3 książki za 35 oszczędź od 50%

Пока все спят. 3 сезон

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Как ты, Максим? – глава наемников пристально посмотрел мне в глаза. – Выглядишь одновременно и уставшим и отдохнувшим.

– Я только, что от Фридриха, его волшебницы способны не только на это – ответил я, падая на стул и устраиваясь поудобнее.

– Ха – ха – ха – рассмеялся Федор, – тебе сделали массаж! – догадался наемник. – После него я тоже себя так чувствую. Тогда усаживайся как можно удобнее, сейчас чай принесут и все обсудим. Ты в следующий раз с массажем поосторожней. Завтра ты будешь чувствовать себя великолепно, но сегодня ты не начто не способен. Лучше сначала делами занимайся, потом массаж, а потом спать. Поверь моему опыту, так намного лучше.

3 серия

– Начнем с твоего похода за пелену, ты когда планируешь выдвигаться? – спросил Федор.

– Завтра, с утра – лениво ответил я, почти засыпая.

– Взбодрись, боец! – взревел наемник и я аж подскочил на стуле. – Дома будешь спать – уже спокойнее сказал Федор, – а сейчас внимательно меня послушай. У тебя всего две недели для похода за пелену. Много сделать ты там не успеешь, но на безрыбье… сам знаешь. Но лучше будет если ты вернешься на один – два дня раньше. Сможешь хоть немного отдохнуть. А дальше мы планомерно будем уничтожать всю организацию теней. Методично, не останавливаясь и до последнего. Людей для слежки и перекрытия всех путей отступления мне хватает. Однако есть одно но. Я не могу тебе гарантировать уничтожение всех членов банды. Если они будут нападать на нас, что нельзя исключать, или будут бежать и прорываться, то мы будем их уничтожать сами без твоего участия. Никто не должен уйти. Но ты всегда будешь на передовой, так что тебе тоже хватит целей.

– Хорошо, – согласился я. Подставлять наемников больше необходимого я не планировал.

– После того как вернешься из-за пелены, то вся связь через Авраама. Они с Михаилом теперь становятся отдельной группой и будут тебя ждать в другом месте. Телефон у тебя останется тем же, но на него придет сообщение с новым контактом. Самое главное набери как можно больше страха и будь готов покинуть свою квартиру. Как только начнем ты туда не вернешься пока все не закончиться. Будь к этому готов. На этом собственно все. Все данные помнит Михаил и если что, то он все расскажет.

– А что с тем, которого мы вчера захватили? – вспомнил я.

– О! Этот персонаж заставил нас потрудиться. Три часа пыток выдержал, но потом заговорил – при этих словах на лице Федора не дрогнул ни один мускул. – Ничего нового он нам не сказал, но некоторые детали уточнил. Захватили мы его не зря, но и без него справились бы. Но, хотя бы опробовали твои силы и уничтожили небольшую часть. Тебя кстати прикрывали все, кто был способен.

– Как? – я удивился.

– А вот так. Рядом с вами было почти сорок бойцов. Они следили за каждым вашим шагом и готовы были в любой момент прикрыть. Об этом даже Авраам с Михаилом узнали только когда вернулись на базу. Даже в соседней квартире были не простые жители а наши бойцы.

– Но зачем? – спросил я. – Для чего было тратить столько сил и ресурсов?

– Причин много, но основная одна. Посмотреть как вы взаимодействуете в группе. И сразу говорю, справились вы выше всяких похвал. Не без мелких недочетов, но они не существенны и объясняются очень просто, вы просто слишком мало времени действуете вместе. Даже Авраам с Михаилом работают не так давно. Но операция прошла успешно. А тебя можно отдельно похвалить, ты молодец, что остался и добил цели. Это было правильным решением. В целом мне очень понравилось. А то, что мы не отпустили вас одних, так это ерунда. Не обращай внимание. Это не недоверие, а скорее забота о том, чтобы все прошло как надо и никто из наших не пострадал. Там было еще три снайпера, которые бы доделали за тебя твою работу, если бы ты сплоховал. Но как видишь все обошлось. И мои бойцы высоко оценили ваши действия. Почти от каждого я услышал, что из вас получилась отличная команда, особенно учитывая сколько времени вы провели вместе. Так что не обижайся и не думай о нас плохо. Все идет так как и должно.

– Да я и не думал обижаться, просто хотелось узнать для чего – ответил я. И был искренен, я действительно не обижался или что – то подобное. Если рассуждать здраво, то Федор поступил совершенно правильно.

– Ну тогда отправляйся за пелену и вернись оттуда целым и здоровым. И главное, готовым ко всему и с большим запасом страха.

– Хорошо, – ответил я.

Я попрощался с наемниками. На выходе встретил Михаила, который не говоря ни слова тепло пожал мне руку и улыбнулся. Такой улыбки от молчаливого и сурового наемника я не ожидал. Для незнакомого с наемником человека она могла показаться злобным, страшным оскалом, предвещающим беду и кровь. Но я понял, что это дружеская улыбка, просто по – другому он не умел. Я запрыгнул на своего монстра и еле добрался до дома, почти засыпая на ходу.

Зато проснулся я в прекрасном расположении духа и чувствовал себя полным сил. Энергия так и рвалась из меня и я знал куда ее деть. Я позавтракал, сходил в душ, оделся для похода за пелену, загрузил вещи на монстра и двинулся к Мишель. Еще несколько дней назад я ей написал, что выкуплю у нее несколько янтарей, они мне были очень нужны. И, конечно, я забрал все янтари, которые у меня были.

– Привет, – поздоровалась не выспавшаяся Мишель, с кислой миной глядя на меня – за пелену?

– Угу, – ответил я – я только янтари забрать. Сколько сможешь отдать мне?

– У меня очень много, сотню могу отсыпать легко – ответила она. Учти, что меньше чем за тысячу я тебе их не отдам.

– На большее я и не рассчитывал – честно ответил я.

Мишель встретила меня на улице с большой сумкой на плече. Она раскрыла ее и мы пересчитали все Янтари, получилось сто двадцать два. С моими двадцатью шестью, было почти сто пятьдесят. Если я их все заполню страхом, то этого может хватить.

– Беру все – сказал я.

– Тогда с тебя сто двадцать две тысячи – ответила Мишель. Пока я переводил ей деньги она спросила – ты на войну собрался что ли? Или опять нашел способ заработать?

– Ну, – начал я, а потом просто улыбнулся. Врать не хотелось, но и правды я раскрыть не мог. Поэтому решил просто промолчать.

– Ну это твое дело, я не суюсь. Но если вдруг понадобиться помощь, то ты знаешь к кому обратиться. Да и любой из “Страха” тебе поможет – сказал Мишель имея в виду бывший проект, в котором мы до этого работали.

– Спасибо – ответил я. Для меня это было важно, их поддержка. Более того, я знал, что произойдет именно так как говорила Мишель. Но я хотел все сделать сам.

Мы попрощались и я помчался к азиатскому блокпосту. Времени было мало, а планов на сегодня много. Я облачился в броню и немедля прошел блокпост. Я двигался большими скачками, так как торопился. За три часа я достиг того места, где мы в последний раз с Адилом дрались вместе. Тогда здесь была тварь засевшая на крыше одного из домов и очень похожая на осьминога. Рядом с этим местом Адил обнаружил источник. Я стал наполнять свои янтари. Перед этим я внимательно огляделся, забравшись на крышу одного из заброшенных домов.

Источник выглядел также как и в последний мой визит к нему. Небольшая черная лужа, посреди огромных куч грязи и мусора. Но в отличии от обычных луж, эта была бесконечно глубокой. По – крайней мере, я ни разу не слышал чтобы у кого – то страх в источнике закончился. Я опустил одну руку в лужу, а в другую взял янтарь. Черпая страх и пропуская его через себя, я отправлял его в янтари. Я наполнял один за одним, пока все артефакты не были заполнены до предела и не разместились в сумке. Теперь можно было возвращаться обратно. Но перед этим я наполнил страхом свою броню. Теперь я сам, буквально истекал страхом. Энергии было полно и вернулся на азиатский блокпост даже быстрее, чем шел от него. Я сел на своего монстра и помчался к американскому блокпосту. Я не успевал.

До блокпоста я добрался только вечером. Если действовать по уму, то следовало остаться с этой стороны пелены и дождаться утра. Но у меня не было времени, первый день из отведенных мне двух недель почти прошел, а я еще не добыл ни одного артефакта. Поэтому глубоко вдохнув я прошел блокпост и пересек пелену.

Я огляделся и никого не заметив, бодрым шагом двинулся в глубь территории страха. Я надеялся преодолеть как можно большее расстояние и найти удобное дерево для ночлега. Я очень спешил и это меня чуть не погубило. Я не заметил тварь.

Если бы я не спешил, то наверняка увидел бы, что одно дерево отличается от остальных. Оно выделялось и цветом и своей фактурой. Слишком много веток и слишком они были раскидистые. В итоге меня схватили за шиворот и потащили куда – то в сторону и вверх. Рюкзак слетел с моей спины и упал, у меня остался только патронташ с артефактами и бесполезные в данном случае пистолет и нож. Я сформировал саблю и наган из страха и попытался отмахнуться от того, что меня тащило, но не попал.

Движение вдруг остановилось и я увидел перед собой ствол дерева. Он раскрылся и превратился в огромную древесную пасть. Меня затягивали в него ветви дерева. И как я не старался их рубить саблей, параллельно стреляя из нагана в пасть, надеясь, что это нежное и уязвимое место, тварь никак не реагировала на мои усилия. Не зная, что мне делать я сопротивлялся до последнего, но мне это не помогало. Неужели я умру вот так?!

– Руби саблей саму пасть – раздалось у меня в голове. Этот голос иногда посещал меня, но никогда до этого не помогал в борьбе с тварями.

Делать ничего не оставалось как последовать совету. Моя сабля замелькала разрубая древесные зубы и губы. И твари это не понравилось. Она заверещала прямо мне в лицо засыпая меня трухой и какой-то слизью. Но я не останавливался и продолжал рубить.

Видимо жертва оказалась слишком опасной и несъедобной. Меня отбросило далеко в сторону и я ударился о ствол другого дерева спиной. Благо моя броня еще держалась и смягчила удар. Я не потерял сознание, но весь воздух из легких вылетел с характерным хаканьем. Я несколько секунд собирался с мыслями и пытался заново научиться дышать.

 

– Вот ведь… – я выругался как только умел. Не очень красиво, но и это мне помогло. Я пришел в себя.

Добивать тварь я не собирался, а вот найти рюкзак было нужно. Его я обнаружил медленно двигающимся по земле в сторону к твари.

– Твою… – снова выругался я и мне снова полегчало.

Я стал рубить ветки, цеплявшие мой рюкзак. Потерять все янтари я не имел никакого права и тварь отступила. она бросила и меня и мой рюкзак. Я спешно схватил свои пожитки и отбежал на достаточное расстояние. Я бы с удовольствием отдышался, но у меня не было на это времени – ночь уже вступала в свои права.

Я прямо на бегу закинул рюкзак себе на спину и через пару километров увидел подходящее дерево. Сегодня придется обойтись без горячего ужина. Я достал из рюкзака обычный армейский сухпаек и удобно разместившись на ветке стал ужинать. Я наконец – то стал успокаиваться, весь день превратился в сплошную гонку с препятствиями на время. Оказывается я сильно устал, чего не замечал до этого момента. Я едва успел привязать себя к дереву, как отрубился до самого утра.

Хотел бы я сказать, что в это прекрасное утро вокруг меня шелестела листва и пели птицы, но это был бы обман. На территории страха, птицы были только хищными и они не пели, зато с удовольствием выклевывали глаза, а потом и все остальное. Я быстро позавтракал новым сухпайком. Если я к вечеру хотел добраться до муравейника, то мне стоило спешить, а не тратить время на кулинарное дело. Но мне очень хотелось нормальной еды и кофе. за последнее время я немного отвык от спартанских условий территории страха. Я слез с дерева и побежал.

Так я еще не передвигался по территории страха. Вместо достаточно осторожного передвижения я ломился как лось сквозь кусты. Первые твари не заставили себя ждать, но они были низкоуровневыми и одну из них я разрубил прямо на ходу, а вторая от меня отстала. Внешне они были похожи на небольших кошек, с неестественно длинными верхними клыками. Вторая пара тварей уже села мне на хвост и бежала следом, не отставая, но и не догоняя меня. Может быть они ждали, что я выдохнусь, а может и просто опасались. С каждым часом моих преследователей становилось все больше. Часть из них я отстреливал из нагана, что давало другим повод остановиться и заняться раненой и верной добычей, чем преследовать неизвестно что. Иногда они сами устраивали заварушку между собой. Когда я видел перед собой ровную и открытую дорогу, то иногда оглядывался, чтобы хоть как – то контролировать ситуацию. Я заметил как две твари столкнулись, уворачиваясь от деревьев. Тут же началась заварушка, победителя которой я ждать не стал.

Когда я добежал до укрытия, то на хвосте у меня висело только две самых упорных твари, которые остановились как только я повернулся к ним лицом. Чем дольше они будут на меня смотреть, тем лучше, я хотя бы успею отдышаться. Но они как то странно на меня посмотрели и решили отступить. Такое поведение для тварей было редкостью. Как правило они редко отступали, только если сначала получали на орехи. Видимо эти были умнее и трезво оценивали свои силы. Две твари четвертого уровня, даже с устрашающими когтями, были мне не ровня.

– Гостей привел и даже не напоив чаем выпроводил. Ай, нехорошо – с укоризной в голосе сказал за моей спиной Марк. А когда я повернулся, то он даже покачал головой.

Мы поздоровались и вошли в наше убежище и по совместительству дом. Я первым делом подошел к очагу и открыл крышку на котелке, заглянув внутрь. На меня пахнуло ароматом мясной похлебки со специями и в животе резко заурчало.

– Через десять минут будет готово, а пока сложи нормально свои вещи и сбегай в душ, как раз немного остынет – Марк умел включать такой тон, что возражать не хотелось.

После душа, я переоделся в чистое и с удовольствием уселся за стол. Марк уже все приготовил и мы с удовольствием принялись за еду. После первой тарелки я наложил себе добавку и уже тогда ел неспешно.

– Ты сюда какими судьбами и надолго ли? – спросил Марк.

– Да вот выдались свободные деньки – что было правдой, у меня действительно было еще двенадцать дней в запасе, десять из которых я мог спокойно провести в муравейнике и два на оставшуюся дорогу назад. – Десять дней буду зачищать муравейник, а потом вернусь обратно. Дела – развел я руки в сторону. Посвещать Марка в них я не собирался, но и врать лишнего не хотелось, поэтому можно было просто перевести разговор в другую сторону. – У тебя как успехи в муравейнике?

– Хорошо, вожусь с четвертым ярусом – спокойно ответил Марк. – Заработал уже целое состояние. Ты сейчас на каком ярусе?

– На девятом – ответил я. – Восьмой я полностью зачистил, теперь буду пробовать девятый, но времени на нормальную зачистку мало, а там скорее всего придется не сладко.

– Скорее всего. Мне кажется, что ты близко подошел к границе, за которой зачистка муравейника становиться опасным делом.

– Наверное, в последний раз твари доставляли много хлопот, прежде чем их удавалось убить. А ты тут уже сколько торчишь?

– Третью неделю – ответил Марк. – Но я и не тороплюсь никуда. Меня здесь все устраивает. Вода, есть, я кстати без тебя замучался ее тащить. Безопасное место есть, да и еды хватает.

– Кстати о еде – встрепенулся я. Сходил за рюкзаком и выложил на стол все припасы, которые принес. Этого хватило бы на месяц двоим здоровым, не обделенным аппетитом парням с лихвой.

– Пополнение запасов это всегда хорошо – улыбнулся Марк и быстро разложил все по своим местам. – Ты кстати где спать будешь?

– А что есть выбор? – спросил я.

– Ага, я во все комнаты сделал кровати и небольшие комоды – спать можешь в любой из них.

– Я уже привык здесь на первом этаже, да и под треск поленьев хорошо засыпать – мне нравится. Так что, пожалуй, останусь здесь.

На этом и порешили. Марк уже облюбовал для себя одну из комнат наверху, а мне очень нравилось внизу на первом этаже. Я даже подвинул свою кровать так, чтобы мне лучше было видно огонь в очаге. Тепло мне было не нужно, но вот смотреть как горит само пламя, мне нравилось. Казалось, что в нем сгорают все беды и печали, мысли просто растворялись и я спокойно засыпал без сновидений.

* * *

Утром после небольшой зарядки и легкого завтрака я отправился к муравейнику. Забравшись на девятый ярус я подошел к первой пещере. Там меня уже ждали три твари пятого уровня. Внешне они походили на странных гномиков с гипертрофированным верхними конечностями. Маленькие ноги и маленькое тело снизу расширялось и превращалось в мощные плечи. Руки неестественно огромного размера превращались в маникюр – мечту многих модниц, не знающих меры. Когти были размером с мой локоть и на каждой руке их было по три штуки. Все это великолепие венчалось маленькой головой со сморщенной, противной мордочкой и круглым ртом, полным острых сходящихся в центре тонких, иглообразных зубов. Меня аж передернуло, зачем я только всматривался в них? Противника надо изучать, чтобы знать в чем заключается главная опасность. Как и всегда я пересек невидимую черту и твари сразу бросились на меня. Испытывать броню на прочность мне совсем не хотелось. Я уворачивался от когтей и рубил саблей в ответ. Мое оружие оставляло глубокие порезы на телах тварей, а при удачном ударе отсекало конечности в слабых местах. Но как бы я ни старался, им удалось меня задеть. Одна из тварь выгадала момент и вонзила свои когти мне в бедро. Броня сдержала часть удара и рана была неглубокой, но все равно заставила меня стонать от боли и грязно выругаться в адрес тварей. В какой – то момент мне показалось, что они заулыбались, но нет. Они даже не думали обращать внимание на свой небольшой успех и радоваться ему. Атака тварей не прекращалась ни на секунду и я не успевал воспользоваться таблеткой, но смог отрубить голову одному противнику. Теперь нужно было разобраться с остальными. Рана продолжала истекать кровью, а я продолжал сражаться. В итоге мне удалось их добить, хотя я и получил еще одно ранение. В отчаянном рывке тварь полоснула меня по груди когтями. До этого мне удалось отрубить один коготь, поэтому на груди были только два пореза, вместо трех. Как только последняя тварь упала, я сразу разломил одну таблетку из патронташа. Мои раны затянулись и теперь можно было заняться поиском артефактов.

Пещера меня приятно удивила, среди артефактов снова появились таблетки, которые были мне так нужны. Но у меня создалось ощущение, что они были здесь как будто на сдачу. Мне представлялось, что каждая пещера имеет свою определенную ценность и когда артефактов не хватает, то досыпают какую – то мелочь. А сейчас этой мелочью были именно таблетки, чему я был несказанно рад. Помимо того, что я мог их очень выгодно продать, они мне будут нужны, если в следующих пещерах твари смогут пробить мою броню с такой же легкостью как и в этой. Всего было семь таблеток, а вот страхоблоков больше не было. Четыре трости, три саркофага, два ожерелья и одна парча. Последняя выглядела как простая синяя тряпка, способная закрыть любую дыру в любом материале, причем герметично. С таким артефактом следовало обращаться очень осторожно. Для этого обычно приспосабливали или банку или какой-нибудь ящик. Артефакт нужно было приложить к дыре и нажать по краям, тогда он активировался и заделывал дыру. Эта реакция на нажатие и доставляла основные неудобства. Прямо в рюкзаке парча могла сработать если на артефакт оказывалось нужное давление. Несколько добытых и ценных экземпляром было загублено именно таким образом. За каждый давали девяносто шесть тысяч. Представителям других стран было тяжело произносить название артефакта, но деваться было некуда. Как в первый раз назвали, то так теперь и будет. Это было право первого нашедшего артефакт. Улов был более чем приличным. Но вот только ранения были большой проблемой. К тому же за один день я мог зачистить не более двух пещер.

Но я мог и погибнуть. Твари стали сильнее и могли меня убить, если какая – то рана окажется слишком серьезной, чтобы я мог себя защитить. В одной из следующих пещер мне попались мелкие, но очень шустрые твари. К тому же их было много. На четырех тонких, но длинных ножках, они были больше всего похожи на ежей или на морские звезды. Их тело представляло из себя комок сплошных игл, которые пробивали мою броню, пусть и не с первой попытки. Твари навалились на меня всей толпой и хотя я сразу убил двоих, они просто задавили меня числом. Я был буквально облеплен ими и получил несколько незначительных ран. Они отбежали от меня и второй их совместный удар стал гораздо результативнее. Но самое противное гораздо более болезненным для меня. Я смог успокоить еще пару тварей, но их оставалось еще больше дюжины. И иглы каждой из них впились в мое тело. Я заорал и рванул из пещеры. Мне повезло, что для нового захода твари отбегали вглубь пещеры, что открывало выход наружу. Я смог восстановить свое тело с помощью таблетки и придумать другую тактику борьбы с тварями. Я заходил в пещеру, и формировал перед собой мощный и толстый щит, в который без раздумий влетали твари. Моя дополнительная защита выдерживала один удар, после чего рассыпалась. Но мне этого хватало, чтобы саблей убить одну или пару тварей, благо умирали они с одного удара. Восстановление щита занимало много времени и большого количества страха. В итоге я провозился до самого вечера и за один день смог зачистить только одну пещеру. И таких проблемных пещер становилось все больше и больше.

Каждый вечер, я рассказывал Марку обо всем произошедшем, а он скрупулезно записывал все в свой журнал. Особо много вопросов он задавал про то как мне удалось тварей победить. За десять дней я зачистил всего шестнадцать пещер. Это было совсем немного, но и не мало. Чтобы нормально заняться девятым ярусом нужно было организовывать поход на пару месяцев. Сорок три пещеры это очень много, особенно если почти в каждой из них тебя ранят и доводят до бешенства. После того как я придумал идею с щитом, то несколько раз он меня выручал. Я в каждую пещеру заходил выставив его перед собой и это давало свои плоды. Но не всегда.

В одной из пещер меня встретила только одна тварь. Она была похожа на огромный бугор из мышц с тупым рогом на голове. Тварь разогналась на своих двух мощных ногах и пробила щит, а потом ударила меня в грудь. Я не успел среагировать и вылетел из пещеры от удара, как пробка из бутылки с шампанским. Я больно ударился о стены у входа и меня закрутило. Но сила удара уже была погашена несколькими переломами ребер и руки. Пришлось срочно использовать две таблетки чтобы восстановиться и унять боль. И это при том, что твари я не нанес никакого урона. Пришлось снова заходить в пещеру, но уже без щита, он был бесполезен. Вместо этого я уворачивался от ударов и наносил свои, целясь по ногам. Верхних конечностей у твари не было, что лично меня радовало. Она могла меня атаковать только рогом и своим туловищем. А я рубил и рубил ноги, пока одна из них не надломилась и тварь не рухнула. Мой противник не мог подняться и ревел от боли, обиды и отчаяния. Я только сейчас смог разглядеть его лицо с совсем человеческими глазами. Он смотрел на меня и у него текли слезы ярости от своего бессилия. Я не собирался мучать тварь больше необходимого и хотел добить ее одним ударом. Но мне это не удалось. Добраться до сердца я не смог, слишком много мышц и костей. Такая же ситуация была и с шеей. В итоге мне пришлось рубить ей шею очень долго. И каждый мой удар сопровождался ревом раненой твари. Она пыталась дергаться и сопротивляться, но я не давал ей такой возможности. Длилось все не больше пяти минут но я был истощен. Не физически, а морально. Эта пещера оказалась для меня настоящим испытанием моей воли. Тварь вызывала жалость с каждым ударом все больше и больше, и наносить следующие было тяжело. Однако я себя смог пересилить и весь дрожащий вернулся домой. Где Марк долго отпаивал меня чаем и подробно расспросил что случилось. Когда я рассказал ему обо всем произошедшем, то мне стало легче.

 

Еще одной тварью, неприятно меня удивившей, стала огромная клякса. она заполнила весь пол пещеры и не поддавалась атакам сабли, моментально залечивая любые раны. Выстрелы из нагана тоже не наносили ей никакого урона и оставалось применить только пламя. Оно пожирало тварь, но очень медленно и неохотно. Тварь дергалась и извивалась, расслаивалась и выпускала длинные щупальца, разделялась на несколько частей и собиралась вновь, всячески мешая пламени и постоянно сбивая его. Я зачерпывал новые порции страха из янтарей и поджигал их, а после бросал в тварь. Я старался делать это как можно быстрее, пока мой противник не сбил пламя и постепенно мне удалось поджечь всю тварь. В итоге она сгорела дотла, а я остался без запаса страха. Все десять янтарей, которые у меня были с собой были пусты. Рядом с муравейником был источник из которого я пополнял свои запасы.

Десять дней прошли в битве с тварями и в разговорах и Марком. Выяснилось, что мое пламя, теперь доступно для всех. Роб и Трейси были освобождены от клятвы хранить молчание, после того как проект страх перестал существовать. Они долго собирались с мыслями и решались, но теперь учат всех желающих нескольким простым заклинаниям. Марк теперь мог немного лечить, как себя так и других. Пламя ему тоже было доступно. Плюс ко всему он умел заставлять страх делать самые разные вещи. Например светиться в темноте, указывать направление к ближайшему источнику воды или страха, предупреждать о приближении тварей. Это конечно не сравниться с артефактами. Таблетка лечила намного быстрее, эффективнее и качественнее чем Марк, но и любое из этих умений могло пригодиться и спасти жизнь.

Я уговорил Марка научить меня и несколько вечеров мы потратили на обучение. Но то ли я был плохим учеником, то ли Марк не мог объяснить нормально, я смог освоить только свет. Но он был слабеньким и сильно отличался от того, что делал Марк. Теперь у меня появилось еще одно дело. Как только выдастся свободное время нужно добраться до Роба и Трейси. Пусть меня научат новым навыкам, даже такая мелочь может помочь в критической ситуации и стать решающей при выживании. Я оставил себе зарубку на память.

Последний мой вечер у муравейника прошел тихо и спокойно. Мы поужинали с Марком и немного выпили виски. Буквально по паре стаканчиков, а потом разошлись спать. Мне что – то мешало уснуть и я ворочался в своей постели из стороны в сторону. В голову лезли самые разные мысли, о тварях, о территории страха, о пелене, о муравейнике. Мысли скакали как бешенные не задерживаясь надолго на одном месте. С наемников на Екатерину, потом я вспомнил о Герде. Проворочавшись несколько часов я уснул. Мне снился Адил, а точнее то как я его нашел мертвым. Он смотрел на меня мертвыми глазами, а я в них читал вопрос: “Почему ты еще не отомстил?” Потом я увидел белобрысого, который и был непосредственным виновником смерти моего друга. Он нагло улыбался мне в лицо со словами “попробуй найди меня”. Я пытался сформировать из страха саблю и разрубить его, но почему – то в этом сне я не мог двигаться. У меня даже не было тела, я мог только крутить головой, но даже сказать ничего не мог. А потом рядом с белобрысым появился Федор Рубеж. Наемник стоял на коленях и был грамотно связан и не мог шевелиться. В руках у белобрысого появился нож и он ухмыляясь приставил его к горлу Федора. Он посмотрел мне в глаза и снова улыбнулся. Не отводя от меня взгляда он перерезал Федору горло и хлынула кровь. Я пытался закричать, но не мог, я даже не чувствовал рта. Кровь из перерезанного горла текла прямо мне в глаза, нарушая все законы физики. Я ослеп, но чувствовал, что она все пребывает и пребывает. Она стала заливать мне нос и я стал задыхаться.

Я проснулся резко встав на постели и тяжело дышал. Снаружи уже светлело и я сориентировался где я нахожусь. “Это всего лишь кошмар!” – успокаивал я себя. Я смог успокоится через несколько минут и решил уже не ложиться. Ничего хорошего от нового сна я не ждал.

– Это всего лишь кошмар – я тихо прошептал, обращаясь к самому себе.

“Нет, это не просто кошмар” – в очередной раз раздался голос у меня в голове.

– Как? Как это не кошмар? – спросил я в пустоту. Но мне уже никто не ответил.

Внутри меня поселилась тревога и я стал быстро собираться в обратный путь. Когда проснулся Марк я уже был готов. Все добытые артефакты были сложены в рюкзак, а больше ничего я забирать не собирался. Только немного еды в дорогу и свое собственное оружие. Артефактов было немного. Сто двенадцать таблеток, шестьдесят четыре трости, сорок восемь саркофагов, тридцать два ожерелья и шестнадцать кусков парчи. Немного, но часть артефактов дорогие. Раньше я бы радовался такой добыче и наверно даже станцевал бы, но сейчас была совсем другая ситуация. Муравейник избаловал меня и такой улов я уже не считал чем – то сверхъестественным. Да и долг перед наемниками в пятнадцать миллионов продолжал давить. Мы с Марком позавтракали и попрощались. Он планировал провести здесь еще несколько недель исследуя муравейник.

Я быстро шел по лесу, стараясь внимательно смотреть по сторонам. Сейчас я был хорошей мишенью, для тех кто захочет отнять у меня артефакты. Один, без помощи друзей и союзников, без крупного оружия, со стороны меня можно было принять за очень удачный вариант для нападения. Но у меня с собой был страх. Я пополнил янтари из источника около муравейника и на максимум усилил свою броню. Поэтому я ничего не боялся, но и подставляться не собирался. До вечера я преодолел большое расстояние и к обеду следующего дня должен выйти к американскому блокпосту, около которого был припаркован мой монстр.

Я быстро поужинал и лег спать. За день я вымотался, да и трудная предыдущая ночь давала о себе знать. Я быстро уснул на ветках, не забыв себя привязать.

Разбудили меня утром странным звуком чего – то скребущегося. Я посмотрел вниз и увидел нескольких тварей, с упоением грызущих дерево, на котором я сидел. Они были похожи на крыс переростков с длинными верхними зубами, тонкими и слабыми конечностями и толстыми тушками. Всего тварей было три и на что они рассчитывали я не понял. Три взмаха саблей и три трупа тварей, разрубленных пополам. Я не задерживаясь отошел на почтительное расстояние, чтобы не мешать тем, кто решит полакомиться трупами. Я снова залез на удобное дерево и позавтракал сухпайком. Желания разводить костер и готовить нормальную еду не было. Я быстро покончил с завтраком под нарастающие звуки драки. Твари дрались за трупы оставленные мной. Визги, вопли, рев и скулеж стали подходящей музыкой для моего настроения. Я спустился с веток и побежал к блокпосту. Пора было покинуть это место, и не задерживаться больше, чем это необходимо. Я смог уйти от встречи с еще одной парой тварей, они были слишком медлительны, чтобы преследовать меня.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?