3 książki za 35 oszczędź od 50%

Пока все спят. 3 сезон

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Пока все спят. 3 сезон
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

1 серия

Нас было трое. Авраам сидел за рулем и следил за дорогой, быстро пробираясь через улицы города и сквозь заторы. Я сидел рядом с ним и смотрел по сторонам, город уже проснулся и люди спешили по своим делам. Третий наш спутник молча сидел на заднем сидении. Он сел по середине и мне казалось, что больше там никто не поместится, настолько он был огромен. Его звали Михаил. Когда он представился, то протянул мне руку и моя ладошка утонула в его медвежьей лапе. На коленях у него лежал автомат последней модели со всеми возможными обвесами. Мне даже стало интересно, не застревает ли его палец между курком и скобой, когда он пытается стрелять. Я отбросил из головы ненужные мысли и уставился на дорогу.

Машина петляла по улицам, рыча мотором и распугивая прохожих. Мы мчались так, как будто за нами по пятам неслась сама смерть. Я схватился за ручки, уперся ногами и думал только о том, что Авраам решил нас убить.

Наконец город закончился и мы помчались по дороге уводящей в пустыню. Машин почти не было, только немногочисленные грузовики, везущие в город товары. Авраам выровнял машину и мы помчались почти по прямой. Сбрасывать скорость наемник даже не подумал, но нас перестало бросать из стороны в сторону.

– Еще немного и доедем, буквально пару часов осталось – сказал Авраам. – Миша, передай водички – наемник шумно отпил из бутылки и протянул ее мне. – Давай, Максим, не тушуйся. Если хочешь, то я тебя немного поучу водить. Это не так сложно как кажется на первый взгляд, всего лишь реакция и умение предугадывать поведение других людей.

– Ты хочешь сказать, что и тебя можно предугадать? – спросил я у Авраама.

– Конечно, – ответил он – я такой же человек как и все остальные. В некоторых областях умею чуть больше, а в других наоборот. Но в целом у меня такое же поведение как и у всех остальных и меня можно предугадать. А на дороге вообще нельзя вести себя непредсказуемо. Я еду быстро, но при этом я не делаю ничего неожиданного для других водителей. А самое главное не меняю направление движения и не суечусь. Для тебя это может выглядеть совсем не так, но это только то, что видишь ты.

– Я бы хотел так научится – ответил я.

– Будет время научим – ответил мне Авраам.

Мы свернули с основной дороги и поехали по небольшой, засыпанной песком. Нас нещадно трясло в машине, даже не смотря на современную подвеску и амортизаторы. Дорога, была, но ее как будто и не было.

– Прямо как на моей родине – смеясь сказал Михаил. Казалось, что его вообще ничего не может потревожить. Я схватился за все, что можно было, а Авраам сжав зубы вцепился в руль. Полтора часа тряски и мы на месте.

Прямо посреди пустыни стоял одинокий, большой ангар. Вход в него был занесен песком и нам пришлось его раскапывать при помощи лопат. Мы вошли в темное помещение и Авраам пропал справа в темноте. Через несколько секунд он что – то дернул с металлическим скрипом и снаружи затарахтел какой – то двигатель. Лампы внутри помещения моргнули, а потом осветили почти все помещение.

– Опять кто – то свет забыл выключить – проворчал Авраам и проходя по ангару выключал не нужное освещение. Я огляделся. Ангар был поделен на четыре помещения. Самым ближним ко входу был огромный зал, занимающий большую часть. Здесь было все, что нужно для тренировок. И штанги, и турники, и какие – то препятствия, макеты зданий и сооружений. Я прошел дальше и увидел комнату отдыха. С двенадцатью двухъярусными кроватями, с отдельным входом в душевую и в туалет. Еще одно место занимала оружейная, сейчас запертая на большой замок. И последней комнатой была кухня со столом, скамейками и диваном. Она же была и комнатой отдыха.

– Здесь мы проведем две недели и посмотрим на что ты способен – сказал Авраам. – Давайте разгружаться и устраиваться, ближе к вечеру проведем первую тренировку.

Мы стали разгружать машину. Личные вещи отнесли к кроватям, каждый выбрал себе ту, которая ему больше нравилась. Продукты отнесли на кухню, и Авраам сразу занялся готовкой. Есть хотелось всем. А мы с Михаилом стали разгружать все остальное. Мне выдали военную форму, точно такую же как у наемников и я в нее переоделся. Михаил дал мне средство связи, состоящее из небольшого наушника, который заодно выполнял функцию микрофона. Включался он одним легким нажатием и совершенно не чувствовался.

После обеда меня стали вооружать. Авраам открыл оружейную и вошел в нее со словами:

– Так, что тут у нас? – никто ему не ответил, но ему и не нужно было. Вообще они с Михаилом были полной противоположностью друг другу. Один шустрый, резкий, быстрый, а второй спокойный и медлительный. Авраам любил поболтать, даже если его никто не слушал, а Михаил был наоборот, крайне немногословен.

– Ты какое оружие предпочитаешь? – спросил меня Авраам.

– Легкое, но точное – ответил я.

Наемник стал просматривать арсенал и я делал это вместе с ним. На огромные раструбы минометов и пулеметов, я даже не смотрел, хотя они и производили определенное впечатление. На самые разнообразные автоматы я обратил больше внимания, но не нашел ничего, чтобы меня заинтересовало. Но вот одна из штурмовых винтовок мне приглянулась. Легкая, компактная, со складывающимся прикладом, оптическим прицелом и магазином на двадцать патронов. Я ее крутил в руках и так и эдак, прикладывал к плечу, целился через оптику, пробовал как лежит в руках.

– Видимо ты уже нашел себе, то что нужно – прокомментировал мои действия Авраам. – Михаил бери свое и пойдемте все приведем в порядок.

На большом столе мы разложили мою винтовку и пистолет. Это было все мое вооружение не считая ножа. Авраам был вооружен мощным автоматом с магазином на пятьдесят патронов, небольшой пушкой, метающей небольшие гранаты и парой пистолетов. Михаил же принес пулемет и гранатомет, и так же как я один пистолет, но гораздо большего размера. Авраам помимо всего прочего принес все необходимое для чистки оружия. Мы разобрали оружие и тщательно все почистили и смазали. Авраам лично проверил мою работу, придирчиво осматривая каждую деталь. Затем довольно хмыкнул и мы стали заряжать магазины патронами. Огромная гора патронов превратилась в ровные ряды готовых к использованию магазинов.

– Ну теперь все готово, можно и потренироваться! – довольно воскликнул Авраам. – Михаил, ты сам или с нами?

– Пока сам – ответил немногословный громила.

Он пошел к штангам и стал разминаться, а мы отправились к укреплениям и прочим препятствиям.

– В общем суть следующая – Авраам обозначил мне маршрут передвижения и упражнения, которые нужно выполнить. – Мне нужно чтобы ты выложился на полную. Пределы твоих сил мне не понятны и я не смогу грамотно планировать наши действия. Так что постарайся и сделай все, что сможешь.

В ответ я кивнул и посмотрел в сторону Михаила, оттуда раздавался грохот железа. Огромная штанга взлетала над головой и с грохотом падала на настил. С лица и лысой головы наемника градом тек пот, но он и не думал останавливаться.

– Сколько там? – спросил я.

– Килограмм двести, меньше Миша не поднимает – ответил мне Авраам. – Все, хватит глазеть! Готов! Тогда начинаем на счет три – он достал секундомер из кармана – Три!

Я на мгновение застыл, а потом помчался по маршруту. Авраам бежал рядом со мной, напоминая, что мне нужно сделать дальше. За сорок восемь минут я сделал все, что было нужно. Бегал в гору, прыгал, приземлялся кувырками, поднимал штангу, забирался по канату, отжимался, прыгал через препятствия, подтягивался и еще десятки разных движений. Когда я закончил, то едва не выплевывал легкие. Я несколько минут пытался отдышаться и даже не заметил как к нам подошел Михаил.

– Сколько? – коротко спросил он.

– Сорок восемь минут тридцать две секунды – ответил Авраам. Он протянул мне бутылочку с водой, к которой я присосался, пока все не выпил.

– А сколько должно быть? – спросил я.

– Ну… – Авраам как – то смутился, или мне показалось – для нас, то есть для наемников тридцать минут это профнепригодность. А хорошим результатом считается двадцать пять минут.

– Получается что я не прошел – и тут у меня в голове, как будто что – то переключилось. – Сейчас вернусь – бросил я наемникам, а сам уже мчался в спальню к своим вещам.

Я вернулся через пару минут держа в руках два янтаря.

– Сейчас попробуем еще раз – сказал я Аврааму.

– Ты же не думаешь, что после того как ты уже устал, у тебя получится лучше? Или… Стоп! Что это у тебя в руках?

– Янтари, в них страх – спокойно ответил я.

– Михаил! Нас ждет, что – то очень интересное! Я за очками – и теперь Авраам сбегал к своему мешку и вернулся держа в руках две пары очков, которые использовали военные, чтобы видеть страх. Он протянул одни Михаилу и приготовил секундомер.

– Три! – крикнул Авраам не предупреждая меня.

Но я был уже готов. Пока он бегал я уже сформировал свою броню и помчался по полосе. Авраам сразу же отстал от меня, но пока я выполнял упражнения догнал. Что они видят через очки я не знал, но думаю, что то же самое, что и я. Я буквально пролетел полосу и остановился даже не запыхавшись, всю работу за меня сделал страх.

– Четырнадцать минут восемнадцать секунд – сказал Авраам, после того как Михаил вопросительно кивнул на секундомер. – Никто из наших так не сможет. Это новый рекорд. Это страх тебе дает такую силу и скорость?

– Ага, и это я еще не сильно напрягался – ответил я. – Думаю, что еще на четыре минуты смогу сократить время.

– Ого! – это будет уже не новый рекорд, а непреодолимая преграда. Простой человек будет не в состоянии сделать все быстрее.

– Тогда получается, что я прошел отбор?

– Конечно – улыбнулся мне Авраам. – У тебя еще много страха?

– Пока хватает, но нужно экономить – я слил остатки страха обратно в янтарь и даже один был заполнен не полностью. Очень много потратил. – Хотя я знаю где взять еще.

 

– Интересный ты человек – сказал Авраам. – Теперь я понимаю, почему вас так боятся.

– Кто боится? – я не понял о ком говорит наемник.

– Военные, кто же еще. Поэтому они и завербовали всех, кого могли к себе. Но даже с учетом того, что они платят деньги, они все равно вас очень боятся. Особенно если кто – то из вас сойдет с ума и начнет творить, что-нибудь нехорошее.

В этот момент в животе у Михаила очень громко заурчало.

– И правда – заржал Авраам, – пора подкрепиться. Вы двое в душ, а я быстро соображу поесть.

Когда мы с Михаилом вышли из душа и переодевшись попали на кухню, Авраам уже все организовал. Огромная кастрюля с кашей и мясом дымилась в центре стола, хлеб и овощи лежали на отдельных тарелках, большой чайник и немного сладостей. Вот и весь наш ужин.

– Я столько не съем – указывая на огромную кастрюлю с кашей сказал я.

– Ты нет – улыбаясь ответил мне Авраам – а вот он запросто – наемник указывал на Михаила и тот в ответ серьезно кивнул. Ко всему, что связано с едой он относился очень серьезно.

Ложки застучали по тарелкам и мы кушали не разговаривая. Только когда дело дошло до чая, то Авраам снова начал болтать, а Михаил достал сигару и закурил.

– Максим моет посуду! – сказал Авраам.

– Почему я? – я хотел возмутиться, но по выражению лиц наемников понял, что спорить бесполезно.

– По – очереди будем, молодой – это была практически единственная фраза от Михаила за весь вечер. В основном болтал Авраам, а я ему отвечал.

Наемника интересовало все, что касалось страха. Он только что увидел его силу и теперь хотел научиться тому же. Но я не знал как помочь Аврааму. Я рассказал ему то, что можно было, чтобы он составил у себя в голове общую картину, но как сделать из обычного человека, того кто владеет страхом, я не знал.

На следующее утро я готовил завтрак. Авраам повесил на кухне график дежурств и теперь каждый знал когда и что он должен сделать. Мы поели и отправились пострелять.

Прямо в пустыне, за нашим новым домом на ближайшее время, был тир. Нет, не профессиональное сооружение или что – то подобное, а просто место, которое так назвали. Там стояли несколько ящиков на разном отдалении друг от друга, на которые выставляли бутылки. Михаил притащил огромный мешок и расставил наши будущие цели.

– Ну давай, показывай на что способен – сказал Авраам.

Я поудобнее взял винтовку и прицелился. Цель была строго на перекрестье оптического прицела и я нажал на курок. Раздался выстрел, но я не попал. Прицелился еще раз, выстрелил и опять промазал.

– Мда… – протянул Авраам. Он почти не целясь вскинул свой автомат и короткой очередью поразил цель. Бутылка разлетелась на множество осколков, разлетевшихся в разные стороны. – Дай мне винтовку.

Авраам взял у меня оружие, внимательно осмотрел и несколько раз прицелился в разные мишени. А потом поразил двумя выстрелами две из них.

– С оружием все в порядке, значит дело в тебе – сказал Авраам. – Давай еще раз, будем тебя учить.

– Со страхом я смогу попасть – ответил я ему.

– Со страхом может и можешь, но и без него тебе тоже надо уметь стрелять. Вдруг он у тебя закончится. И кстати надо поставить тебе на винтовку глушитель, слишком громко. Да и мне не помешает, у нас нет задачи привлечь внимание всего города – после того как я кивнул на Михаила, Авраам продолжил. – А для него глушителей не придумали.

Наш гигант довольно улыбнулся и ушел за глушителями. Когда он вернулся, то стал внимательно следить за нами. Авраам предложил мне сделать еще несколько выстрелов, а сам внимательно следил за мной, не обращая внимание на мишени.

– У тебя несколько ошибок. Давай разбирать. Первая – ты неправильно держишь оружие. Прижми его к плечу – Авраам Стал прижимать ко мне винтовку – упри ее в себя, только так ты сможешь нормально целиться. И встань устойчиво.

Авраам учил меня до глубокого вечера. Оказалось, что я вообще все делал неправильно. Неправильно дышу, неправильно стою, неправильно целюсь, неправильно нажимаю на курок. Наемники бились со мной как скульптор над непослушным куском гранита. И что – то уже начало получаться. С каждым разом они все меньше придирались к тому как я стою и держу оружие. Мои выстрелы стали точнее, а ближе к вечеру я уже уверенно выбивал три мишени из десяти. Но как бы то ни было Авраам был недоволен.

– Завтра посмотрим, как ты будешь действовать в команде, и если все будет хорошо, то все остальное время посвятим стрельбе – на этих словах Авраама наш второй день закончился.

Утром после очень сытного завтрака мы отправились на тренировочную площадку. Там было построено импровизированное здание, которое нам предстояло штурмовать. И мне в этом отводилась особая роль прикрывающего и снайпера. Внутри были механизированные цели, которые выскакивали из разных мест и ими управлял компьютер. Программа каждый раз меняла положение целей и не давала приспособиться, можно было только реагировать.

Первый наш штурм прошел не очень удачно. Я упустил одну из целей и система засчитала, что Михаил был убит, а после него и Авраам, так как остался один. Вторая попытка прошла более успешно, но уже Михаил подвел Авраама не заметив цель, а я не мог прикрыть, мне ее не было видно из – за стены.

– Всего три комнаты, а мы не можем их зачистить без потерь – Авраам ругался как сапожник, но по лицу Михаила я видел, что это все ерунда. Наемник ругался больше для вида.

Третья и четвертая поптыка прошли отлично. Теперь Авраам буквально сиял. При выстрелах я всегда использовал страх, чтобы не промахиваться и исправно поражал все цели, которые предназначались для меня.

– Ну тебя бы только научить стрелять и тогда будем считать что ты готов – подвел итог третьего дня Авраам. С помощью страха ты конечно способен на многое, но и без него надо уметь справляться. Все оставшееся время посвятим стрельбе.

* * *

Я стрелял из всего что только было можно. Разные модели пистолетов и револьверов, названия которых я даже не смог запомнить. Они промелькнули передо мной за два дня и я стрелял без остановки. Авраам и изредка Михаил корректировали мои действия, но с таким оружием я справлялся более или менее удачно. Когда очередь дошла до дробовиков то стало немного сложнее. Но дробовик в принципе такое оружие с которым не надо целиться. Просто направляешь его в нужную сторону и стреляешь. А там уже все зависит от расстояния. Если близко, то с очень большой вероятностью попадешь, если далеко, то скорее всего нет. У меня получалось нормально и мы перешли к следующему виду оружия.

Автоматы, вот с чем я намучался, так это с ними. Когда я формировал их из страха и азартно поливал все вокруг, то совсем не думал, что обычный автомат работает по – другому. Оказывается у него есть режимы стрельбы. Можно стрелять одиночными выстрелами, три за раз и очередью. Еще нужно следить за оставшимся количеством патронов, которые оказываются имеют привычку кончаться, причем в самый неподходящий момент. А уж про разный обвес на оружие я вообще молчу. Чего там только не было. Глушители, подствольные гранатометы, дополнительные рожки с патронами, тепловое наведение, небольшие ракеты, камеры. Но самым интересным оказалась последняя модель, которую сделали китайцы. Они давно стали обгонять другие страны в науке и изобретательстве, с ними могли конкурировать только русские и американцы. Они придумали “Шашоу”. Самый современный автомат, который еще даже у самих китайцев не поступил на вооружение. В нем была тонна электроники, которая помогала бойцу. Небольшой экран на котором высвечивались оставшиеся патроны. Двойной магазин, который можно было снаряжать разными патронами и быстро переключаться между ними прямо в бою. Возможность подключения шлема, куда проецировалось изображение с небольшой камеры на автомате. Она же помогала целиться и смотреть находясь в укрытии. Потрясающая игрушка, с которой мы развлекались все. Авраам и Михаил тоже с удовольствием ей пользовались, но автомат у нас был один и забрать его было нельзя. Другим тоже нужно осваивать новое оружие. Автоматы закончились и мы перешли к более тяжелому вооружению.

Снайперские винтовки, от самой маленькой и легкой, которую я выбрал в самом начале, до огромных и противотанковых, с чудовищными раструбами стволов. Стрелял я посредственно, намного лучше чем в начале, но все еще не очень хорошо. Пять мишеней из десяти я выбивал, но не больше. И это только из моей машинки, из более тяжелых я попадал намного меньше. А вот Авраам стабильно выбивал десять из десяти, причем из любой винтовки.

– Ты постоянно торопишься – говорил мне наемник, – поэтому и не попадаешь. Все делаешь правильно, но слишком спешишь. А тебе бы наоборот, не торопиться.

Я пробовал не торопиться и у меня все равно не получалось. Половина попыток была неудачной. Пули летели куда угодно, но только не в мишень. Я понимал, что стоит мне начать использовать страх и сразу все измениться, но Авраам внимательно следил за тем, чтобы я даже не думал им пользоваться.

Самыми интересными были выстрелы из противотанковой снайперской винтовки. Длинное толстое дуло, тяжелый и неудобный для меня приклад, две сошки, без которых пользоваться винтовкой не было возможности. Снаряды, именно они, а не патроны, заряжались по одному. Размером с мою руку до локтя, блестящие на солнце и всем своим внешним видов внушающие опасение и какое – то беотчетное желание бежать как можно дальше. Мой первый выстрел ушел в молоко и меня едва не оглушило. Спасли наушники, которыми мы пользовались постоянно. От грохота на полигоне можно было оглохнуть за пару дней и навсегда. Меня отбросило отдачей и чуть было не сломало плечо. Но мне очень понравилось. Выстрел вызвал у меня какой – то детский восторг. Мы вели себя как мальчишки, которым в руки попалась игрушка, о которой они и мечтать не могли. Мы ржали как кони и выкрикивали разные гласные и междометия. Даже Михаил не остался в стороне и если так можно сказать, то разговорился. Его “О-О-О” или “Давай еще!” выдавали мальчишку в этом суровом и немногословном мужике. Этот день стал для нас началом настоящего веселья.

На следующий день Авраам, с помощью меня и Михаила, вытащил на полигон пулеметы и гранатометы. Мы разложили все оружие, а потом пошли расставлять цели. Михаил чувствовал себя как рыба в воде, он был специалистом именно по этому виду вооружения. А вот Авраам немного тушевался, как будто был не в своей тарелке. Они вдвоем провели мне инструктаж и я в первый раз встал за настоящий пулемет.

Очередь, сначала короткая, а затем длинная, затяжная, с упоением. И все мимо! Я даже сам расхохотался от удовольствия, хотя и палил в белый свет как в копеечку. Такая мощь сейчас находилась в моих руках и я наслаждался ей. Дав еще одну очередь я уступил место Михаилу, который показал как надо пользоваться этой адской штукой. Он без труда срезал три мишени, в которые целился. В каждую из них пришлось по два – три попадания. Пришлось браться за дело, а не только развлекаться. Через несколько часов, я уже мог более менее сносно управлять пулеметом. Далеко не всегда попадал, но хотя бы кучно стрелял в нужном направлении. Пулеметы мне понравились, но для меня это было не эффективным оружием, хотя теперь я и понимал как ими пользоваться.

А потом дело перешло к гранатометам и ракетометам. Тут началось настоящее веселье. Правда крайне опасное. Михаил строго следил за нами постоянно заставляя прятаться в укрытие при каждом выстреле, нас могло посечь осколками. Но страсть человека к разрушению захватила нас. Мы уничтожили все мишени, которые были установлены для нашей практики, притащили еще и уничтожили новые. И так до самого вечера. Мы не могли остановиться. Но день закончился и само время остановило нас. День закончился и мы довольные отправились спать.

Все две недели мы тренировались и Авраам в целом был доволен нашим взаимодействием. С Михаилом они давно действовали как одно целое и знали друг друга много лет. Я же затесался в их компанию с трудом, но и не без успехов. Особенно это проявлялось когда я использовал страх, своё самое главное оружие. Без него мне не хватало реакции, скорости и силы. Сравниться с наемниками, всю жизнь занимающимися тренировками и войной, мог только человек, который занимался тем же. Как бы там ни было в конце второй недели, мы провели еще несколько тренировок для укрепления взаимодействия. Несколько раз штурмовали здание, и несколько раз я выступал в роли снайпера по движущейся мишени.

Для этого Михаила посадили за руль нашего джипа, а на крышу машины установили мою будущую цель. Мы с Авраамом забрались на крышу ангара, на которой было очень жарко и меня постоянно слепило солнце. Михаил гонял по пустыне делая резкие повороты, стараясь сбить меня, а я постоянно стрелял, как только был готов. Авраам был рядом и подсказывал, как сделать лучше. У нас негласно началось соревнование между мной и Михаилом. Каждый мой удачный выстрел давал одно очко мне, а каждый промах Михаилу. Авраам постоянно разговаривал с огромным наемником по рации и они очень веселились когда мне не удавалось поразить цель. А учитывая, что попадал я редко, то они очень хорошо провели время и постоянно посмеивались надо мной. Но я сжав зубы терпел и старался вложить все на что способен в каждый выстрел. Стрелять без страха, да еще и по движущейся мишени было очень тяжело. Машина постоянно петляла, дергалась на ухабах, исчезала из поля зрения за песчаными барханами, а вместе с джипом дергалась и цель.

 

– Сходи что – ли за страхом – предложил Авраам. Я быстро метнулся к своим вещам и вернулся с парой янтарей. – Давай, стреляй – приказал наемник.

Я облачился в легкую броню из страха и тщательно прицелился. Выстрелил и попал с первой же попытки.

– Мне сейчас показалось? – спросил меня Авраам.

– Что именно? – спросил у него я.

– Давай еще несколько выстрелов – наемник внимательно следил за мишенью.

Я выстрелил, а потом еще и еще. Восемь выстрелов и все в цель, причем в центр мишени. Наемники уже не веселились по рации, а Михаил стал прикладывать больше усилий, но ему это не помогло. Все мои выстрелы попадали точно в цель.

– Миша, меняемся – сказал по рации Авраам.

К ангару подъехал джип и наемники поменялись местами. Авраам намного лучше водил машину, чем Михаил. Ему удавалось меня обмануть меняя направление движения, но я не торопился помня о том, чему они меня учили. Следующие пять выстрелов были с неизменным результатом. Я поразил мишень, которую Авраам заменил.

– Он прав – коротко сказал Михаил. Я вопросительно посмотрел на него, но он не стал ничего объяснять. Только махнул рукой в сторону Авраама, мол тот все объяснит.

Мы тренировались до захода солнца, пока я и Авраам не выдохлись окончательно. Вечером за столом, после того как мы сходили в душ и смыли с себя пот от жары, они мне все объяснили.

– Понимаешь Макс, твои пули летят нарушая все законы физики – начал объяснение Авраам. – Обычно после выстрела пулю сносит немного в сторону от ветра. Помимо этого на нее действует сила тяжести и она постепенно падает вниз. В твоем же случае все не так. После выстрела, твоя пуля по мере приближения к цели начинает двигаться не так. Она просто меняет направление и летит в мишень, вне зависимости от своей прежней траектории. Я не сразу это заметил, но потом когда у меня появилась догадка я стал следить. И если небольшие отклонения вправо и влево можно списать на ветер, то некоторые твои выстрелы отклонялись вверх. Ты стрелял ниже мишени, а пуля просто подлетала по пути, это уже ни на какую случайность не спишешь, причем это было несколько раз. Я прав, Михаил?

– Угу – ответил наемник, не отвлекаясь от еды на своей тарелке.

– Вот – Авраам поднял палец вверх. – Ты же понимаешь, что это значит?

– Что? – спросил я.

– Да много что! – воскликнул наемник. – Например, то что скорее всего ты так можешь управлять и другими снарядами. Завтра попробуем с пулеметом! И с гранатометом! У тебя хватит запасов?

– Конечно – ответил я, осознавая о чем говорит наемник. – Мы почти ничего не тратили из того, что я взял с собой.

На следующий день подозрения Авраама подтвердились. Все пули из пулемета летели четко в цель с небольшим разбросом. Даже если я немного отводил дуло, то пули меняли свое направление. А потом мы попробовали из гранатомета. И получился тот – же самый результат. Все это требовало большого количества страха. Чем тяжелей был снаряд, на который я влияю и чем больше было снарядов, тем больше расход.

– Теперь давай попробуем по – другому – предложил Авраам. Он поставил мишень прямо за бетонный блок, но так чтобы я мог хотя бы немного ее видеть. – Теперь стреляй, посмотрим насколько ты сможешь отклонить пули.

Все прошло с относительным успехом. В этом эксперименте я пользовался обычным пистолетом, но даже так отклонение под углом почти в девяносто градусов требовало очень большого количества страха. Если бы я находился рядом с источником, то можно было бы попробовать и большой снаряд или очередь. Но мои запасы были ограничены объемом янтарей.

– Понятно – протянул Авраам, после того как я ему объяснил, что трачу слишком много страха на один такой выстрел. – Но на всякий случай всегда держи это в голове. Может быть, в особом случае, тебе это пригодиться. Жаль, конечно, что большой расход страха, но и такое может быть применимо.

На следующее утро мы стали собираться обратно. Упаковали все вещи, прибрались там, где успели намусорить, отдраили кухню и все приготовили, чтобы съезжать.

– Ну что? Потренируемся на последок? – предложение Авраама было единодушно поддержано и мы отправились к тренажерам. – Сегодня штанга! У нас потом будет несколько дней, чтобы хорошо восстановиться.

Михаил бы у нас основным тренеров по штанге. Он написал программу маркером на доске и мы приступили к ее выполнению. Огромный наемник внимательно следил за тем, чтобы мы не нарушали технику выполнения и не получили травму. Он был тренером от бога. Почти ничего не объясняя и обладая огромной силой, он просто подходил и держа мою штангу одной рукой, второй поправлял мое движение и сразу становилось понятно, что ты делаешь не так.

Мы отлично потренировались и очень голодные засели на кухне. Михаил как всегда достал сигару, сразу же после ужина. В другое время он не курил, только когда сытно поест и ему больше ничего не надо делать. Авраам так устал, что вел себя необычно тихо. То есть вместо тысячи слов в минуту из него вылетало только сотня – другая. Мы очень устали и решили просто лечь спать, завтра нам предстояло вернуться домой.

Рано утром меня разбудил Авраам. Сегодня он был снова словоохотливым и энергичным как и всегда. Мы плотно позавтракали лошадиными порциями яичницы – сегодня готовил Михаил. Убрали за собой и загрузили вещи в джип. За две недели тренировочный ангар стал для меня почти родным и мне было даже жаль покидать его, но меня ждали мои дела. Нужно было отправиться за пелену, чтобы окончательно расплатиться с наемниками, и приступить к уничтожению теней. А уже потом можно будет и расслабиться, после того как Адил будет отомщен и все подобные мне, будут в относительной безопасности.

Авраам рванул с места, так что у меня даже стукнули друг о друга зубы. Хорошо, что не прикусил язык, но приятного все равно не было.

– Извини, но уж больно печальное у тебя было выражение лица – сказал Авраам и заржал.

Мы ехали обратно также как и на тренировочную базу. Мы с Авраамом спереди, а Михаил сидел сзади посередине, положив автомат себе на колени. Он внимательно следил по сторонам, в то время как я просто пытался удержать свое тело на одном месте. Машину бросало по ухабам из стороны в сторону, пока мы не выехали на нормальную трассу, по которой понеслись ястребом, преследующим свою добычу.

До города мы доехали быстро, а потом наше движение замедлилось. Жара начинала вступать в свои права и когда мы добрались до базы наемников становилось невыносимо. Начинался самый жаркий сезон в году. Я даже заскучал по территории страха, на которой всегда стояла одна и та же погода. Я сразу же пересел на свой мотоцикл.

– К Федору не зайдешь? – спросил меня Авраам.

– За эти две недели от него не было ни одного сообщения, так что думаю, я пока не нужен. Лучше рвану домой, а если что он меня вызовет и я через несколько часов буду тут – ответил я.

– За пелену пока не ходи, вдруг понадобишься. И с Федором свяжись сам, как будешь дома, а лучше прямо сейчас зайди к нему. И уважение проявишь и заодно узнаешь последние новости.

Я решил последовать совету Авраама и мы вместе прошли на базу. Через несколько минут мы узнали, что Федора, главного среди наемников, нет на базе. Он куда – то уехал и никто не знал когда вернется. А без него никто ничего мне рассказывать не будет, даже с учетом того, что я являюсь заказчиком. Я покинул базу наемников и на выходе достал старую нокию – мой способ связи с Федором. Я набросал ему сообщений с кратким описанием прошедших событий, заодно сообщив где меня искать, в случае необходимости.