ее удержать, но в итоге чуть сам не сорвался и не упал. А она легко планировала раскрыв свою мантию наподобие крыльев. Это было красиво! Все еще болтаясь на высоте и цепляясь руками за парапет я наблюдал за ней. Она легко кружила в воздухе, то поднимаясь чуть повыше, то спускаясь ниже. Через несколько секунд она скрылась за одним из зданий и больше не появлялась. Я подтянулся и забрался на парапет. Тренировки давали о себе знать, раньше я бы так не смог.

* * *

После той встречи прошло несколько дней. Я про нее так никому и не сказал, сам не могу ому. Но я стал гораздо усерднее учиться. Теперь мне многое стало интересно, но добывать интбъяснить почеересующую меня информацию было трудно. Как выяснилось наша организация называлась "проект «Страх» и мы напрямую подчинялись правительству города. Нам выделяли огромный бюджет и мы с лихвой его оправдывали. Только как, я не знал. Та же девочка, считалась отступницей и была она не одна. Таких отступников было несколько и им не мешали. Вреда от них не было, но иногда была и польза, иногда с ними сотрудничали.

Каждое занятие я выкладывался на максимум. Если это была тренировка, то я доводил себя до изнеможения. Анна была мной довольна, я достаточно быстро рос по показателям. Если это было теоретическое обучение, то моя голова раскалывалась от напряжения. Если это было занятие по владению страхом, то я делал все возможное, чтобы овладеть этим искусством. Порой я доводил себя до полного изнеможения, но прогресс был на лицо. Ещё пару месяцев и я смогу участвовать в патруле на равных. Но этих месяцев у меня не было, как и предсказывала отступница. Все началось с предупреждения от оракула.

* * *

В один из вечеров, когда мы должны были распределить дежурство на ночь, Генрих Канзас был мрачен как никогда. Он обвел взглядом всех и тихо произнес.

– Нас ждут большие перемены. Оракул сделал два предсказания. Первое касается твари или точнее, высокоуровневый твари, второе – касается предмета. Все это нам предстоит найти и обезвредить и я пока даже не знаю с чем мы имеем дело. Все сведения отрывочны. Поэтому слушайте, мой приказ! С этого дня обращайте внимание на все странности, какие только заметите. Даже если вам покажется, что это какая-то ерунда. И второй приказ. Всем быть предельно осторожным! Максимально осторожными! Любая тварь может быть гораздо опаснее, чем кажется на первый и даже на десятый взгляд. Поэтому патрули теперь будем проводить немного по-другому. Не более одной цели за раз и работают сразу два звена. Никакой самодеятельности, только полное подчинение приказам, даже если они вам кажутся неверными. А теперь к делу! Разойтись по постам, и все докладывать мне!

 

Я со своим звеном отправились в оружейную и снарядился на всякий случай всем необходимым. Мне уже разрешали вооружаться, я вполне научился создавать броню и формировать оружие из страха. Только оно было намного слабее чем у других, я пока не нашел своего героического предка. После оружейной мы засели в столовой, рассчитывая немного подкрепиться. Как говорил Марк: "воевать на голодный желудок – себя не уважать".

Болтовня ни о чем, чай и печенье, скрасили наше ожидание, но ничего не происходило. Вообще ничего. Даже низкоуровневых монстров не было. Мы так и прождали всю ночь, а утром уже завались спать.

* * *

Следующие две недели прошли в сплошной нервотрепке. Ничего не происходило и все дежурства были напрасны. Ни одного монстра, ничего вообще. Но каждый день Генрих Канзас напоминал нам об угрозе и постоянно требовал быть начеку. Но ничего не происходило.

Я каждый день тренировался, но гораздо меньше чем раньше. Вечером было нужно идти на дежурство. Зато теорией я был загружен по самое горло. Я изучал ее каждый день, просматривая множество книг и изучал информацию на планшете. Сколько же уродов было в нашей истории, но еще больше было придумано нами самими. Одних только фильмов ужасов хватило бы чтобы заселить убийцами, маньяками и прочими тварями целый город. На подробное изучения каждого, потребовались бы долгие годы, а скорее всего десятилетия. Но главным было найти особые отличительные черты.

К тому же я постоянно упражнялся во владении страхом. У меня с каждым днём получалось все лучше и лучше. Я уже мог карабкаться по отвесной стене, цепляясь за нее когтями или присосками из страха. Каждый день приносил мне новые упражнения и новые возможности. И я старался.

Но гнетущая атмосфера не оставляла в покое. Многие стали злыми и раздражительными. Даже за собой я стал это замечать, а ведь я никогда не был агрессивным. Единственное что спасало так это секс. За это время я успел переспать с четырьмя девушками и с некоторыми не по одному разу. Однако секс стал жёстче и агрессивнее, и он помогал сбрасывать напряжение. Особняк превратился в место разврата и блуда. Но кто я такой, чтобы осуждать это, тем более что сам наслаждался этим. А некоторые девушки оказались такими извращенными, что порой заставляли меня краснеть. Но они быстро меня всему научили. И я, если можно так сказать, влился в коллектив.

* * *

Любое ожидание рано или поздно заканчивается. И наше тоже закончилось. В пятничный вечер, когда в очередной раз, нервы всех были на пределе, раздалась сирена. Все бегом бросились в комнату собраний, там уже ждал Генрих Канзас:

– Мы давно этого ждали и вот этот день настал! Будьте максимально осторожны. У нас появился монстр восьмого уровня!

По залу пробежали шепотки. Восьмой уровень – глаза Марка расширились. Он стоял рядом со мной и я хорошо увидел изумление на его лице, а после оно стало очень озабоченным.

– Напоминаю всем еще раз! – продолжил Генрих Канзас. – Восьмой уровень это уже не игрушки. Это смертельно опасно. Для всех! Включая даже опытных бойцов! Восьмой уровень обладает собственным умом и интеллектом. Это не тупая тварь, которую можно легко убить! Поэтому держимся только всем звеном вместе. Не забывайте, что восьмой уровень способен использовать страх в своих целях. А теперь приступим. Тварь, пока мы будем ее называть так, появилась в районе порта. Это недалеко отсюда. Двигайтесь тремя звеньями. Держитесь группой и не отдаляйтесь друг от друга. Как только прибудет на место внимательно осмотритесь. И не вздумайте нападать! Как правило такие твари не нападают на обычных людей, но и исключать этого нельзя. Все на выход!

Я и мое звено заглянули в оружейную и выбежали на улицу. Прямо на ходу я сформировал вокруг своего тела тонкий костюм из страха. Он усиливал и ускорял все мои движения. Легко перепрыгнув через забор, я поспешил за остальными.

Мы легко пересекли несколько кварталов. Теперь я понял почему в самом начале Лилу не отставала от лошади. Теперь я тоже так мог. Мы легко перепрыгивали через автомобили, пробегали по стенам и достигли своей точки сбора. Судя по планшету, прикреплённому на руку, два других звена тоже достигли своей позиции, а значит стоило подняться повыше. Наше звено буквально взбежало по стене на крышу рядом стоящего дома. А Анна так просто запрыгнула, мощно оттолкнувшись от земли ногами. Мы стали искать нашу цель глазами. И очень быстро нашли.

Прямо сквозь асфальт пробивалось нечто. Оно поднималось и казалось, что оно тянет за собой реальность как пленку. Существо долго боролось за свою жизнь, но все таки смогло победить. На асфальте оказалось темно-серое яйцо, с ярко-красными прожилками вен. Несколько минут они пульсировало, а мы просто наблюдали. В ушах раздался голос Генриха Канзаса: "Не приближайтесь! Просто наблюдайте!".

И мы наблюдали, но ничего не происходило. А потом вены стали пульсировать гораздо чаще и сильнее. Этот странный ритм нарастал и казалось, что вот вот я услышу звук биения сердца, мощными толчками гоняющего кровь по этим венам. Биение усилилось и резко замерло на секунду, а потом раздался странный звук. Больше всего это походило на то, когда рвется ткань. С этим звуком на поверхности яйца появились трещины. Они были едва заметными светло-серыми полосками. Постепенно они расширялись одна за другой, одна за другой. Мы завороженно смотрели на то что произойдет дальше.

Раздался очередной треск рвущейся ткани и яйцо разлетелось на осколки. Они оказались намного прочнее, чем могло показаться на первый взгляд. Острые куски порвали металл стоящих рядом машин, и выбили несколько кусочков из стен и асфальта. Посреди раскрывшегося яйца стоял человек. Он был одет в строгий, старомодный фрак. На его длинных ногах были блестящие, лакированные ботинки. Идеально сидящие брюки со строгой стрелкой. На голове были длинные, немного седые волосы, собранные в хвост. Высокие скулы, черные, почти бездонные глаза, тонкие, ярко алые губы, искривившиеся в застывшей полуулыбке. Белоснежную рубашку на шее стягивала странной формы бабочка, украшенная драгоценными камнями. В петличке был белый цветок. Человек опирался длинными руками на мощную трость, полностью черную с золотыми поперечными полосками. Его длинные, сильные пальцы были украшены тремя перстнями.

– Ну наконец-то! – воскликнул человек и поднял руки к небесам. Его голос был каким-то сухим и немного бесстрастным, несмотря на то что он восклицал.

Легко сделав первые несколько шагов, он опустил руку в карман и что-то вытащил из него. Откинув крышку он посмотрел на эту вещь, а потом засунул обратно в карман. Человек посмотрел по сторонам и резко сорвался с места свернув в один из переулков.

Ближе всех к нему была переместившаяся на другой дом Анна. Она спрыгнула с крыши трехэтажного дома и резко рванула за тварью. То что это именно тварь я нисколько не сомневался. Но внешне он был в точности как обычный человек, до этого мне таких видеть не приходилось.

– Стой! – в наушниках раздался голос Марка – Анна! Стой, тебе говорю!

Но девушка уже завернула в переулок и мы поспешили за ней. Первым к повороту приблизился Адил и резко остановился. Он стоял и смотрел не отвечая на наши вопросы. Все что мы ему кричали по микрофонам просто игнорировалось. Второй к повороту успела Ребека. Ее реакция была другой. Она секунду смотрела за поворот, а потом пошатываясь сделала несколько шагов назад и упала, потеряв сознание. Я едва успел ее подхватить, аккуратно уложить на асфальт и вместе с Марком подбежал к переулку. А там нас ждало страшное.

Тело Анны было буквально разорвано на куски. Весь переулок был залит ее кровью. Ноги, руки были оторваны. Верхняя половина головы лежала на асфальте и смотрела на нас с немым укором. Нижней части видно не было. Туловище было буквально впечатано в стену дома. Все внутренние органы были вырваны и разбросаны вокруг. Одна грудь была оторвана, а вторая осталась целой. И сделано это было буквально за несколько секунд, пока мы бежали к переулку.

Как-то так получилось, что я увидел всю эту картину целиком и сразу в мельчайших подробностях. Я бы даже смог воспроизвести подтёки крови на месте оторванной груди. Меня затошнило и вырвало. Я никак не мог остановиться и все что было в желудке вышло наружу. Все полностью. Только когда желудок жалобно застонал пустотой, я смог остановиться. К нам подбежали ребята из других звеньев. Мишель дала мне бутылку с водой и я немного отпил. Но как только бросил взгляд на остатки Анны, то меня снова стошнило.

Я наконец смог осмотреться. Адил бесился и Марку еле удалось его успокоить. Многие сошли с лица, а некоторых вырвало также как и меня.

– Звено Марка возвращается на базу – в наушниках раздался голос Генриха Канзаса. – Остальным звеньям оцепить территорию и не оставлять следов. Сейчас высылаю к вам умников, чтобы собрали всю возможную информацию. Мы отомстим! Обязательно отомстим!

Ко мне подошли Марк, Ребека и Адил.

– Пойдем – обратился ко мне бледный Марк. – Здесь нам больше делать нечего.

Мы вернулись в особняк. Почти никто не разговаривал по пути обратно и по прибытию. Каждый из нас переживал случившееся по-своему. Я заперся в библиотеке и стал искать хоть что-то похожее на описание этого человека. Как мне потом сказали Адил бесился и устроил себе такую тренировку, которая позволила ему излить всю свою ярость и устать, да так что он еле передвигал ноги. Ребека куда-то пропала и что делала неизвестно. А Марк работал с умниками пытаясь у них узнать все что только можно.

Мои же поиски в библиотеке дали огромное количество информации. Под описание подходило множество маньяков и вымышленных персонажей. Мне нужна была хоть какая-то зацепка, чтобы сузить круг подозреваемых. Фрак, носили многие годы, поэтому он помогал отсечь только нижнюю границу. Появился он во Франции в середине восемнадцатого века, поэтому рассматривать убийц и других уродов, действующих раньше не имело смысла. Но фрак так и не вышел из моды и до сих пор иногда использовался. И временной отрезок был слишком большим. Нужно было во что бы то ни стало уменьшить его. Но как? Ответ на этот вопрос могли бы дать хоть какие-то данные, но их не было. В итоге мой организм просто вырубился прямо за планшетом и книгами.

Будить меня никто не стал и я проснулся с отекшими конечностями. Пошел на кухню и вяло ковырял ложкой в тарелке. Настроения не было совершенно. Мне нужны были данные.

Я надеялся, что их мне дадут умники, которые вычистили все на месте убийства Анны. Они собрали даже пробы воздуха. Все, абсолютно, и сейчас собрались в лаборатории и анализировали. Никто даже не подходил к ним кроме Генриха Канзаса, чтобы не мешать и не отвлекать. Но и все сгорали от нетерпения.

А пока можно было заняться чем-то другим, но полезным. И я пошел к Аните. И она мне сказала, что тварь мы потеряли.

– То есть как это потеряли? – переспросил я.

– Она или он, не знаю как правильно, больше не светится на наших радарах и камерах. Тварь не задевает паутину или нашла способ обойти эту систему. Не знаю откуда у нее эти знания, но это факт. Там на улице, она четко светилась, но вот после того как свернула в переулок её как будто больше и нет.

– И как нам теперь ее найти?

– По старинке, ножками и мозгами – ответила Анита, не отвлекаясь от пульта и постоянно что-то там переключая. Ей явно было не до меня. Но я не обращал на это внимание.

– Объясни нормально! – потребовал я, меня это стало нервировать.

– Ну, хорошо – она наконец обратила на меня внимание. Анита повернулась на своем стуле ко мне – нам всем придется очень хорошо поработать. Отобрать и сопоставить факты, вычислить возможное местоположение, собрать множество данных, найти способ победить и после уничтожить эту тварь. Слышал про дедуктивный метод? – после того как я ей кивнул, она продолжила – вот он нам и пригодиться. Поэтому перестань мне мешать и давай все что ты накопал в библиотеке. Всю информацию неси мне. Мы соберем все, что только можно. И добудем если чего-то будет не хватать. Мы не работаем по одиночке и делаем всё вместе, просто каждый делает свою часть.

Я сбегал в библиотеку и принес ей все что смог найти. Она добавила это в общую базу. Во многом мои выводы сходились с информацией собранной другими. Но как и сказала Анита, каждый избрал свой путь. Кто-то смотрел на пол, внешность, рост и другие физические параметры. Кто-то обратил внимание как и я на одежду и предметы, на цветок, обувь, перстни, ткани. А кто-то решил зайти со стороны личности и искал подходящее описание. Теперь ждали ответов от умников, которые анализировали все собранные материалы.

* * *

Генрих Канзас развил бурную деятельность. Он успевал и был буквально всюду и со всеми. Каждому он старался подарить хоть какое-то утешение и помочь справиться со случившимся. Но самое главное, он думал и сопоставлял факты. Под его руководством умники из научного отдела проделали колоссальную работу за два дня. Обычно на это потребовалась бы неделя, но случай был из ряда вон.

 

– Все мы скорбим об Анне – начал свою речь Генрих Канзас, когда собрались все кто работал и жил в особняке – это большая утрата не только для проекта, но и для каждого из нас лично. Она была хорошим бойцом, отличным товарищем и прекрасным человеком. Все вы ее прекрасно знаете и сможете сказать намного больше, но это мы будем делать завтра. Завтра утром мы, как и положено, проводим ее в последний путь! Завтра мы все с ней простимся! Но ее смерть не была напрасной! – он перевел дыхание и после небольшой паузы продолжил – Умники, – Генрих Канзас кивнул в сторону руководителя научного отдела, которая стояла с уставшим лицом, черными кругами под глазами и уже еле держалась на ногах – подготовили нам целый отчёт, который даст нам хотя бы какое то представление о том, с чем мы имеем дело. Прошу вас, Джу Чэнду, расскажите нам все, что вы знаете на этот момент.

Высокая, с узким разрезом глаз, тонким носиком, смуглой кожей, темными волосами с короткой стрижкой. Она была одета в белый строгий халат научного сотрудника и слегка откашлялась прежде, чем начать.

– Благодаря жертве Анны, и собранной вами всеми информации, мы теперь хотя бы приблизительно можем описать с кем имеем дело. Это мужчина, внешность нам удалось зафиксировать и вы всегда сможете посмотреть на фото. Он необычайно силен. Выглядит как человек, но таковым не является. Развить такую силу только мышцами невозможно. Как показал анализ, Анну он разорвал именно голыми руками, без применения силы страха. У нас есть предположение, что на пальцах у него могут вырастать когти, или он использует какие-то предметы, которые их имитируют. К тому же он очень быстр. Анализ скорости перемещения предполагает, что он, как минимум в четыре раза быстрее, чем наши бойцы, даже если они используют страх. Итак, он сильнее и быстрее. Есть предположение, что по одежде, нельзя судить о том из какого века он был. Слишком большой разброс и множество несостыковок. Есть вариант, что он из очень древних существ, когда-то населявших наш мир. После про него сочинялись сказки и разные предания, возможно даже мифы и легенды. И он теперь возродился спустя множество веков. Такое предположение имеет под собой обоснование, если кому-то интересно, то потом посмотрите, вся информация в открытом доступе. Самое главное, что Анна смогла его ранить. Обычным страхом смешанным со светом. Это означает сразу несколько вещей. Первое, его можно ранить, а значит и убить. Второе, всем всегда иметь при себе страх смешанный со светом. Третье, он не будет появляться днем, скорее всего солнце ему будет вредить. Исходя из всего перечисленного я делаю предположение, что это вампир. Не могу сказать, какой конкретно, и вообще данных, для того чтобы это утверждать, не хватает. Но я почему то в этом не сомневаюсь. Хотя ни один из внутренних органов не пропал, и не было потеряно ни капли крови, я все же в этом не сомневаюсь. Поэтому я предлагаю собрать всю информацию об этих тварях. Пока мы с ними ещё не встречались.

– Спасибо, Джу Чэнду – Генрих Канзас поклонился руководителю научного отдела – значит весь остаток времени до сна собираем информацию о вампирах. Но! Не забывайте, что это всего лишь предположение, а значит нужно быть готовыми ко всему. Поэтому не забывайте об остальных возможностях. Анита! За тобой наблюдение за городом! Мы должны его отыскать! Джу! Вы с умниками отдыхайте, хотя бы немного поспите и снова за работу! Остальным собирать информацию и готовится. Всем все понятно! Тогда, за дело!

И мы все взялись за дело выискивая любые крохи информации о вампирах. Тогда я ещё не знал, что это за твари.

* * *

На следующее утро, мы хоронили Анну. Для это мы сели в машины и автобусы и поехали за город. Дорога заняла примерно сорок минут. Рядом со мной сидел не выспавшийся и очень хмурый Адил. Он с утра так ничего и не сказал, кроме обыкновенного: «привет». Да и это произнес с какой-то затаенной злобой. Можно сказать, что пролаял, а не сказал. Да и я тоже не произнес за всю дорогу ни одного слова. Так мы и ехали. А я смотрел в окно и вспоминал Анну. Мы проезжали мимо домов, скверов, парков, сворачивали на перекрестках, а на них люди спешили по своим делам. Никто из них даже не догадывался о том, кто мы такие и что делаем. Мы постоянно спасаем жизни этих людей, рискуя своей жизнью. И вот ещё одна из жертв, а точнее ее остатки, едут на место своей последней остановки. И вдруг на меня накатила злость. Меня буквально распирало изнутри за такую несправедливость. Анну должны хоронить совсем не так. Ей должны быть возданы все почести, какие только возможны. На ее похоронах должен говорить мэр города и весь город должен ее оплакивать. Мое дыхание участилось и кулаки крепко сжались. Я так напрягся, сдерживая свой гнев, что казалось сейчас лопнут глаза. Тут мне на плечо легла рука. Я обернулся и увидел Марка.

Он просто посмотрел мне в глаза и я понял что он меня понимает. Что он тоже чувствует то же самое. И мне стало легче. Рядом с Марком сидела Ребека и когда я посмотрел на нее она мне кивнула. Значит и с ней творилось то же, что и со мной. Об Адиле и говорить нечего, он с самого начала был в ярости и только сейчас немного успокоился. Я понял, что многие в проекте «СТРАХ» думаю также, но мирятся с этим. Ведь с этим действительно пока ничего не поделаешь, но в будущем все можно будет изменить.

Мы доехали до места, и это оказалась пустыня. Среди песчаных барханов было собрано деревянное ложе. Под ним было множество бревен и много хвороста. От этого строения слегка пахло бензином или чем-то подобным. Несколько человек подошли к носилкам, которые ехали в отдельной машине. Но Марк оттолкнул их, и мы вчетвером взялись за ручки. Я шел сзади вместе с Ребекой. Спереди шел Марк и Адил.

Мы поднялись по удобно сделанным ступенькам и положили носилки на специальное место. Сверху они были покрыты толстым белым покрывалом. Украшено оно было золотой нитью и золотыми кисточками по краям.

Мы спустились и встали рядом с остальными. Генрих Канзас снова стал говорить, но я его не слушал. Я вспоминал Анну. Как познакомился с ней, как она мучила меня на тренировках, как отчаянно бросалась в атаку, как мы с ней занимались сексом, как она смеялась. Меня с ней не связывало так много как остальных. Но это была первая смерть, которую я видел в своей жизни. А звено стало моей семьей, которой у меня никогда не было. После Генриха Канзаса говорили все, кто хотел что-то сказать. Я не нашел в себе сил, чтобы хоть что-то произнести.

А потом всем раздали факелы. Мы подожгли их от одного, уже горящего, и все вместе подожгли хворост в основании сооружения. Пропитанное чем-то горючим дерево мгновенно занялось и вспыхнуло. Мы ещё долго смотрели на пламя взвившееся в небо. Оно было таким же рыжим как и сама Анна. Оно весело играло и плясало как будто изображая характер той, которую поглощало. Когда строение рухнуло внутрь себя в небо взметнулся сноп искр, так похожих на ее веснушки. Все было сделано и мы вернулись обратно.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?